Россия и Китай вынуждают STRATCOM пересмотреть свой подход к стратегическому сдерживанию

«Я поставил перед персоналом командования задачу пересмотреть нашу теорию стратегического сдерживания в 21-м веке. Она должна учитывать особенности принятия решений и поведение наших противников, а также определять индикаторы угрозы и условия, которые могут указывать на потенциальные действия», – заявил глава Стратегического командования Вооруженных сил США адмирал Чарльз Ричард в заранее записанном выступлении, прозвучавшем 21 октября на конференции Центра стратегических и международных исследований по ядерной безопасности.

Эта работа будет включать в себя анализ новых возможностей, меняющихся норм, а также потенциальных побочных последствий конфликта.

Дело в том, что высокопоставленные чиновники Пентагона утверждают, что другие мировые державы «размыли границы» между обычными и ядерными конфликтами. Это может стать проблемой для вооруженных сил США, которые практикуют, как правило, различное оснащение, организацию и подготовку своих военнослужащих в зависимости от того, связана ли их миссия с ядерным оружием.

Этот сдвиг вызван растущим вниманием к так называемому «тактическому» ядерному оружию, которое Россия и США могут использовать в качестве инструмента в региональном конфликте чтобы усложнить для противника принятие решений, не переводя конфликт в ядерную войну. Впрочем, оппоненты убеждены, что эта точка зрения ошибочна.

В августе 2020 года тогдашний заместитель начальника штаба ВВС по стратегическому сдерживанию и ядерной интеграции сил генерал-лейтенант Ричард М. Кларк рассказал, что Военно-воздушные силы начали формировать свою стратегию вокруг концепции «интеграции ядерных и конвенциональных вооружений», рассматривая их как две точки единого спектра, а не две различные концепции.

«Мы должны быть в состоянии переформатировать свои возможности. Мы должны уметь планировать и осуществлять комплексные многосферные операции, будь то конвенциональные или ядерные. И самое главное, мы должны научиться воевать в этой новой среде, чтобы достичь наших целей», – заявил Кларк.

Адмирал Ричард утверждает, что конечной целью по-прежнему является обеспечение таких условий, в которых польза от сдержанности (отказа от действий) превышала пользу от возможных действий. Однако, по его словам, «мы должны учитывать возможность такого развития конфликта, которое может заставить противника рассматривать применение ядерного оружия как наименьшее из зол».

К концу нынешнего десятилетия США впервые столкнутся с двумя ядерными державами-соперницами, каждая из которых потребует особой стратегии сдерживания.

По его оценке, Россия «на 75 процентов завершила» интенсивную модернизацию своего ядерного потенциала, а также конвенциональных вооружений, и это свидетельствует о том, что она является «стремительно растущей угрозой».

«Россия расширила перечень ситуаций, при которых они могут рассматривать вопрос о применении ядерного оружия, или, по крайней мере, теперь они готовы говорить об этом публично, – сказал Ричард. – Хотя это и обстоятельство и огорчает, его не следует воспринимать с удивлением».

Китай также является источником растущей угрозы, заявил адмирал, предостерегая свою аудиторию о недопустимости недооценки ядерного потенциала и ядерных амбиций Пекина. По его мнению, к 2030 году китайцы сравняются по ядерной мощи с Америкой.

«Они всегда продвигаются быстрее, чем мы думаем, и мы должны всегда обращать внимание на то, что они делают, а не только на то, что они говорят», – добавил он.

По его словам, инвестиции Китая в «продвинутые» средства контроля и управления, а также постоянные усилия по созданию собственной ядерной триады, со всей очевидностью противоречат заявлениям Пекина о том, что сдерживание должно требовать как можно меньшего объема ядерного арсенала.

Соединенные Штаты указывают на эти две страны, а также на некоторые другие, такие как Северная Корея и Иран, аргументируя необходимость продолжения модернизации американских ядерных ракет, бомбардировщиков и подводных лодок, которая может стоить более триллиона долларов.

«Я отдаю себе отчет в том, что конкуренция великих держав – это еще не конфликт, и не утверждаю, что мы на пути к войне, но как командующий, отвечающий за использование стратегических сил сдерживания для защиты как нашей страны, так и наших союзников, я просто не могу позволить себе такой роскоши, как предположение, что конфликта или войны не будет», – заключил командующий STRATCOM.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0