Путин – новый нефтяной шах мира

Источник перевод для mixednews – josser

Exxon Mobil больше не является крупнейшим производителем нефти в мире. Начиная со вчерашнего дня этот титул принадлежит Putin Oil Corp – тьфу, я хотел сказать – «Роснефти», подконтрольной государству российской компании.

«Роснефть» покупает ТНК-BP, которая является вертикально интегрированной нефтяной компанией, принадлежащей на паритетной основе британской нефтяной фирме BP и группе российских миллиардеров, известных как ААР. Будучи одним из 10 крупнейших частных производителей нефти в мире, в 2010 году ТНК-BP, располагая активами в России и на Украине, ежедневно выдавала на гора 1,74 миллиона баррелей нефтяного эквивалента, и перерабатывала почти половину этого объёма на своих НПЗ.

Имея на руках ТНК-BP, «Роснефть» будет контролировать добычу свыше 4 миллионов баррелей нефти в день. А кто контролирует «Роснефть»? Никто иной как Владимир Путин, богатый ресурсами президент России.

ТНК-BP была экономической сказкой, приносящей многомиллиардные дивиденды своим владельцам, которая однако не раз оборачивалась кошмаром бурных выяснений отношений между её соучредителями. В 2008 году, в разгар спора о стратегии компании, российские власти арестовали двух британских менеджеров ТНК-BP, в результате чего тогдашний исполнительный директор Боб Дадли (который сейчас стоит во главе BP) был вынужден бежать из России – и это лишь один из множества партнёрских скандалов.

Зловещим предзнаменованием для ТНК-BP стал отказ от поста руководителя предприятия одного из миллиардеров ААР и сделанное им объявление о том, что отношения с BP подошли к своему естественному завершению. С этого времени не утихал вал самых диких спекуляций о том, кто мог бы купить долю в высокодоходном предприятии.

Теперь-то мы знаем: «Роснефть» покупает всё, посредством двухходовой операции. В ходе её первой части «Роснефть» приобретает 50-процентную долю BP в совместном предприятии в обмен на деньги и акции «Роснефти» на общую сумму 27 миллиардов долларов. После сделки доля BP в «Роснефти» будет составлять 19,75 процентов. На втором этапе ААР получит 28 миллиардов долларов наличными, хотя сделка эта окончательно ещё не оформлена.

А оформлена она всё-таки будет, потому что теперь миллиардеры из ААР сами рады избавиться от своей доли – чтобы не оставаться в совместном предприятии один на один с мощной российской нефтяной компанией. «Роснефть» набрала свой нынешний вес за счёт ещё одного российского олигарха, который был отдан на растерзание Путиным, и миллиардеры ААР знают, что их легко может постигнуть та же участь, если они попытаются строить партнёрские отношения с «Роснефтью» на равных.

Если все это произойдёт, ежедневная добыча «Роснефти» подскочит где-то до 4,5 млн баррелей – достаточно, чтобы в гонке за званием первого в мире производителя нефти оказаться ноздря в ноздрю с Exxon. И сделка, которая окончательно зафиксирует такое положение дел, будет стоить порядка $56 миллиардов – для сравнения, стоимость Nike – $34 миллиарда, а Kraft – всего $27 миллиардов. Если сделка ТНК-BP будет доведена до конца, она станет крупнейшей в отрасли с тех пор, как в 1999 году Exxon купила Mobil.

Подобные цифры заслуживают небольшого изучения. Россия до черта много тратит на покупку своей собственной нефтедобычи, что на мой взгляд попахивает национализацией. И с учётом того, что за рычагами находится Влад Путин – самый «ресурсо-мотивированный» лидер современного мира – осмелюсь сказать, что мы стали свидетелями процесса «сауди-арамкоизации» российской нефти (Saudi Aramco — национальная нефтяная компания Саудовской Аравии. Основана в 1933 году как результат концессионного соглашения правительства Саудовской Аравии с американской нефтяной компанией Standard Oil of California. Полный контроль правительства над компанией был достигнут путём постепенного выкупа её акций в 1980 году; прим. mixednews.ru).

Сосредоточение в руках Путина ещё большей ресурсной власти может привести только к одному: к высоким ценам на нефть и потрясающе «бычьему рынку» энергии.

Что в этом нашла BP

Россия была для BP местом довольно доходным, и несмотря на то, что британская компания насытилась спектаклем в ТНК-BP, она определённо хочет остаться в России, чтобы принять участие в освоении гигантского нефтегазового потенциала Севера страны.

Сделка с получением наличных и акций даёт BP неплохую долю собственности в «Роснефти», что является лучшим способом извлечения прибыли из необъятного и нетронутого нефтяного потенциала России – потому что уж Путин примет меры, чтобы «Роснефть» сняла самые сливки.

В зависимости от размера доставшегося BP ломтика, компания, скорее всего, получит одно или два места в Совете директоров «Роснефти». Это так же важно, как и во всех остальных местах, поскольку даст людям BP регулярный и прямой выход на президента «Роснефти» Игоря Сечина, который имеет значительное влияние на российскую энергетическую политику.

В целом, статус в «Роснефти» мог бы позволить BP наладить более близкие связи с Кремлем, который практикует гораздо более тесный контроль над нефтяной отраслью, чем в девяностые, когда BP осуществила свои первые инвестиции в России.

И любой, кто хочет работать в матушке России должен иметь в Кремле мохнатую лапу, или он рискует неожиданно для себя обнаружить, что его послали лесом.

План Путина работает

За последние десять лет «Роснефть» неузнаваемо выросла – и не по воле случая, а потому что для Владимира Путина она представляет собой инструмент, при помощи которого можно вновь заявить право государственной собственности на неслабый кусок нефтяных месторождений России. Самый известный показательный случай произошёл в 2003 году, когда Путин предъявил находящейся в частных руках нефтяной компании «ЮКОС» $27-миллиардный счёт об уплате налогов, который её и обанкротил. После этого российский президент передал нефтяные месторождения «ЮКОСа» «Роснефти», в результате чего добыча последней подскочила с 400 тысяч до 1,7 миллиона баррелей в день.

Это была вопиющая национализация. Глава и основатель ЮКОС российский миллиардер Михаил Ходорковский был обвинён в мошенничестве и посажен в тюрьму. За одну ночь «Роснефть» раздулась от небольшого нефтедобытчика до самой большой нефтяной компании России.

Щелчком пальцев Путин сотворил национального нефтяного колосса, орудие, при помощи которого он мог следовать своему плану повторного утверждения российского влияния в мире путём установления контроля над энергетическими потребностями других стран. Находящаяся в процессе заключения сделка по ТНК-BP – просто следующий шаг в реализации этого плана. Если «Роснефть» действительно купит ТНК-BP, государственный нефтяной гигант будет качать почти половину извлекаемой из недр России нефти.

Это огромный объём добычи. Помните, только Саудовская Аравия добывает больше, чем Россия; ни одна страна в мире не экспортирует нефти больше, чем Россия. Страна является энергетической сверхдержавой – и путём постепенной национализации российских энергетических ресурсов Путин укрепляет свою хватку над потребностями Европы в энергии.

Тем не менее, Путин знает, что не может полностью проделать это, опираясь лишь на свои силы – у его страны недостаточный для этого уровень специальных познаний в нефтегазовой сфере. Без должных знаний и опыта отрасль потерпит фиаско, и весь план Путина пойдёт под откос.

Этот момент имеет подтверждение в истории. Когда в 1980 году Саудовская Аравия национализировала свою нефтяную промышленность, в стране добывалось свыше 10 миллионов баррелей нефти в день. Всего за пять лет производство упало более чем на 60 процентов.

Для Путина этот вариант неприемлем. Вот почему он поощряет BP держаться рядом – «Роснефти» нужны специальные технические знания BP для того, чтобы распечатать огромные запасы нетрадиционной нефти в непроницаемых пластах и газа на шельфе. Кроме того, наделение BP статусом важного акционера позволяет Путину поддерживать видимость того, что «Роснефть» – это не просто продолжение государства.

Но она и есть продолжение государства Путина, и по мере того, как «Роснефть» берёт в свои руки контроль над всё новыми российскими нефтяными богатствами, вес Путина на международной арене будет возрастать. Саудовская Аравия могла и надрываться в свои первые годы в качестве нефтедобывающего гиганта, но сегодня эта страна благодаря своей способности открывать и закрывать нефтяные краники – и тем самым оказывать воздействие на мировые цены на нефть – является центром неимоверного влияния на глобальном уровне.

Европа зависит от России в том, что касается её нефти и газа. Контролировать необходимые другим странам энергоресурсы – значит занимать очень сильные позиции, такие к которым Путин неустанно движется уже больше десятилетия.

Он построил трубопроводы, которые обходят стороной проблемные страны и снабжают энергией нуждающиеся в ней рынки. Через обладание большим количеством добывающих производств и контроль за 40 процентами мировых уранообогатительных мощностей  он монополизирует рынок урана, оставляя при этом Соединённые Штаты в зависимом положении от нового поставщика ядерного топлива. Он нарастил производство в России нефти и газа и создал условия для развития нетрадиционных методов добычи.

Российская государственная газовая компания «Газпром» уже обвела Европу вокруг своего пальца. Россия покрывает 34 процента европейских потребностей в газе, а когда заработает находящийся в процессе строительства газопровод «Южный поток», это процентное соотношение только повысится. И словно этих проявлений экспансии было мало, вчера «Газпром» предложил наивысшую цену за право участия в проекте разработки у побережья Израиля огромного газового месторождения «Левиафан».

«Газпром» контролирует газ Европы, «Роснефть» контролирует её нефть. Красная рука тянется из России, тянется, чтобы задушить верховенство Запада и проложить дорогу новому мировому порядку – такому, в котором у руля будет Россия.

Это не так уж притянуто за уши, как может показаться – или как бы вам того хотелось. Если «Роснефть» всё же купит половинки ТНК-BP, она станет настоящим Голиафом в масштабах мирового нефтяного сектора. Все маленькие Давиды, полагающиеся на её нефть, окажутся во власти Путина. То же самое касается «Газпрома», как Голиафа на газовой арене континента.

Россия в этом сценарии способна перекрывать поставки с целью поднятия цен. Путин мог бы стравливать между собой имеющие потребности в нефти и газе страны, вынуждая европейских контрагентов придерживаться долгосрочных дорогих контрактов, если они хотят надёжных поставок.

Или представьте вот что: Россия могла бы вступить в ОПЕК. Нефтяной картель вдруг стал бы контролировать больше половины мировой нефтедобычи и бо́льшую часть её неиспользованных мощностей. Имея такое влияние, страны ОПЕК могли бы называть свою цену на нефть – и остальному миру оставалось бы просто платить.

1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Putin:

    Следующим шагом нужно отказываться от нефтедолларов и переходить на нефтерубли, нефтеевро и нефтеюани.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *