Соединённые Штаты не победили фашизм во Второй мировой войне – они сделали его глобальным

 «США заслужили репутацию смертельного врага всенародного правительства, всей научно-социалистической мобилизации сознания по всему миру, любой антиимпериалистической деятельности на планете».

Джордж Джексон

Один из основополагающих мифов современного западноевропейского и американского мира состоит в том, что поражение фашизму во Второй мировой войне нанесли либеральные демократии, и особенно Соединённые Штаты. С последующим Нюрнбергским процессом и терпеливым построением либерального мирового порядка,  был построен –  худо-бедно, с постоянными угрозами отката вспять – бастион против фашизма и его дьявольского близнеца на Востоке. Индустрия американской культуры вдалбливает эту версию до тошноты, превратив её в идеологическую жвачку на сахарине и закачивая её в каждый дом и лачугу, торгуя ей на каждом углу через телевизоры и смартфоны, неустанно  противопоставляя запредельное зло нацизма свободе и процветанию либеральной демократии.

Реальные свидетельства, однако, показывают, что эта версия на самом деле основана на ложном противопоставлении, и для того, чтобы понять историю реально существующего  либерализма и фашизма, необходимо отойти от этой парадигмы. Последний, как мы увидим, отнюдь не был искоренён к концу Второй мировой войны; на самом деле он был перепрофилирован или, скорее, повторно пущен в дело, чтобы осуществлять свою историческую функцию: разрушать безбожный коммунизм и его угрозу цивилизующей миссии капитализма. Поскольку колониальные проекты Гитлера и Муссолини стали настолько наглыми и неуправляемыми, когда тот и другой перестали соблюдать более или менее правила игры либерализма, начали открыто нарушать их и затем вообще вышли из-под контроля, пришло понимание, что лучший способ создать фашистский интернационал – это делать всё под либеральным прикрытием, то есть с помощью тайных операций за фасадом либерализма. Возможно, это звучит как преувеличение для тех, чьё понимание истории отформатировано буржуазной социальной наукой, которая сосредотачивает внимание почти исключительно на видимом правительстве и вышеупомянутом либеральном прикрытии, но история тайного правления аппарата национальной безопасности заставляет сделать вывод, что фашизм, отнюдь не побеждённый во Второй мировой войне, успешно интернационализирован.

Архитекторы фашистского интернационала

Когда США вступили во Вторую мировую войну, будущий глава СРУ, Аллен Даллес, сокрушался, что его страна воюет не с тем врагом. Нацисты, как он объяснял, это отстаивающие капитализм арийцы-христиане, в то время как истинный враг это безбожный коммунизм с его решительным антикапитализмом. В конце концов, всего за 20 лет до того Соединённые Штаты были участниками масштабной военной интервенции в СССР, когда 14 капиталистических стран стремились – говоря словами Уинстона Черчилля – «задушить большевизм в его колыбели». Даллес, как и многие его коллеги в американском правительстве, понимал: то, что впоследствии стало называться холодной войной, на самом деле всё та же давняя война, как это убедительно доказал Майкл Паренти: война, которую они ведут против коммунизма с момента его зарождения.

К концу Второй мировой войны генерал Карл Вольф, бывшая «правая рука» Гиммлера, отправился в Цюрих, чтобы встретиться с Алленом Даллесом, где тот работал в Управлении стратегических служб (УСС), организации-предшественнице ЦРУ. Вольф знал, что война проиграна, и хотел избежать привлечения к ответственности.  Даллес, со своей стороны, хотел, чтобы нацисты в Италии под командованием Вольфа сложили оружие перед союзниками и помогли американцам в их борьбе против коммунизма. Вольф, который стал самым высокопоставленным офицером СС, пережившим войну, дал Даллесу обещание развернуть, вместе с командой нацистов, разведывательную сеть против Сталина. Была достигнута договорённость, что генерал, игравший центральную роль в надзоре за нацистской машиной геноцида и который выразил «особую радость», организовав  движение товарных поездов для отправки 5 тыс. евреев в день в Треблинку, получил покровительство будущего директора ЦРУ, который помог ему избежать Нюрнбергского трибунала.

Вольф был далеко не единственным высокопоставленным нацистом, защищённым и пригретым УСС-ЦРУ. Случай Рейнхарда Гелена особенно показателен. Этот генерал в Третьем Рейхе руководил Fremde Heere Ost, нацистской разведывательной службой, действующей против Советов. После войны он был завербован УСС-ЦРУ и встречался со всеми главными архитекторами послевоенного Государства национальной безопасности: Алленом Даллесом, Уильямом Донованом, Фрэнком Уиснером, президентом Трумэном. Затем он был назначен главой первой послевоенной разведывательной службы Германии, и продолжал брать к себе на работу многих из своих подельников-нацистов.

Организация Гелена, как её стали называть, станет ядром разведки Германии. Неясно, сколько военных преступников взял к себе на работу этот увешанный наградами нацист, но по оценкам  Эрика Лихтблау примерно 4 тысячи нацистских агентов были внедрены в сеть, курируемую американским шпионским агентством. При годовом финансировании с полмиллиона долларов от ЦРУ в первые послевоенные годы, Гелен и его костоломы могли орудовать безнаказанно.  Ивонник Денёль объясняет этот поворот с примечательной откровенностью: «Трудно представить, что уже в 1945 году армия и разведслужбы США без колебаний брали на службу бывших нацистских преступников. Уравнение, однако, решалось в то время  очень просто: Соединённые Штаты  только что победили нацистов с помощью Советов. Теперь они планировали победить Советы с  помощью бывших нацистов».

Похожая ситуация сложилась в Италии, поскольку соглашение Даллеса с Вольфом было частью более широкого мероприятия, так называемой операции «Санрайз», в рамках которой происходила мобилизация нацистов и фашистов, чтобы закончить Вторую мировую войну в Италии (и начать Третью мировую войну по всему миру). Даллес рука об руку сотрудничал с будущим руководителем контрразведки ЦРУ, Джеймсом Энглтоном, который в то время работал в УСС в Италии. Эти двое, которые войдут в число самых влиятельных политических деятелей 20-го века, показали, на что  они способны при тесном сотрудничестве американских спецслужб с нацистами и фашистами. Энглтон, со своей стороны, вербовал фашистов, чтобы положить конец войне в Италии с целью свести к минимуму влияние коммунистов. Одним из самых заметных персонажей тут был Валерио Боргезе, потому что этот убеждённый фашист времён режима Муссолини был готов  служить американцам в их борьбе против коммунизма и стал одной из фигур, олицетворяющих послевоенный фашизм и пользующихся международной известностью. Энглтон напрямую спас его от рук коммунистов, и этому человеку с прозвищем «Чёрный принц» была предоставлена возможность продолжать войну против радикальных левых под руководством нового босса  – ЦРУ.

Как только война закончилась, руководство американских спецслужб, включая Даллеса, Виснера и Кэрмела Оффи, «работала над тем, чтобы денацификация проводилась лишь в ограниченном масштабе, – как пишет Фредерик Шарпье. – Генералов, высокопоставленных чиновников, политиков, промышленников, юристов, дипломатов, учёных и настоящих военных преступников пощадили и вернули на прежние посты». Например, человек, руководивший планом Маршалла в Германии, был ранее советником Германа Геринга, командующего Люфтваффе (ВВС). Даллес составил список высших функционеров нацистского государства, которых нужно было защитить и представить как противников Гитлера.  УСС-ЦРУ  приступило к восстановлению органов управления в Германии и Италии вместе со своими союзниками-антикоммунистами.

По оценкам Эрика Лихтблау, более 10 тыс. нацистов смогли эмигрировать в Соединённые Штаты за послевоенный период (по крайней мере, 700 официальных членов нацистской партии получили разрешение на въезд в США в 1930-х, в то время как беженцев-евреев поворачивали обратно). Вдобавок к нескольким сотням немецких шпионов и тысячам эсэсовцев, операция «Скрепка», которая была начата в мае 1945 года, привела в США по меньшей мере 1600 тыс. нацистских учёных вместе с их семьями. Целью этой операции было заполучить великие умы нацистской военной машины и поставить их исследования в ракетостроении, авиации, разработке биологического и химического оружия на службу американской империи. Было создано специальное Объединённое Управление планирования разведывательной деятельности, чтобы вербовать нацистов и подыскивать им места в исследовательских центрах, органах управления, в армии, в спецслужбах и университетах (участвовали, по меньшей мере, 14 университетов, включая Корнуэлл, Йель и Массачусетский Технологический институт).

Хотя из программы официально исключались убеждённые нацисты, по крайней мере, сначала, в реальности был разрешён въезд в США химикам из «ИГ Фарбен» (которая поставляла отравляющие газы для массового уничтожения), учёным, которые использовали заключённых концлагерей для испытания на них новых видов оружия, и медикам, которые участвовали в бесчеловечных экспериментах, ставившихся на евреях, цыганах, коммунистах, гомосексуалистах и военнопленных. Этих учёных, которых в Госдепартаменте, в отличие от операции «Скрепка» называли «гитлеровскими ангелами смерти»,  принимали с распростёртыми объятиями на «земле свободы».  Они получали комфортабельное жильё, лаборатории с ассистентами и обещание гражданства, если их работа окажется плодотворной. Они продолжали проводить исследования, результаты которых применялись в производстве баллистических ракет, кассетных бомб с зарином, производстве биологического оружия с использованием возбудителей бубонной чумы.

ЦРУ сотрудничало также с МИ-6 в создании подпольных антикоммунистических формирований во всех странах Западной Европы. Идея заключалась в том, чтобы  под предлогом возможного вторжения Красной Армии  обучить и оснастить  подпольную сеть боевиков, которые останутся за линией фронта, если русские двинутся на запад. Таким образом, они будут активированы на новых оккупированных территориях и будут выполнять задачи по внедрению, шпионажу, саботажу, пропаганде, подрывной деятельности и проведению терактов. Обе спецслужбы сотрудничали  с НАТО и разведками многих западноевропейских стран над созданием этой обширной тайной организации, оборудованием многочисленных тайников с оружием и боеприпасами и негласным снабжением своих тайных солдат необходимым. С этой целью они вербовали нацистов, фашистов, коллаборационистов и других антикоммунистов из крайне правых. Цифры варьируются в зависимости от страны, но оценки – от нескольких десятков до нескольких сотен и даже до нескольких тысяч человек в каждой стране. Согласно репортажу в телевизионной программе Retour aux sources, в Норвегии насчитывалось 50 ячеек этой подпольной сети, в Германии 150, в Италии более 600, и во Франции 3 тысячи.

Эти обученные боевики впоследствии будут мобилизованы для совершения или координации террористических атак против гражданского населения, ответственность за которые будет возложена на коммунистов, для того чтобы оправдать репрессии со стороны сил «закона и порядка». Согласно официальным данным в Италии, где эта стратегия напряжённости была особенно сильна, насчитывалось 14 591 политически мотивированных терактов с 1969 по 1987 гг., во время которых было убито 491 человек и 1181 ранено. Винченцо Винсигерра, член крайне правой группировки Ordine Nuovo  и организатор взрыва бомбы вблизи Петеано в 1972 г., объяснил, что фашистская Avanguardia Nazionale, как и Ordine Nuovo, мобилизованная для борьбы в рамках антикоммунистической стратегии, ведёт происхождение не от организации, отколовшейся от государственных институтов, но порождена самим государством, а конкретно

отношениями государства внутри Атлантического альянса. Итальянская парламентская комиссия, которая провела расследование деятельности нелегальных формирований в Италии, пришла в 2020 году к следующему заключению: «Все эти массовые убийства, взрывы бомб, теракты организовывались, продвигались и поддерживались людьми из  государственных органов Италии и, как стало известно,  людьми, связанными со структурами американских спецслужб».

Государство национальной безопасности США  занималось и курированием «крысиных троп», то есть переправкой фашистов из Европы и предоставлением им безопасных убежищ в разных странах мира, в обмен на выполнение ими грязной работы.  Дело Клауса Барби – всего лишь одно из тысяч подобных, но оно говорит многое о том, как всё это организовывалось. В Франции он получил прозвище  «Лионский мясник» — в этом городе два года был сотрудником гестапо, включая время, когда по приказу Гиммлера из Франции было депортировано по меньшей мере 22 тыс. евреев. Этот специалист «расширенных методов допроса» известен тем, что запытал до смерти координатора французского Сопротивления Жана Мулена, организовал первую облаву на собрание Всемирного еврейского союза во Франции в феврале 1943 г. и убийство 41 ребёнка (дело детей-беженцев из Изьё) в апреле 1944 г. До приезда в Лион он возглавлял  безжалостные «эскадроны смерти», которые убили более 1 миллиона человек на Восточном фронте, по оценкам Александра Кокбёрна и Джеффри Сен-Клера. Но после войны этот человек, которого эти авторы называют среди трёх самых разыскиваемых из списка эсэсовских преступников, работал в Корпусе контрразведки (CIC) Армии США. Его привлекли для организации подпольных формирований, для вербовки других нацистов и для  шпионажа за французскими спецслужбами во французской и американской оккупационных зонах в Германии.

Когда во Франции поняли, что произошло и потребовали экстрадиции Барби, Джон МакКлой, американский Верховный комиссар в Германии, отказался это сделать, заявив, что обвинения основаны на слухах. Тем не менее, в конце концов, оказалось, что держать мясника Барби в Европе обходится, фигурально выражаясь, слишком дорого, поэтому в 1951 г. его переправили в Латинскую Америку, где он смог  продолжить свою выдающуюся карьеру. Обосновавшись в Боливии, он работал на тайные спецслужбы военной диктатуры генерала Рене Баррьентеса и на министерство внутренних дел и на  антиповстанческое крыло боливийской армии при диктатуре Уго Бансера, а позднее принял активное участие в Какаиновом   мятеже 1980 г. и стал руководителем сил безопасности при генерале Меца. На протяжении всей своей карьеры он поддерживал тесные отношения со своими спасителями из американского Государства национальной безопасности, сыграв центральную роль в операции «Кондор», проекта по борьбе с повстанцами, который объединил диктаторов Латинской Америки, при поддержке Соединённых Штатов, с целью подавлять любые попытки эгалитарных восстаний низов.  Кроме того, он помог в создании наркоимперии в Боливии, включая организацию банд наёмников для наркоторговцев, которые он назвал Los novios de la muerte и чья униформа напоминала форму СС. Он свободно ездил по миру в 1960-х и 1970-х годах; по крайней мере, 7 раз приезжал в США и, скорее всего, участвовал в охоте, организованной ЦРУ с целью убийства Эрнесто Че Гевары.

Та же отработанная схема включения фашистов в глобальную войну против коммунизма отчётливо видна в Японии, систему управления которой до и во время войны Герберт П.Бикс характеризует как «систему имперского фашизма». Тесса Моррис-Судзуки убедительно продемонстрировала преемственность спецслужб, подробно исследовав, как Государство национальной безопасности  США  контролировало и управляло организацией КАТО. Эта частная разведывательная сеть, очень похожая на организацию Гелена, была создана бывшими высшими офицерами армии и спецслужб, включая начальника разведки Императорской армии (Арисуэ Сейдзо), разделявшего со своим американским куратором (Уильямом Уиллоби) глубокое восхищение перед Муссолини.

Американские оккупационные силы также культивировали тесные связи с высшими представителями сообщества японских спецслужб внутренней безопасности, работавших в военное время (в первую очередь это Огата Такетора). Это примечательная преемственность между довоенной и послевоенной Японией привела Моррис-Судзуки и других исследователей к введению термина «межвоенный режим» для описания этого периода  истории Японии, то есть режим, существовавший и в довоенное, и в послевоенное время. Эта концепция также позволяет нам понять, что происходило «на поверхности» в сфере публичного правительства. Для краткости достаточно привести примечательный случай  с человеком,  известным под прозвищем «Дьявол Сёва» за его жестокое правление в Маньчжоу-Го (японской колонии в Северо-Восточном Китае): Нобусукэ Киси.

Большой поклонник нацистской Германии, Киси был назначен министром вооружений премьер-министром Хидеки Того в 1941 г., для того чтобы подготовить Японию к тотальной войне против США, и был одним из тех, кто подписал официальное объявление войны против Америки. Отсидев после войны небольшой срок как военный преступник, он был реабилитирован ЦРУ вместе со своим сокамерником, лидером организованной преступности Ёшио Кадамой. Киси, при поддержке и щедрой финансовой помощи своих кураторов, захватил руководство  Либеральной партией, превратил её в клуб правых из представителей бывшего руководства имперской Японии, и стал премьер-министром. «Деньги ЦРУ  текли не менее 15 лет, при четырёх американских президентах, — пишет Тим Винер, — И они помогли укрепить однопартийное правление в Японии до конца холодной войны».

Кроме того, службы национальной безопасности США создали глобальную образовательную сеть для обучения бойцов, защищающих капитализм  — подчас под руководством опытных нацистов и фашистов – испытанным методам репрессий и пыток, организации беспорядков, а также методам пропаганды и ведения психологической войны. Знаменитая Школа Америк была создана в 1946 г., с  неприкрытой целью обучения нового поколения антикоммунистических бойцов по всему миру. По словам некоторых, эта школа воспитала самое большое количество диктаторов в мировой истории. Как бы там ни было, она – часть намного более широкой институциональной сети. Стоит отметить, например, образовательный вклад Программы общественной безопасности: «Около 25 лет, — пишет бывший сотрудник ЦРУ Джон Стокуэлл, — ЦРУ обучало и организовывало обучение офицеров полиции и военизированных формирований по всему миру методам контроля над населением, репрессий и пыток. В США, Панаме и странах Азии  были созданы школы, которые окончили десятки тысяч выпускников. В некоторых случаях в качестве инструкторов использовались бывшие нацистские офицеры гитлеровского Третьего Рейха».

Фашизм под либеральным прикрытием становится глобальным

Таким образом, американский империум играл центральную роль в создании фашистского интернационала, защищая правых в странах Третьего мира и привлекая их к войне против «коммунизма»– эластичное клеймо, распространяемое на любую политическую ориентацию, которая входит в конфликт с интересами капиталистического правящего класса. Международная экспансия фашистских режимов привела к распространению концлагерей, терроризма и пыток, грязных войн, диктатум,  группировок линчевателей и сетей организованной преступности по всему миру. Примеры можно было бы приводить до тошноты, но я сэкономлю время и просто напомню свидетельство Виктора Марчетти, высокопоставленного сотрудника ЦРУ в 1955-1969 гг.: «Мы поддерживали каждого диктатора-временщика, каждую военную хунту, каждого олигарха в странах Третьего мира, пока они обещали каким-то образом поддерживать  существующий порядок, который, разумеется, служил бы интересам США, военным интересам, интересам бизнеса и другим особым интересам».

Послужной внешнеполитический список США после Второй мировой войны, это, наверное, лучший показатель их уникального вклада в интернационализацию фашизма. Под лозунгами демократии и свободы Соединённые Штаты, по данным Уильяма Блума:

— Предприняли попытки свержения более 50 зарубежных правительств;

— Грубо вмешивались в демократические выборы, по крайней мере, в 30 странах;

— Организовали покушения на лидеров более 50 стран;

— Сбрасывали бомбы на население более 30 стран;

— Пытались подавить народные  или национально-освободительные движения более чем в 20 странах.

Ассоциация за ответственное инакомыслие, в которую входят 14 бывших сотрудников ЦРУ, подсчитала, что эта организация о ответственна за убийство минимум 6 млн. человек в ходе  3 тыс. крупных  и 10 тыс. более мелких операций за период 1947-1987 гг.  Это непосредственно убийства, поэтому в данных не учитывается преждевременная смерть при поддерживаемой фашистами капиталистической системе вследствие массового заключения в тюрьмы, пыток, недоедания, отсутствия питьевой воды, эксплуатации, угнетения,  социальной деградации, экологических заболеваний или заболеваний, которые поддаются излечению (по данным ООН, в 2017 г. 6.3 млн. детей и подростков умерли от причин, которых можно было бы избежать, и связанных с социально-экономическим и экологическим неравенством эпохи капитализма, при которой в мире каждые 5 секунд умирает один ребёнок).

Чтобы утвердиться в качестве глобального военного гегемона и международного сторожевого пса капитализма, правительство США и Государство национальной безопасности полагались на помощь значительного числа нацистов и фашистов, которых они интегрировали в свою глобальную сеть репрессий, в том числе 1600 нацистов, перевезённых в США  в рамках  операции  «Скрепка», около 4000 человек, вошедших в организацию Гелена, десятков или даже сотен  тысяч, которые были реинтегрированы в «послевоенные» — или, скорее, межвоенные — режимы в странах с фашистским правлением, большое количество тех, кто получил свободный доступ на «задний двор»  Империи – в Латинскую Америку — и другие страны, а также тысяч или десятков тысяч человек, входящих в подпольные армии стран НАТО. Эта глобальная сеть закаленных антикоммунистических убийц использовалась также для того, чтобы обучать  террористов по всему миру ведению грязных войн, осуществлению государственных переворотов, организации массовых беспорядков, актам саботажа  и проведению террористических кампаний.

Всё это делалось под прикрытием либеральной демократии и при помощи мощной индустрии её культуры. Истинное наследие Второй мировой войны, это отнюдь не победа над фашизмом либерального мирового порядка; его наследие  — настоящий фашистский интернационал, развившийся под прикрытием либерализма, с целью попытаться уничтожить тех, кто действительно боролся и победил в войне против фашизма: коммунистов.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0