Столкновение между Турцией и Россией неизбежно

 

Турция и Россия, которые воевали между собой двенадцать раз за последние несколько столетий – сомнительные союзники. В 2015 году, когда турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик, любое согласие между ними стало еще менее вероятным, чем обычно. А убийство российского посла в Анкаре Андрея Карлова год спустя вообще являлось поводом для войны. Поразительно, но после этого критического момента две страны стали, напротив, даже ближе друг к другу. Поскольку российский президент Владимир Путин пытается вбить клин между Турцией и ее союзниками по НАТО, остается неясным, как будут развиваться дальнейшие отношения между этими историческими противниками.

Россия, занимающая 17 миллионов квадратных километров Евразии к северу от Турции, является для Анкары непреложной реальностью. А с позиции Кремля, стремление 80-миллионной мусульманской страны снова расширить свое влияние за пределы собственной границы означает угрозу традиционной сфере влияния России. Кавказ является тем регионом, где амбиции двух этих мощных держав будут всегда сталкиваться между собой. Если Турция рассматривает Грузию в качестве потенциального союзника по НАТО, Россия на протяжении столетий считает Кавказ местом, где расположены государства-клиенты, которых она держит на коротком поводке. С начала двадцатого столетия Турция не помышляла о том, чтобы поднять оружие против России, хотя издавна хотела воссоединиться со своими тюркскими братьями на востоке. Однако события прошлого года продемонстрировали ее готовность вмешаться в конфликт, и этот конфликт опять парадоксальным образом фактически сблизил обе стороны.

На протяжении десятилетий конфликт из-за Нагорного Карабаха оставался замороженным, и у Баку не хватало политической воли действовать самостоятельно, поскольку это означало неминуемый конфликт с Россией, которая оказывает полную поддержку Армении. Однако вмешательство Турции в 2020 году вместо того чтобы обострить ситуацию, фактически привело к мирному договору и территориальным преобразованиям. Путин подытожил свою терпимость к турецким военным авантюрам, когда заявил в ноябре: «Сегодня они (Франция и Германия) совместно выполняют свои обязательства по обеспечению безопасности НАТО так, как считают нужным. Почему мы (Турция и Россия) не можем делать то же самое?»

Это заявление проливает свет на то, почему этот «брак по расчету» так много значит для Кремля: во все более многополярном мире Россия способна создавать себе имидж только за счет использования отношений с другими державами. Некое подобие альянса с Турцией не только ограничивает возможности других держав вторгнуться в сферу влияния России, но и имеет дополнительную ценность, поскольку подрывает единство НАТО.

Если кризис с российским СУ-24 в 2015 году стал поворотным пунктом в отношениях Турции с Россией, он также показал, что Сирия будет образцом того, как они могут объединять свои усилия за счет других держав. Бросив спасательный круг режиму Асада, Россия действовала вразрез с позицией международного сообщества, одновременно расширяя свое присутствие в регионе, который на протяжении многих лет был исключительно американской «зоной ответственности». А предоставив Анкаре возможность нанести удар по своим врагам-курдам на сирийской территории, Кремль смог показать себя в качестве полезного союзника.

В то время как отношения Анкары с Вашингтоном определяются личными связями, выборами, институтами и общественным мнением, ее отношения с Россией носят исключительно личный характер. Именно Владимир Путин, по имеющимся данным, предупредил Реджепа Тайипа Эрдогана в 2016 году о попытке государственного переворота, и он же сразу поздравил турецкого президента с победой над мятежниками. С тех пор они лично встречались друг с другом чаще любых других мировых лидеров.

Несмотря на то, что на протяжении шести десятилетий Турция делала все необходимое для сближения с европейскими странами, сегодня шансы на ее вступление в Европейский Союз являются более призрачными, чем когда-либо. Однако вместо того чтобы интегрироваться с китайской инициативой «Один пояс, один путь» и одновременно возобновлять связи с тюркскими народами Центральной Азии, Турция придает все большее значение своим отношениям с Россией.

Эта тенденция была ярко проиллюстрирована решением Анкары о покупке российской системы ПВО С-400. Это привело не только к исключению Турции из программы производства и закупок американских истребителей-невидимок пятого поколения, но, что гораздо более важно, впервые с тех пор, как Советская Россия поддержала турецкое государство в борьбе против Греции в двадцатые годы прошлого века, Анкара столь смело вышла из орбиты западного влияния ради сближения с Россией.

Сталкиваясь с растущими вызовами в сфере безопасности, Европа едва ли может себе позволить потерять страну, обладающую вторыми по величине вооруженными силами в НАТО, в то время как Турции также не стоило бы забывать о рациональности Путина: Россия будет сотрудничать с Турцией только до тех пор, пока это отвечает ее интересам.

Несмотря на способность России поддерживать отношения, «не основанные на правилах», она не может соперничать с Западом в экономическом отношении и обеспечить Турции сопоставимые доходы от торговли. При этом Анкара, безусловно, не может себе позволить лишиться их. Хотя Турция и Россия искали точки соприкосновения везде, где это было возможно, Анкара будет колебаться, опасаясь подвергнуться дальнейшим международным санкциям, принимая во внимание острые экономические проблемы, которые она испытывает в настоящее время.

Каждая из двух стран сейчас знает, что у другой есть сила и, что важно, воля для осуществления решений, которые она принимает. В ближайшее время столкновение между ними неизбежно. Лидерам России и Турции достаточно лишь вспомнить историю, чтобы точно сказать, где это может произойти: в районе Черного моря, на Кавказе или в Центральной Азии, где турецкая политика все больше угрожает России.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0