Да, Россия – наш геополитический враг №1

Источник перевод для mixednews – molten

17.09.2012

Самым смелым гамбитом президентских выборов до сей поры было утверждение Митта Ромни о том, что Россия, это «геополитический противник Америки №1». Республиканский кандидат впервые обмолвился об этом месяц назад, и с тех пор был пригвождён к позорному столбу демократами за «устаревшее мышление» времён холодной войны.

Критика в сторону Ромни лишь укрепила его точку зрения в отношении России. Более не наделяя Москву никакими номерами, Ромни, тем не менее, ясно дал понять, что на его взгляд, «всему, что бы мы ни делали на мировой арене, они стараются препятствовать». В частности, он ссылается на обструктивное поведение русских, когда речь идёт о улаживании конфликта в Сирии и разрастании кризиса с Ираном.

О многолетней поддержке России в войне с террором и ключевой роли, которую играет Москва в Северном распределительном пути, поддерживающем союзную интервенцию в Афганистане, Ромни, похоже, просто забыл.

Но неважно. Ромни всё равно прав в отношении России. Пока что, похоже, лишь на уровне инстинктов, поскольку ещё не полностью выпестовал свои мысли. Что же касается мышления, к принятию которого он призывает, то он вполне это прояснил: мы должны оценивать мир с геополитических перспектив. Это сегодня наиболее насущно, учитывая  полное отсутствие интереса среди американских высших учебных заведений к пересечению географии и внешней политики.

Геополитика как поле для деятельности вошла в зенит в 1940-х, в разгар стремления Нацистской Германии к территориально ориентированной внешней политике, основанной на повышении жизненного пространства силой оружия. Можно только надеяться, что русский гамбит Ромни стимулирует возрождение более легитимных интересов в этой области.

Потому как в классическом геополитическом смысле — то есть, принимая во внимание её территорию, самые разные ресурсы и её влияние на убеждения, поведение и политику, вполне понятно, что Россия — крупный противовес американской мощи и влиянию. Огромная страна, которую великий географ Хэлфорд Макиндер называл сердцем Евразии, без сомнений, обладает значительным влиянием в мире. Страна с тысячами ядерных боеголовок, по-прежнему существенными вооружёнными силами, и обладающая рогом изобилия природных ресурсов, должна и имеет свои возможности в большой политике.

Утверждения Ромни о России следует рассматривать не как устаревшее стратегическое мышление, а скорее как критику надвигающегося «Тихоокеанского сдвига» Обамы, предполагающего, что Китай переместился в положение нашего главного геополитического противника. Тем не менее, Пекин — который обременён модернизацией и отягощён огромным населением, и которому всё больше требуется энергия, а также его проблемы с передачей власти, здесь стоит вспомнить как Бо Силая, так и других желающих — едва ли можно рассматривать как нашего главного геополитического врага.

Кроме того, армия Китая всё ещё на расстоянии десятилетий от того, чтобы проецировать свою мощь на более-менее существенное расстояние. Сто миль Тайваньского пролива запросто могут быть и тысячей миль, учитывая нехватку у Китая возможностей проецировать свою силу. Даже вполне себе крупная народная армия полна вопросительными знаками, хотя в ней и видны некоторые существенные изменения, после того, как она расквасила себе нос во время войны 1979 года с Вьетнамом.

Таким образом, сохраняя ориентирование на Россию, Ромни, вполне возможно, демонстрирует свою хватку в качестве геополитического стратега. Учитывая бо́льшие возможности России, нежели Китая, и её явно враждебные намерения по отношению к американским интересам, грамотным геополитическим решением Вашингтона было бы сближение с Пекином, особенно учитывая беспокойные взгляды Москвы на свои восточные фланги. Это был отличный стратегический сдвиг, который сработал при президенте Никсоне 40 лет назад, когда он впервые разыграл «китайскую карту»; и сегодня он снова может оказаться полезным.

Такая инициатива имеет смысл, учитывая то, что торговля США с Китаем составляет более полутриллиона долларов в год — что более чем в десять раз превышает объём американо-российской торговли. Кроме того, Пекин выступает в качестве крупного кредитора. Если Ромни прав в отношении возврата постсоветской России в качестве мирового бельма на глазу, то любой тихоокеанский сдвиг Америки должен быть в сторону альянса с Пекином, нежели противостояния с ним.

Самым большим недостатком понимания Ромни в России является то, что после раскрытия им перед Москвой своих карт, она теперь может более открыто действовать в препятствовании американским интересам. Но противостояние не должно быть единственным, что ожидает впереди. Признание геополитической важности России может также привести к более сдержанному подходу США на мировой арене, и меньшим возгласам из Вашингтона о том, что ему принадлежит «роль мирового лидера». Это, в свою очередь, может привести к улучшению рабочих отношений с Россией.

То, что России и США предназначено играть великую роль в международных делах, и что их судьбы сплетены, было отмечено ещё в 1835 году Алексисом де Токвилем (франц. политик; прим. mixednews.ru). «У них разные отправные точки и пути их различаются; тем не менее, каждой из этих стран, похоже, самим Провидением предначертано в какой-то момент держать в руках судьбы половины мира», писал он.

Это предсказание однажды вполне сбылось, примером чему является история прошедшего века. Сейчас Ромни, по сути, утверждает, что Токвиль всё ещё прав, и пренебрегая его глубоким наблюдением, мы увеличиваем для себя риск.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *