В черноморском регионе зарождается неформальный британо-турецко-украинский альянс

Как заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в ходе июльского визита в Британию, торговые отношения между двумя странами являются «очень близкими». На экономических отношениях с Турцией  существенно отражается стремление Лондона укрепить свои торговые связи после «Брекзита». Торговое соглашение между Британией и Турцией важно для обеих стран, причем не только в коммерческом аспекте, но и в геополитическом, поскольку оно может распространиться также на Украину и быть обращено против России, и в частности, против ее интересов в Черноморском регионе.

Этот торговый договор между Турцией и Британией имеет решающее значение, поскольку в последнее время их отношения с Европейским Союзом заметно ухудшились. Брюссель и Анкара разошлись во мнениях по поводу состояния демократических механизмов контроля и баланса ветвей власти в Турции, а также вошли в дипломатический конфликт из-за все более напористой внешней политики в Ливии и Восточном Средиземноморье, направленной против Греции и Кипра. Отношения между Турцией и Соединенными Штатами также обострились, особенно после того как Анкара приобрела российскую ракетную систему С-400, несмотря на резкие возражения со стороны Вашингтона и НАТО. А поскольку Джо Байден, судя по всему, будет следующим президентом США, отношения между Вашингтоном и Анкарой, вероятно, будут и впредь ухудшаться.

В результате Лондон остается одним из немногих друзей Анкары на Западе, и для Эрдогана это торговое соглашение является важным свидетельством того, что у Турции сохраняются тесные экономические и политические связи с крупной европейской страной, которая все еще пользуется международным влиянием. Британия, в свою очередь, готова развивать хорошие отношения с Анкарой в контексте концепции «глобальной Британии», системы альянсов, которую она хочет построить после выхода из ЕС.

Еще оставаясь членом Европейского Союза, Британия была одним из главных сторонников членства Турции в этом блоке. Лондон также занимал значительно более сдержанную позицию по сравнению с другими европейскими столицами, когда они дружно осуждали президента Реджепа Тайипа Эрдогана за ухудшение внутриполитической ситуации в стране. Когда Турция начала военную операцию в Сирии в 2019 году, Соединенное королевство на первом этапе неохотно осуждало Анкару, в отличие от других стран НАТО, точно так же, как и в случае с вмешательством в Ливии.

С самого  начала было очевидно, что после «Брекзита» Британия неизбежно укрепит свои отношения с Турцией, тем более что британский премьер-министр Борис Джонсон часто с гордостью вспоминает, что его прадед по отцовской линии Али Кемаль был министром внутренних дел Османской империи.

Джонсон осуждающе называет «культом» движение Фетхуллаха Гюлена, некогда союзное Эрдогану, но теперь причисленное Анкарой к числу террористических организаций. Он также поддерживает политические чистки, устроенные  в Турции после попытки переворота, которые привели к аресту более полумиллиона турецких граждан, не только в вооруженных силах, но и в системе образования, средствах массовой информации, политике и многих других сферах.

Похоже, что в концепции «глобальной Британии» Джонсона Турции отведена роль опоры, плацдарма для возобновленного международного влияния после «Брекзита», и это создает огромные риски для интересов безопасности России, особенно в Черном море.

Эрдоган был возмущен, когда канадский премьер-министр Джастин Трюдо приостановил поставки вооружений в Турцию из-за ее вмешательства в войну между Азербайджаном и Арменией. Поскольку речь шла, в том числе, и об авиадвигателях, это был первый удар по беспилотникам TB2 Bayraktar, столь высоко ценимым Эрдоганом, который использует их в своих военных авантюрах не только в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе, но также в Эгейском море, для шпионских операций против «союзника» по НАТО Греции. Он даже распорядился о создании базы беспилотников на оккупированном Северном Кипре для слежения в Восточном Средиземноморье.

Как недавно стало известно, так называемые «отечественные» дроны Bayraktar использовали компоненты, поставляемые девятью иностранными компаниями, в том числе и канадской. Хотя Эрдоган был разгневан решением Трюдо, он нашел британскую компанию, которая заменила канадцев. Решение Лондона об участии в программе производства беспилотных аппаратов TB2 Bayraktar является тем более спорным, что пять из девяти упомянутых компаний отказались от сотрудничества с Турцией из-за ее роли во второй Нагорно-Карабахской войне.

Хотя формирующийся неофициальный альянс, по всей видимости, пока ограничивается экономическим и военно-техническим сотрудничеством, появляются тревожные сообщения о том, что британские войска будут размещены в украинском порту Николаев на Черном море.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил в интервью BBC, что если британские войска «высадятся там и останутся насовсем, мы не будем иметь ничего против. С первого дня российской агрессии Британия активно поддерживала Киев и оказывала практическую поддержку, причем не только военную».

После выхода из Европейского Союза Британия не только не ослабит своего давления на Россию, но скорее даже усилит эту кампанию. Не входя в число арктических стран, она стремится с помощью агрессивных демаршей пробить себе путь в арктическую геополитику, подрывая российское доминирование в регионе. Как бы то ни было, британская кампания максимального давления создает нестабильность на обширных российских границах, в том числе на Украине и в Черноморском регионе.

Таким образом, сегодня мы можем наблюдать, как возникает неформальный трехсторонний альянс между Британией, Турцией и Украиной. Об этом свидетельствует и тот факт, что в 2019 году украинская компания «Укрспецэкспорт» и турецкая «Baykar Makina» создали в Стамбуле совместное предприятие «Black Sea Shield» для разработки беспилотных летательных аппаратов, развития технологий двигателестроения и создания высокоточных управляемых боеприпасов. Фактически Турция даже позволит Украине продавать произведенные на ее территории беспилотники «Bayraktar», которые теперь будут выпускаться с британскими комплектующими, после того как несколько иностранных компаний вышли из турецкой программы. Трудно сказать, могут ли в настоящее время производиться эти боевые машины, учитывая массовый отказ иностранных партнеров от сотрудничества, но вполне можно ожидать, что украинские и британские компании в конечном итоге заполнят образовавшийся вакуум.

В одиночку ни Турция, ни Украина не в состоянии бросить вызов российскому превосходству в Черном море. Поэтому они надеются, что смогут склонить чашу весов в свою пользу, объединив усилия и тесно сотрудничая, особенно если Британские королевские ВМС будут постоянно находиться в Николаевском порту. Украина по-прежнему не признает российского суверенитета над Крымом, в то время как Британия сохраняет санкции в отношении Москвы, введенные в наказание за воссоединение, а Турция устами своего лидера постоянно утверждает, что Россия якобы нарушает права крымско-татарского этнического меньшинства.

Эрдоган использует турецкое меньшинство, будь то в Сирии, Греции или на Кипре, чтобы оправдать вторжения или вмешательство во внутренние дела суверенных государств. В настоящее время Эрдоган использует крымских татар, чтобы получить право вмешиваться в проблему статуса полуострова, и одновременно помогает Украине вооружаться. Заручившись турецкой и британской дипломатической и технологической, и, возможно, ограниченной военной поддержкой, Украина может набраться храбрости и начать кампанию против Крыма, либо попытаться помешать российской торговле в Черном море.

Итак, анализ событий позволяет заключить, что между Британией, Турцией и Украиной в настоящее время формируется неофициальный трехсторонний альянс, направленный против интересов России в Черном море. Этот альянс призван изменить сложившийся статус-кво и создать собственную структуру безопасности в регионе, на собственных условиях.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0