Сможет ли Россия вытеснить Соединенные Штаты из Ирака

Российская военная кампания в Сирии в 2015 году ознаменовала собой важный переломный момент, как с точки зрения исхода сирийской гражданской войны, так и с точки зрения возвращения России на Ближний Восток в качестве крупной региональной силы после нескольких десятилетий отсутствия. Российская авиация в сотрудничестве с иранскими наземными силами на местах изменила ход войны и спасла от неминуемого краха режим сирийского президента Башара аль-Асада.

С тех пор российский президент Владимир Путин использует эту важнейшую победу в качестве плацдарма для возобновления старых партнерских связей в регионе и формирования новых. В последние годы Москва сумела утвердить себя в роли незаменимого посредника для всех сторон во многих региональных конфликтах, после десятилетий неоспоримого военного превосходства США.

Интересы Москвы в нефтяной сфере

Безусловно, самый важный стратегический интерес России на Ближнем Востоке связан с недавно открытыми запасами нефти и газа. Будучи одним из трех ведущих мировых производителей углеводородов, Россия играет ключевую роль в дальнейшей судьбе мирового рынка углеводородов. С точки зрения Москвы, крупные энергетические проекты могут рассматриваться как коммерческие интересы, которые можно при необходимости использовать для достижения внешнеполитических целей.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что российские интересы в Ираке, где на экспорт нефти и природного газа приходится более 90 процентов доходов бюджета, выразились в потоке инвестиций в энергетический сектор, которые в общей сложности составляют 10 миллиардов долларов. В начале нынешнего года российские официальные лица заявляли о намерении в ближайшие годы вложить 20 миллиардов долларов в проекты по добыче углеводородов. Речь идет о таких компаниях как «Зарубежнефть», «Татнефть» и некоторых других нефтегазовых структурах, связанных с «Роснефтью».

После американского вторжения в Ирак в 2003 году и масштабных дестабилизирующих последствий, которые оно имело в регионе, Москва воспользовалась ошибками Вашингтона, чтобы прочно закрепиться в этой стране. Первые шаги Кремль предпринял в Ираке в 2008 году, когда Путин в качестве жеста доброй воли списал большую часть долга Багдада Советскому Союзу, составлявшего около 13 миллиардов долларов, в обмен на нефтяную сделку на общую сумму в 4 миллиарда долларов.

Когда в 2009 году в Ираке резко обострился межконфессиональный конфликт, многие западные компании частично или полностью вывели свои активы из страны из-за проблем, связанных с безопасностью персонала и бизнеса, образовавшийся вакуум немедленно и охотно заполнили российские компании. В 2009 году нефтяная компания «Лукойл» выиграла один из первых контрактов в послевоенном Ираке на разработку месторождения «Западная Курна-2» в Басре. Этот проект продолжительностью 25 лет предусматривает доведение уровня добычи нефти к концу 2024 года до 800 тысяч баррелей в сутки. Сегодня на это месторождение приходится почти десятая часть общего объема добычи нефти в Ираке и около 12 процентов иракского экспорта.

Среди других сделок, заключенных в последующие годы, следует выделить инвестиции корпорации «Газпром» и ее партнеров в центральном и северном Ираке на общую сумму в 2,5 миллиарда долларов. Российский государственный энергетический гигант добыл 3 миллиона баррелей нефти на месторождениях Саркала в Гармиане, а также приступил к реализации нескольких геологоразведочных проектов на месторождениях Халабджа и Шакал.

В последние годы влияние России только усиливается, особенно после 2014 года, когда Багдад нуждался в экстренной помощи в борьбе против террористической организации ДАИШ (ИГИЛ), а Вашингтон явно медлил с остро необходимыми военными поставками. Тогда Москва по просьбе иракских властей быстро предоставила все необходимое.

В 2016 году в Ирак приехала одна из самых многочисленных и представительных российских делегаций, чтобы обсудить дополнительные направления сотрудничества в сфере безопасности, поскольку наряду с поставками оружия поток российских инвестиций в энергетический сектор Ирака также заметно вырос.

В 2017 году «Роснефть» предоставила региональному правительству иракского Курдистана (KRG) кредит в размере 3,5 миллиарда долларов, тем самым предоставив ему определенный рычаг давления на Багдад, который хотел бы контролировать операции по продаже нефти.

В начале мая 2020 г ода посол России в Ираке Максим Максимов заявил, что очередным объектом масштабных долгосрочных инвестиций станет также газовое месторождение Аль-Мансурия в провинции Дияла.

Трубопроводы имеют особое геополитическое значение и являются одним из важнейших факторов российского интереса к контролю над иракскими энергетическими ресурсами. Так, например, в 2018  году «Роснефть» купила контрольный пакет акций нефтепровода, ведущего из иракского Курдистана в Турцию, и заключила контракт на прокладку параллельного газопровода.

Военные связи

Связи Москвы в Ираке выходят далеко за пределы энергетики. По словам Максимова, только в 2019 году между иракскими и российскими официальными лицами состоялось в общей сложности шестьдесят взаимных визитов. Кроме того, в прошлом году Россия помогла создать командный центр в Багдаде в рамках подписанного ранее соглашения об обмене разведданными, включающего также Сирию и Иран.

При этом вне поля зрения оставались российские связи с проиранскими шиитскими ополчениями, целью которых были попытки бросить вызов доминированию США в сфере безопасности на местах. Эта динамика беспокоит Вашингтон, учитывая региональное партнерство Москвы с Тегераном. Так, члены группировки «Хашд аль-Шааби» в сентябре прошлого года ездили в Москву, а кроме того, посол Максимов, как сообщается, встречался с одним из лидеров боевиков Фалихом аль-Файядом в августе нынешнего года.

Москва привержена идее расширения своего влияния в Ираке, несмотря на все сопряженные с этим риски. Когда в конце 2019 года в стране вспыхнули масштабные антиправительственные протесты, которые встревожили и выбили из колеи многих западных чиновников, российское посольство оставалось открытым, а министр иностранных дел России Сергей Лавров именно в это время прибыл с визитом, посетив Багдад и Эрбиль.

Разумеется, Кремль не упускает ни малейшей возможности вмешаться всякий раз, когда между Багдадом и Вашингтоном возникает напряженность. После американских ракетных ударов, в результате которых на территории Ирака был убит иранский генерал Касем Сулеймани, российские и иракские официальные лица обсудили углубление военного сотрудничества.

Каким может быть ответ США

Как это ни парадоксально, любой затяжной кризис между Соединенными Штатами и Ираном в Ираке может в конечном итоге разрушить все надежды России на дальнейшее расширение влияния в этой стране. Как отмечали некоторые аналитики, успехи России в других странах этого региона стали в значительной степени результатом бездействия и отстранения США, а не какого-либо выдающегося тактического мастерства Кремля.

Вполне вероятно, что любые продолжительные трения с Тегераном привлекут повышенное внимание Вашингтона к Ираку, где уже в ближайшее время может быть предпринят ряд активных политических мер. Американские законодатели недавно выступили против вывода войск из этой страны и пригрозили Багдаду санкциями, если он будет закупать российское оружие.

Русские не обладают достаточными экономическими и политическими ресурсами для того, чтобы противостоять Соединенным Штатам на равных, и явно опасаются перегрузки. В то же время, их стратегическая цель состоит в том, чтобы уравновесить, если не окончательно потеснить Вашингтон с позиции главной международной силы в регионе.

В Ираке, который в настоящее время возглавляют проамерикански настроенные президент Бахрам Салих и премьер-министр Мустафа аль-Казими, в 2021 году пройдут досрочные парламентские выборы. Если проиранские силы получат значительное число мест в парламенте, это позволит России укрепить свое влияние.

Как бы то ни было, Россия, несомненно, добилась в последнее время значительных успехов и ведет долгосрочную и тихую геополитическую игру, которая может принести немалые дивиденды, если Соединенные Штаты не сумеют переориентироваться и ограничить Москве пространство для маневра.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0