Россия расширяет своё влияние в Африке

В 2019 г. шотландский политик Майкл Энкрам, маркиз Лотиан, запросил у Министерства иностранных дел и по делам Содружества (FCO) имеющуюся информацию о планах размещения российских военных баз в Африке, в частности, в Зимбабве. Имелись опасения, что влияние Москвы может столкнуться там с влиянием Лондона. Другой крупный игрок в Африке, Париж, встревожился в 2018 году, когда было замечено появление консультантов по вопросам безопасности из российского ГРУ и  группы Вагнера в окружении политиков таких стран, как  ЦАР, Эритрея, Демократическая республика Конго, Судан, а также в Ливии вместе с войсками Халифы Хафтара. В Ливии российские силы безопасности, как сообщается, понесли тяжёлые потери в боях за Триполи.

Военная активность как инструмент дипломатии

Сотрудничество России со странами Африки отчасти относится к военной сфере. Контрактники из Российской армии и российских ЧВК, связанных с Кремлём, расширили свое глобальное военное присутствие в Африке, стремясь добиться права базирования в полудюжине стран и подписания военных соглашений с 28 африканскими правительствами, согласно анализу Института  по изучению войны. По оценкам американских чиновников, примерно 400 российских наёмников действуют в Центральноафриканской Республике (ЦАР), а недавно Москва поставила военное оборудование для поддержки операций против повстанцев на севере Мозамбика. Россия – крупнейший экспортёр вооружений в Африку; за 2013-2017 гг. на её долю пришлось 39% поставок вооружений в регион.

Влияние Москвы в Бамако?

То, что посол России в Мали, Игорь Громыко, был одним из первых официальных представителей, принятых хунтой, не удивительно. Местный ресурс Bamaco.com сообщает, что военные, возглавившие переворот, только недавно провели год обучения в России. Хотя в подобной  деятельности  нет ничего экстраординарного –  такие страны, как США, например, обучают военных из более 20 африканских стран и существенно влияют на их армейское руководство – это указывает на то, что Россия считает своё присутствие в сфере безопасности в Африке необходимым. Мятеж явился провалом для французской дипломатии, поскольку Париж серьёзно вложился в безопасность Мали через тесный союз с бывшим президентом Мали, Ибрагимом Бубакаром Кейтой. Пребывание Кейта на посту президента, начавшееся в 2013 г.  после переворота 2012 г., свергнувшего Амаду Амани Туре, совпало с миротворческой миссией Франции, и Кремль, возможно, стремится вытеснить Францию из стран Западной Африки, где у Парижа сильные позиции и влияние. Кроме того, Россия может использовать переворот в Мали для экономических сделок, одновременно укрепляя свои геополитические позиции в Западной Африке.

По данным FPRI (Научно-исследовательский Институт внешней политики, Филадельфия, США), российский гигант атомной энергетики Росатом, который напрямую конкурирует со своим французским коллегой за контракты в Сахеле, может выиграть от благоприятных отношений с новыми политическими властями Мали. Nordgold, российская золотодобывающая компания, имеющая инвестиции в Гвинее и Буркина-Фасо, может также расширить свои начинания по добыче на золотых месторождениях Мали.

Однако профессор Ирина Филатова, научный сотрудник ВШЭ (Москва), специалист по российской внешней политике, настоятельно советует относиться с осторожностью к предположениям о вмешательстве России в политику Мали:

«Мне сложно судить, насколько это достоверно, поскольку Москва об этом не сказала ни слова». В самом деле, несмотря на то, что Россия давний партнёр Мали, со времени обретения Мали независимости от Франции в 1960-х гг., ни одного значительного дипломатического соглашения в последнее время не было заключено, если не считать оружейных сделок.   Более того, переориентация хунты от альянса с Францией на Россию может также быть связан с недоверием к своим более традиционным союзникам, когда Франции до сих пор не удалось стабилизировать Мали. Чтобы воспользоваться дополнительными преимуществами переворота в Мали, Россия позиционирует себя как партнёра по борьбе с мятежниками в странах региона.

9 сентября в интервью каналу Sputnik посол Кот-д’Ивуара в России Роджер Гнанго призвал к расширению военного сотрудничества с Россией из-за нестабильности, возникшей в результате переворота в Мали.

Следующий шаг в африканской политике Путина

Растущее присутствие России в Африке можно объяснить также жизненной необходимостью для ней организовать новые торговые маршруты и дипломатические союзы после введение Западом санкций против Москвы за аннексию Крыма в 2014 г. По данным американского   Центра аналитических и международных исследований (CSIS) Москва за последнее время увеличила торговый оборот с Африкой втрое, с 6.6 млрд. долл. в 2010 г. до 18.9 млрд. долл. в 2018 г. Кроме того, Россия расширила свою экономическую активность за рамки торговли оружием, добавив инвестиции в нефте- и газодобычу, а также развивая ядерную  энергетику по всему континенту, в то же время импортируя продукцию добывающей промышленности, например алмазы из ЦАР, бокситы из Гвинеи и платину из Зимбабве.

В политическом плане, Россия стремится к созданию новых альянсов и обретению новых друзей, чтобы восстановить свой имидж мировой державы и уменьшить влияние Запада в регионе, где социализм нередко был частью политической культуры независимых лидеров. Эта политика уже принесла плоды: в 2014 году Россия убедила более половины правительств стран Африки голосовать против или воздержаться при голосовании резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающей аннексию Крыма. Россия подписала соглашения с региональными организациями, такими как  Сообщество развития Юга Африки и укрепила свои многосторонние отношения с африканскими лидерами путём организации Российско-Африканских саммитов.  Руководители ЦАР резюмировали суть этих новых альянсов: «Мы представили наши проблемы, а Россия предложила нам помочь».

 Дестабилизация или традиционный порядок?

Большинство лидеров африканских стран приняли во внимание преимущества объединения с Москвой для достижения политических и экономических целей, а также обеспечения безопасности.  Это даёт им более значительное пространство для маневра в игре против международных законов и на противостоянии России и США; если Вашингтон будет слишком сильно давить на темы, связанные с демократией и соблюдением прав человека, африканские страны могут пригрозить укреплением отношений с Москвой и тем, что они предпочтут торговые отношения, ориентированные на Восток.

Однако влияние России, которая опирается на свой опыт в сфере безопасности и использование в конфликтах контрактников  ЧВК Вагнера, представляет собой риск для стабильности Африки в целом.  Москва для продвижения своей дипломатической повестки может попробовать прибегнуть и к свержению неуступчивых правительств, что, возможно, и имело место в Мали.

Автор: Тео Локерер

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0