Невидимая депрессия

Источник перевод для mixednews – antilopa

Великая депрессия, которую согласно заявлению председателя ФРС Бена Бернанке удалось предотвратить, была частью фонового излучения нашей экономики по меньшей мере с 2008 года.

Просто это как радиация — она невидима.

Мы называем это восстановлением, снижением уровня безработицы, неуклонным ростом, а в последнее время вялым восстановлением. Мы измерили скромный рост нашего ВВП и констатировали конец нашей так называемой Великой рецессии в июне 2009 года. А теперь мы говорим, что если такой разочаровывающий рост внезапно прекратится (а такие опасения имеются), то мы окажемся в новой рецессии.

Февраль 1931 года. Очередь безработных в столовую, которую Аль Капоне открыл в Чикаго

Нет ничего печальнее слухов о новой рецессии, когда вы ещё не вышли из предыдущей. Возьму на себя смелость подозревать, что в будущем историки ясно увидят прошедшее и назовут всё это гнилое время депрессией.

Точное определение депрессии, конечно, остаётся спорным, как и всё остальное в области экономики. Согласно некоторым из определений, это долговременный спад экономической деятельности, часто характеризующийся необычно высоким уровнем безработицы, банковским кризисом, долговым кризисом правительства, внезапными банкротствами и другими ужасными симптомами, которые мы видим в заголовках почти ежедневно.

Не называть это депрессией легко, если вам каким-то образом удалось сохранить в целости ваши средства к существованию в это время. Но важно помнить, что во время депрессии не каждому приходится вставать в очередь за пособием по безработице.

По данным министерства сельского хозяйства США, почти каждый седьмой американец получает продовольственные талоны. Это более 44 миллионов человек. Если они выстроятся в очередь, и кто-нибудь снимет это на чёрно-белую плёнку, их можно будет легко принять за людей из 30-х годов. Вместо этого они идут в продуктовый магазин и используют свои кредиты как деньги. Социальная язва не выставляется напоказ, как признак мрачности и обездоленности.

На прошлой неделе агентство Associated Press сообщило, что уровень бедности в Америке достиг отметки, невиданной с 1960-х годов. Проведя опрос среди ряда экономистов и учёных, телеграфное агентство предсказало, что официальный уровень бедности при при сентябрьской оценке Бюро переписи достигнет 15,7%. В этом случае будут сведены на нет все достижения президента Линдона Джонсона по борьбе с бедностью.

Бедность — синоним слова «безработица». Наша экономика не создавала достаточного количества достойно оплачиваемых рабочих мест в течение многих лет. Глобализация, развитие технологий, аутсорсинг, иммиграция и схемы финансистов взяли своё. Никто не может точно сказать, когда появятся рабочие места, а многие из оставшихся рабочих мест оплачиваются далеко не так, как, скажем, должность среднего руководителя.

«Половина рабочих мест имеет оплату менее чем 34 тысячи долларов в год», — отмечает в недавней статье в Нью-Йорк Таймс автор книги «Так богаты, так бедны: почему так трудно покончить с бедностью в Америке» Питер Эдельман. — Последние 40 лет мы тонем в низкооплачиваемых рабочих местах».

Если вы не желаете назвать эту эпидемию растущей бедности невидимой депрессией, назовите это золотым веком безработицы. Работники, уволенные сегодня, могут получать пособие по безработице в течение 99 недель, не будучи сигналом экономического бедствия для общества. За это время лишившиеся работы люди часто теряют уверенность, навыки, и могут пополнить ряды хронических американских безработных, когда они более не входят в официальное число безработных, которое сейчас составляет 8,2%.

Каковы социальные последствия того, что миллионы людей не имеют занятости много лет подряд? Выпускники колледжей, стремящиеся начать карьеру, попадают на работу в Старбакс. Профессионалы среднего возраста обращаются в бюро временного найма за левой работой, которую они когда-то считали ниже своего достоинства. Люди предпенсионного возраста просто раньше уходят на пенсию. Даже если завтра мы сможем вернуться к полной занятости, след всех этих жизней вхолостую может оказать влияние на поколения.

Поскольку экономика шатается, государственный долг приближается к 16 триллионам, и мы слышим опасения Конгресса по поводу возможного фискального обрыва к концу года. Многие государства и местные правительства также борются с массовым дефицитом. Три города в Калифорнии потерпели банкротство.

Американские компании предупреждают о замедлении роста в связи с европейским кризисом, однако индекс Доу-Джонса для акций промышленных компаний пересёк отметку 13000, и некоторые обозреватели предсказывают новые максимумы для этого индекса в ближайшее время.

Рост фондового рынка — парадокс, так как процентные ставки упали до новых минимумов после того, как в прошлом году США потеряли свой рейтинг «три А». Нельзя сказать, что инвесторы неосторожны. Просто любое другое место делает их ещё более осторожными. Это не является признаком восстановления.

Рынок недвижимости также выглядит благополучным, маскируя истинное состояние экономики. Разбитые банки не спешат отбирать дома у заёмщиков, порой позволяя им жить без оплаты более года. Результатом является теневой учёт домов, никто не может учесть их точно. На коммерческой стороне рынка недвижимости банки и инвестиционные фонды также не спешат снижать цены. Новые сверкающие дома ещё можно продавать. Но на старых домах висят знаки «В аренду».

Лечением для нашей больной экономики была отсрочка  бедствий путём помощи налогоплательщику и чрезвычайных мер от Федрезерва. До сих пор такая стратегия срабатывала. Вместо резкого крушения мы получили медленный депрессивный спад, который при желании можно не замечать.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *