Россия усиливает контроль над нефтью Курдистана

Дочерняя нефтяная компания «Газпрома», «Газпромнефть», объявила о планах запустить  в  2021 г. четвертую скважину на месторождении Саркала в Иракском Курдистане.  Таким образом, она укрепит не только свои позиции, но и позиции России в этом полуавтономном регионе, после фактического поглощения ею курдских нефте- и газопроводов в ноябре 2017 г. Это ещё шире откроет для России двери для двустороннего сотрудничества на всей территории Ирака.

С открытием четвёртой скважины на месторождении Саркала добыча нефти увеличится с сегодняшних 24 тыс. до 32 тыс. баррелей в день. Добыча здесь началась в 2011 г.,  коммерческие поставки с 2015 г..  «Газпромнефть»  в феврале 2016 г. стала ведущим оператором на блоке Гармиан, в который входит Саркала, когда приобрела 40% акций; у правительства Иракского Курдистана 20%, у канадской WesternZagros – 40%. В рамках общего российского плана по Ираку, «Газпромнефть» будет использовать попутный газ из Саркалы для обеспечения электроэнергией нескольких регионов Иракского Курдистана.

У компании «Роснефть», благодаря серии сделок, заключённых в 2017 году, сейчас на руках все козыри в нефтяной отрасли Иракского Курдистана: «Газпромнефти» же  (а не «Газпрому»)  Кремль доверил представлять интересы России в Иракском Курдистане. «Газпромнефть», по сути, является авангардом «Газпрома» в сложных зарубежных проектах, которые затем могут быть включены в его более крупный механизм.

И в случае с Ираком «Газпромнефть» меньше рассматривается как прямой представитель российского государства, чем «Роснефть» или «Газпром»; она привлекает меньше интереса в геополитическом плане. В данном случае «Газпромнефть» может работать на крупнейшем месторождении нефти и, возможно, газа, Иракского Курдистана и юга в целом – на месторождении Бадра.  Политики Иракского Курдистана сейчас у «Роснефти», можно сказать, в кармане, а «Газпромнефть» пользуется поддержкой в Багдаде, так что у России есть возможности, в отличие от других игроков,  работать на всей территории страны, несмотря на тамошний политический раскол.

Пользуясь этим, «Газпромнефть» намерена продолжить работу в Бадре и искать новые возможности на севере и юге Ирака. Изначально «Газпромнефть» начала эксплуатировать Бадру в соответствии с крайне непопулярным контрактом на техническое обслуживание (TSC). Сейчас компания владеет 30% месторождения, в  консорциум  входят также южнокорейская KOGAS, малазийская Petronas, турецкая TPAO и иракская Oil Exploration Company. Контракт TSC рассчитан на 20 лет с возможностью продления еще на пять лет.

Первоначально предполагалось, что Бадра будет производить до 170 000 бар. в день, что принесет хорошую прибыль «Газпромнефти». Однако оказалось, что месторождение имеет гораздо более сложную геологическую структуру, чем предполагалось, а нефть с очень высоким содержанием серы, поэтому смета  выросла примерно на 700 млн. дол. От первоначальной,  пик добычи ставит в 85 000 бар. в день. Однако из-за геополитического значения для России этой деятельности «Газпромнефти» в Ираке, компания не только не планирует сокращать свою долю в Бадре после 2022 г., но планирует расширять работу. Предполагается пробурить  множество горизонтальных скважин для увеличения коэффициента нефтеотдачи и увеличения плато добычи.

Всё это в рамках дальнейшего сотрудничества между Россией и Ираком обсуждалось во время недавней встречи президента российской государственной нефтяной компании «Лукойл»  Вагитом  Алекперовым с премьер-министром и министром нефти Ирака. При этом Россия добивается скорейшего окончательного решения по серии сделок, уже согласованных в 2017 г. Незадолго до волны атак на военные объекты США на юге Ирака в этом году Россия дала понять Ираку (а до этого Ирану), что ряд её компаний, в том числе «Зарубежнефть», «Татнефть» и др. готовы в ближайшем будущем реализовать нефтегазовые проекты в Ираке на сумму не менее 20 млрд. долл.  Однако после усиления в Ираке ультранационалистов в 2018 г., с нарастанием на юге Ирака настроений против иностранцев, российские компании заняли выжидательную позицию.

Тем не менее, в марте 2018 г. «Зарубежнефть» (и частная иранская компания Dana Energy) подписали сделку на 742 млн. долл. по увеличению добычи на нефтяных месторождениях Абан и Пайдар в иракской провинции Илам.  Примерно в то же время были согласованы предварительные договорённости по разработке «Татнефтью», Лукойлом и «Газпромнефтью» нефте- и газовых месторождений на территории Ирака. Россия вновь дала понять, что она весьма заинтересована в получении контракта на разработку газового месторождения Мансурия после недавнего расторжения Ираком контракта с консорциумом во главе с турецкой TPAO. Ключевой частью российского инфраструктурного плана разработки «треугольника месторождений на юге Ирака является заключённый в 2019 г. контракт между компанией «Стройтрансгаз» и Министерством нефти Ирака на разработку нетронутого блока 17 на «серых»  пустынных территориях Ирака в провинции Анбар.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0