CNN: Россия — единственная страна, способная остановить армяно-азербайджанский конфликт. Пойдет ли она на прямое вмешательство?

Одно время казалось, что они стали друзьями. Российский президент Владимир Путин, бывший сотрудник КГБ, сумел переманить на свою сторону одного из самых «неудобных» лидеров стран НАТО – турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Судя по пресс-релизам, они постоянно беседовали по телефону, а затем Турцию выгнали из программы производства истребителей F-35 в наказание за покупку российской зенитно-ракетной системы С-400, и внезапно Анкара оказалась ближе к Москве, чем к брюссельскому альянсу.

Однако, как быстро все изменилось. После столкновения в Сирии, поддержки противоборствующих сторон в Ливии и общего ухудшения отношений из-за постоянной борьбы за влияние на фоне ухода Америки из региона, Путин и Эрдоган уже не звонят друг другу по любому поводу. Фактически, сейчас Эрдоган поставил Путина, возможно, в самое сложное положение за последние годы. Речь идет об эскалации боевых действий между Арменией и Азербайджаном из-за анклава Нагорный Карабах. Всемерная поддержка Турцией военной кампании Баку и ее возможное содействие в форме отправки сирийских боевиков для участия в боях на стороне Азербайджана, помогла последнему достичь быстрых военных успехов. Армения предложила возродить старый формат переговоров, заручилась поддержкой Соединенных Штатов и поклялась продолжать борьбу.

Однако, судя по всему, Армения теряет позиции. И по мере того, как снаряды все чаще достигают мирных районов в обеих странах, молчание Москвы становится все более оглушительным. Региональная сверхдержава, имеющая общую границу с Азербайджаном и связанная формальным военным союзом с Арменией, использует дипломатию, чтобы потребовать прекращения огня, но по-прежнему продолжает наблюдать, как на ее заднем дворе разыгрывается кровавая драма, не оказывая заметного влияния. Между тем, Москве пора бы действовать.

Армения, судя по всему, ничего не может противопоставить турецким боевым беспилотникам и стремительному наступлению армии Азербайджана, и поэтому расширяет конфликт, обстреливая, если верить Азербайджану, его главные города. Сейчас как  раз такой момент, когда Кремль, казалось бы, должен угрозами или бомбами загнать всех в старый, давно установленный порядок, напомнив соседям, кто был их патроном на протяжении многих десятилетий. Но этого не происходит, и трудно понять, почему.

В минувшие выходные Путин провел телеконференцию с членами своего Совета Безопасности, а к полудню понедельника на сайте Кремля появилась информация о том, что он обсудил этот вопрос, в частности, с президентом Таджикистана, который едва ли будет играть центральную роль в борьбе с перспективой регионального пожара.

Существует версия, что премьер-министр Армении Никол Пашинян, пришедший к власти в результате бархатной  революции в 2018 году, активный сторонник реформ западного образца, является сомнительным союзником, которого Москва не любит. Пашинян ведет политику осторожного сближения с Европейским союзом, тем самым уравновешивая глубокие экономические связи своей  страны с Россией. Так что, нельзя исключить, что заставляя нынешнего ереванского лидера попотеть, а возможно и потерпеть поражение, Москва наказывает его за эту политику. Ведь и Крымский полуостров Россия присоединила лишь после того, как Украина слишком далеко зашла в своем порыве сближения с Европой и НАТО в 2014 году.

Однако, этот сигнал о том, что за недостаточную верность России придется платить, возможно, уже услышали в Армении. Тем более, что, согласно многим региональным источникам, союзник Турции, похоже, побеждает. Это весьма рискованный маневр для Москвы, если она рассчитывает, что страна, движущаяся к сближению с ЕС, хотя и очень медленно, после завершения кризиса обратит свой гнев на проевропейски настроенного премьер-министра, а не на своего долгосрочного союзника, Россию, которая оставила ее в трудный момент.

Еще один аргумент заключается в том, что Нагорный Карабах – горный район, который находится внутри границ Азербайджана и выглядит на карте, как загадочная аномалия – просто не имеет с точки зрения Москвы такой стратегической ценности, чтобы тратить на нее военный или политический капитал. И все же Армения является долгосрочным активом Кремля, членом Организации Договора по коллективной безопасности (ОДКБ), который к тому же в августе получил подкрепление в виде дополнительных поставок оружия по сниженной цене, несмотря на ярость более богатого Азербайджана.

На следующей неделе ОДКБ планирует провести на территории Беларуси учения под названием «Нерушимое братство», однако в понедельник Ереван заявил, что не сможет принять в них участия, сославшись на вооруженный конфликт. Разумеется, в России внимательно следят за обстановкой в Армении. С начала кризиса Пашинян несколько раз беседовал по телефону с Путиным. На Западе существует весьма лестное заблуждение относительно российского лидера: там склонны считать, что все вокруг Путина происходит исключительно по его замыслу. Общепринятый нарратив состоит в том, что мастер дзюдо в Кремле легко переигрывает своих противников. Якобы обладая большей гибкостью и не испытывая проблем с системой сдержек и противовесов, он может действовать с прицелом на дальние геополитические перспективы, в отличие от противостоящих ему демократий. Принято считать, что он заранее видит назревающие кризисы и обходит их решительными маневрами, в то время как Соединенные Штаты и Запад лишь выражают свою обеспокоенность в самых сильных выражениях, которые могут себе позволить.

Однако, в последнее время Кремль слишком часто вмешивается в конфликты за рубежом. В настоящее время Москва располагает силами на Украине (в форме пророссийского ополчения), а также в Сирии и Ливии (по словам официальных представителей США). Недавно она также вынуждена была предоставить белорусскому диктатору Александру Лукашенко экстренную поддержку, масштабы и формат которой не получили официальной огласки. Таким образом, речь идет о четырех отдельных кризисах, и все они продолжаются. Достаточно ли у Кремля сил и ресурсов на пятый кризис?

Кроем того, ввести российские войска в Нагорный Карабах было бы весьма непросто. У России есть базы на территории Армении, в Ереване и Гюмри, но ей пришлось бы перебрасывать туда дополнительный контингент по воздуху или просить Грузию о разрешении на сухопутный транзит. К тому же сейчас уже поздно это делать. Азербайджанцы, судя по всему, имеют техническое и стратегическое превосходство, хотя Анкара и отрицает прямые обвинения Франции в том, что Баку получил поддержку со стороны Турции в виде сирийских боевиков.

Кроме того, Путин не слишком комфортно чувствует себя внутри страны. Его рейтинги в социологических опросах лишь недавно восстановились после пандемии и внутренних политических неурядиц. Российская экономика все еще находится в тяжелом положении. Германия обвиняет Путина в том, что он отравил своего самого известного политического оппонента. Проявлений недовольства предостаточно. А Беларусь по-прежнему далека от стабилизации. Может быть, сейчас просто неподходящее время для еще одной военной авантюры?

Если все обстоит именно так, это было бы почти столь же поразительно, как и отсутствие реакции Соединенных Штатов. Традиционно поддерживающая чрезмерное присутствие на нестабильном Кавказе, Америка отреагировала на конфликт в Нагорном Карабахе неожиданно: заместитель госсекретаря США Стивен Бегун позвонил обоим министрам иностранных дел. А на прошлой неделе госсекретарь Майк Помпео усилил ощущение полного безразличия Америки, когда заявил в интервью Fox News: «Мы не одобряем интернационализацию конфликта. Мы считаем, что посторонним следует держаться подальше. Мы призываем стороны к прекращению огня». В принципе, Соединенные Штаты не имеют ключевых интересов на Кавказе, и к тому же они, мягко говоря, отвлечены на свои внутренние проблемы.

Если бы Россия оказалась столь же незаинтересованной и отвлеченной, это было бы просто замечательно для все более откровенной бравады Турции, претендующей на региональное лидерство.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0