Financial Times: Поражение Дональда Трампа нанесет удар по европейскому популизму

Недавнее европейское турне государственного секретаря США Майка Помпео включало визиты в Чешскую республику, Австрию и Словению. Оно завершилось подписанием соглашения о двустороннем военном сотрудничестве с Польшей. Все это выглядело так, как если бы администрация президента Дональда Трампа решила возродить  некогда могущественную империю Габсбургов в надежде сдержать влияние Германии в Европе и не допустить ее сближения с Россией. Похоже, скрытая суть этой европейской политики администрации Соединенных Штатов заключается в укреплении стратегического блока стран внутри Европейского Союза, которые давно с подозрением относятся к России и Германии.

Как остроумно отметил Весс Митчелл, бывший помощник госсекретаря США и один из наиболее талантливых стратегов в лагере республиканцев, «Европа во главе с Германией с большой вероятностью означает Европу, дружественную к России». Давняя европейская надежда на уход с арены «большой истории» может превратиться для нее в настоящий кошмар, потому что, как сказал Митчелл, «стратегически зажатая между другими силами, сокращающаяся в геополитическом отношении, многонациональная великая держава не может себе позволить такую роскошь, как отойти от дел».

Если Трамп, как можно предположить на основе его заявлений и действий, считает, что дезинтеграция Европейского Союза отвечает американским интересам, то более изощренная точка зрения Помпео и Митчелла состоит в том, что США не выгоден ни распад, ни стратегическая автономия Европы. Возможно, Соединенные Штаты скорее заинтересованы в консолидации отдельной группы государств в рамках ЕС, которые будут обязаны своей безопасностью и влиянием особым отношениям с Вашингтоном.

В рамках нового внешнеполитического мировоззрения Вашингтона в отношении Европы после «брекзита», такие союзники являются наилучшей страховкой против снижения американского влияния в Старом Свете. Помпео уверен, что страны Центральной Европы – естественные союзники США. Согласно этой концепции, Вена должна заменить Берлин в качестве политической столицы Европы. Консервативный австрийский канцлер Себастьян Курц, который иногда позволяет себе критиковать свою немецкую коллегу Ангелу Меркель, представляется Вашингтону более перспективным лидером дружественного США блока стран, некогда входивших в империю Габсбургов.

В случае переизбрания Трампа, Вашингтон, по всей вероятности, активизирует реализацию этой стратегии, которая приведет к расцвету отношений с такими странами как Польша и Венгрия. Для нынешней администрации Соединенных Штатов визит в Центральную Европу является не менее вдохновляющим событием, чем предвыборная кампания на Среднем Западе. Нелиберальные правительства в Центральной Европе рассматривают Трампа как идеологического союзника, а некоторые открыто выражают восхищение российским президентом Владимиром Путиным. Но сможет ли эта американская стратегия сохраниться, если Трамп проиграет? Переживет ли такой крутой поворот событий проамериканский блок в Европейском Союзе, построенный во время правления Трампа?

На мой взгляд, это крайне маловероятно. Как это ни парадоксально, поражение Трампа на предстоящих в ноябре выборах, может стать идеальным шансом для реализации мечты многих в Париже и Берлине о суверенной Европе. Победа Джо Байдена приведет не только к улучшению отношений между Вашингтоном и Берлином, а также Вашингтоном и Парижем, но и подтолкнет нелиберальные правительства в Варшаве и Будапеште к необходимости искать примирения с Брюсселем.

Развитие отношений между Соединенными Штатами и Европейским Союзом, а также внутри самой Европы после ухода Трампа будут определять три основных фактора.

Во-первых, недавнее социологическое исследование, проведенное по заказу Европейского совета по международным отношениям, позволило выявить, что реакция Вашингтона на пандемию коронавируса сильно испортила имидж Америки среди европейцев. Об ухудшении отношения к Соединенным Штатам заявили 71процент датчан, 68 процентов французов, 65 процентов немцев и 38 процентов поляков. Многие жители европейских стран продолжали сомневаться в возможностях Америки даже после того, как Трамп попытался взять на себя роль мирового лидера. Глубокая обеспокоенность тем, что внутренние проблемы поглотят все силы США, заставляет многих европейских атлантистов выступать за более сильную и более независимую роль Европейского Союза на мировой арене.

Во-вторых, сильное влияние на трансатлантические отношения оказывает продолжающаяся и усиливающаяся конфронтация между США и Китаем. Соединенные Штаты будут нуждаться в достаточно сильном Евросоюзе, который сможет постоять за себя и защититься от угроз, исходящих из его собственного региона. Ни ожидаемое кардинальное изменение отношения к проблемам климатических изменений при новой администрации, ни попытки Вашингтона создать общий фронт против Китая, не оправдывают выделения блока стран бывшей Габсбургской империи в качестве одного из приоритетов европейской политики США. Ослабление Германии не может быть главной целью любой американской администрации, которая на самом деле стремится к сотрудничеству с Европейским Союзом.

И, наконец, в-третьих, и это самое важное, нелиберальные европейские демократии, такие как Польша и Венгрия, которые не скрывают своей приверженности идее трамповской популистской революции, и которые открыто или молча выступали против идеи стратегической автономии Европейского Союза, будут рассматривать администрацию Байдена как безусловную политическую угрозу. Поражение Трампа в ноябре укрепило бы  либеральные силы в Центральной Европе, в то время как недавние события в Белоруссии показывают, что старение – злейший враг популистских авторитарных лидеров, таких как Виктор Орбан, который является премьер-министром Венгрии с 2010 года.

Победа Трампа на выборах в 2016 году заставила многих либерально настроенных европейцев фантазировать о возможности стратегической автономии Европейского Союза. По иронии судьбы, именно его поражение на предстоящих выборах в ноябре может убедить его популистских сторонников в Центральной Европе поддержать стремление Франции и Германии к этой цели.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0