В освобождающейся ото льдов Арктике обостряется соперничество великих держав

Россия и Китай активно работали в быстро меняющейся Арктике, и Америка, кажется, этого почти не замечала.

Растущий интерес стран к Артике и усиление активности в регионе во многом связано с продолжающимся таянием арктических льдов. Соответственно, это привело к увеличению судоходства в водах к северу от Берингова пролива на 128 процентов за последнее десятилетие.

Россия, стремящаяся реализовать этот потенциал, но, не имея достаточного количества незамерзающих портов, быстро воспользовалась меняющимися условиями на севере. Москва вложила значительные средства в укреплении своих военных позиций в Арктике. Было создано Объединенное стратегическое командование, в зоне ответственности которого находится Арктика, восстановлено 50 важных объектов, включая аэродромы, радиолокационные станции и пункты аварийно-спасательных служб, и открыто для эксплуатации 16 глубоководных портов.

Стремясь обеспечить себе безопасный доступ в Арктику, Россия, похоже, все больше склоняется к тому, чтобы лишить этого доступа других стран, вводя для них ограничения на проход по Северному морскому пути. Еще более тревожит то, что в прошлом году Россия разместила там комплексы с противокорабельными крылатыми ракетами «Бастион», достающими через Берингово море до Аляски. По словам предыдущего главы Северного командования ВС США, развертывание этих систем позволит Москве не только «контролировать выход в Арктику через Берингов пролив, но также в любой момент поражать наземные цели в некоторых районах Аляски».

Китай также проявляет повышенную активность в арктической гонке: он получил статус наблюдателя в Арктическом совете, осуществляет проходы своих боевых кораблей через территориальные воды США, открыл исследовательские станции в Норвегии и Исландии, ввел в эксплуатацию два ледокола для дальнейшего «исследования» Арктики и положил начало Полярному шелковому пути.

Китай, испытывающий дефицит ресурсов, заявляет, что такая деятельность не должна вызывать никаких опасений, но стремление Пекина создать арктическую инфраструктуру двойного назначения вызывает вопросы.

В условиях обостряющегося соперничества в регионе Министерство обороны США выразило озабоченность по поводу «признаков пока только зарождающегося, но неуклонно усиливающегося стратегического сотрудничества между Китаем и Россией» как в глобальном масштабе, так и в Арктике в частности.

Эта ситуация вызывают особую тревогу в свете относительной бездеятельности Соединенных Штатов в регионе. Пожалуй, лучше всего положение дел у США в Арктике иллюстрирует состав сил береговой охраны, имеющих  единственный средний ледокол Healy, способный действовать в полярных морях — но и тот стал в ремонт после случившегося в машинном отделении пожара. Без какой-либо надежды вернуть его в строй у США в настоящее время нет ни одного ледокола для действий в Арктике.

Поразительный контраст: у России имеются 54 ледокола, в том числе с ядерной энергетической установкой, многие из которых имеют на борту вооружения.

Ограниченные возможности США усугубляют серьезные проблемы в регионе, где, как выразился командующий береговой охраны США адмирал Карл Шульц, «присутствие равно влиянию». А ввод в эксплуатацию нового американского ледокола для Арктики откладывается до 2024 года.

К сожалению, отсутствие арктических ледоколов — лишь один из многих примеров, когда возможности США отстают от региональных потребностей. К другим существенным недостаткам относятся отсутствие стратегического арктического порта, нерешенные проблемы со связью в высоких широтах, а также нехватка надводных кораблей в составе ВМС и береговой охраны, способных работать в полярных условиях.

Отставной адмирал береговой охраны США Пол Цукунфт сказал в интервью изданию Defense News: «Мы отстаем на пару десятилетий от наших потребностей» в Арктике.

Чтобы начать решать эти проблемы и обеспечить США лучшие позиции в конкуренции за Арктику, Вашингтону необходимо принимать срочные меры.

Во-первых, Конгресс должен обеспечить приоритет в финансировании Северного командования США в вопросе развития средств связи для Арктики. Это будет способствовать улучшению функционирования систем освещения обстановки на ТВД, позволит повысить эффективность проводимых операций, а также расширит возможности «обнаруживать и отслеживать угрозы» в северных широтах.

Во-вторых, Конгресс должен также поддержать строительство глубоководного порта в Номе на Аляске с учетом рекомендаций инженерного корпуса армии США. Это позволит создать инфраструктуру, которая улучшит материально-техническое обеспечение и откроет перспективы для проектирования и строительства эсминцев и специальных судов, предназначенных для работы в арктических водах. Министерству обороны следует проявлять больше усилий в этих вопросах и пересмотреть требования ко всей  инфраструктуре вдоль побережья Аляски и Алеутских островов, чтобы в полной мере реализовать арктическую стратегию.

В-третьих, в соответствии с меморандумом Белого дома Вашингтону следует оценить варианты аренды или ускорения приобретения новых ледоколов, чтобы обеспечить «постоянное присутствие США в Арктике». Без возможностей, предоставляемых такими кораблями, США не могут получить доступ в районы, покрытые арктическими льдами.

В-четвертых, министерство обороны должно поручить руководству ВМС пересмотреть требования к кораблям полярного класса. Пока такие корабли не войдут в состав флота, возможности Соединенных Штатов оспаривать претензии Москвы на Северный морской путь будут оставаться ограниченными.

И, наконец, Конгресс должен поручить Северному командованию США подготовить несекретный доклад с изложением требований, необходимых для реализации Стратегии национальной обороны в отношении Арктики. Документ, аналогичный тому, который был представлен Индо-Тихоокеанским командованием США, обеспечит более эффективный контроль со стороны Конгресса.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0