Можно ли сегодня остановить сумасшедших ученых?

Источник перевод для mixednews – Ирина Каминкова

Зловещий план, за которым стоят большие деньги, трудно остановить, даже если речь идет о сомнительном научном эксперименте в открытом море.

Расс Джордж, состоятельный американский бизнесмен с богатым послужным списком спорных идей, реализовал последнюю из них в октябре этого года, сбросив 200 тысяч фунтов сульфата железа в северной части Тихого океана .  Его целью было стимулировать бурное цветение планктона, который поглотит углекислый газ в процессе фотосинтеза, а затем опустится на дно океана. Попытка Джорджа «удобрить» океан основана на этой идее.

Идеи об удобрении океанов витают в ученых кругах — это одно из самых распространенных предложений в области геоинженерии, комплекса мер и воздействий на землю с целью защитить цивилизацию от изменения климата. Но Джордж не написал научную работу о последствиях удобрения Тихого океана железом. Он просто взял и сделал это, при поддержке Haida Salmon Restoration Corporation, представителей одной из коренных народностей Канады. Хайда надеются, что улучшение состояния океана увеличит популяцию лосося, от которой зависит их благосостояние.

Это был не первый единоличный опыт Джорджа в геоинженерии. Но последний эксперимент на свой страх и риск вызвал возмущение исследователей, которые потратили годы на изучение не только потенциальных преимуществ, но и возможных негативных последствий «хакинга Земли». Возникает вопрос: что может остановить современных сумасшедших ученых?

ДЕЙСТВИЯ СОГЛАСНО УТВЕРЖДЕННЫМ ПРАВИЛАМ

«Сто лет назад использование химического и биологического оружия не было урегулировано, поскольку эти идеи были новыми»,  —  говорит Джейсон Блэксток, физик и специалист в области международных отношений в Institute for Science, Innovation and Society at Oxford. Пятьдесят лет назад были введены в действие первые правила для человека как субъекта исследования.

Но возникающие области науки требуют расширения жесткого свода правил. «Например, текущее состояние дел в таких областях, как генетически модифицированные продукты», — продолжает Блэксток, — «которые регулируются разнообразнейшими национальными нормами, но не международными протоколами. Или нанотехнологии: в романе Майкла Крайтона маленькие роботы захватывают и съедают мир («Prey»), они могут стать смертельно опасными, если попадут в окружающую среду, мы просто не знаем последствий. Таким образом, появляется множество серьезных вопросов о том, что можно позволить, а что — необходимо запретить».

Геоинженерия настолько нова, и ее последствия настолько значительны, что свод законов для ее урегулирования еще не создан. Лиза Шпеер, директор международной программы  International Oceans Program  при Natural Resources Defense Council подчеркивает: «Сейчас нет такой системы. Число сомнительных планов ученых и бизнесменов, использующих  лазейки в законах, возрастет в ближайшем будущем. Я думаю, что мы станем свидетелями все большего количества подобных идей».

Благодаря Джорджу попытки проектировать климат с помощью воздействия на планктон уже привлекли внимание. «Weatherbird, его последняя выходка, подверглась широкой критике», — говорит Шпеер. Эксперимент Weatherbird подтолкнул к ратификации Лондонского протокола 1 мая 2008 года. Сброс тонн экспериментального вещества в международных водах нарушает протокол, но правовые последствия неясны. В лучшем случае, эксперимент сомнителен с правовой точки зрения, но ни один эксперт не назвал бы его незаконным. Потенциальная возможность избежать наказания кроется в том, чтобы назвать его законным научным исследованием и использовать  неопределенность этой фразы. Кроме того, правила использования международных вод туманны, — что хорошо известно поклонникам извечной борьбы Джеймса Бонда со злодеями. Международные протоколы и моратории на сброс отходов в океан существуют, однако правоприменение должно осуществляться странами, которым принадлежит судно-нарушитель.

«Количество сульфата железа, сброшенного Джорджем в океан, — это капля в море в глобальном масштабе»,  — говорит Кен Калдейра, исследователь атмосферы из Carnegie Institution for Science’s Department of Global Ecology. – «Я уверен, что сточные воды, поступающие в океан из прибрежных городов по всему миру, на порядки превышают сброс Расса Джорджа. Ежедневно люди сознательно увеличивают количество питательных веществ в океане. В ущербе, который человечество нанесло океанам в тот день, вклад Расса Джорджа, вероятно, составил одну миллионную долю».

Калдейру больше беспокоит то, что Джордж провел свой эксперимент в тайне, а не фактическое количество сброшенного железа. В этом кроются серьезные последствия для будущего. «Данные эксперименты наводят на мысль о существовании лазеек настолько огромных, что через них можно, в буквальном смысле, провести океанский лайнер», — добавляет Блэксток.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ УЧЕНЫХ, ГОТОВЫХ НА СОМНИТЕЛЬНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ

Выявление людей, готовых к сомнительным опытам или проводивших их в прошлом, может быть хорошим способом противодействия сумасшедшим ученым.

Проблема в том, что узнать об этих экспериментах заранее можно только при условии  прозрачности государственного финансирования или, если руководители исследований решат рассказать о них другим ученым и обществу в целом. «О подобной деятельности общественность не должна узнавать постфактум», — говорит Блэксток.

Когда люди проинформированы о намерении провести эксперимент до его осуществления, возникает взаимный обмен оценками экологических последствий и озвучиваются опасения. Проект The Spice в Великобритании, еще один геоинженерный эксперимент, предназначенный для перекачивания воды и, в конечном счете, сульфатов в верхние слои атмосферы, чтобы блокировать часть солнечного света и тем самым охлаждать планету, был приостановлен до его начала год назад, поскольку реакция общественности обеспокоила финансирующие организации. В эксперименте  LOHAFEX ученые изменили место сброса железа в южной части Тихого океана, приняв во внимание реакцию Министерства науки Германии. (Проект был приостановлен на две недели согласно санкциям Министерства, и за это время ведущие специалисты нашли стабильный водоворот, чтобы затопить большую часть вновь образованного углерода и тем самым успокоить германское правительство).

СУМАСШЕДШИЕ ИЛИ ПРОСТО ОТЧАЯВШИЕСЯ?

The New Yorker недавно окрестил Джорджа «первым геомстителем», «в том смысле, что он боролся за справедливость, когда система нас подвела». Но что это было? Отчаянная попытка  в стремлении к знаниям или просто использование лазейки в законодательстве?

«Ученые до сих пор не уверены, что они могут делать, а что – нет»,  — говорит Блэксток. —  «В конечном итоге все закончится тем, что кто-то скажет, вы знаете, я просто собираюсь сделать это, пусть даже и на территории США.  Эксперимент Русса Джорджа подводит нас к черте. Опасной черте».

«Десять лет назад в геоинженерии всё было похоже на идею сумасшедшего ученого», — продолжает он. – «Честно говоря, я до сих пор иногда встаю по утрам, просматриваю эти материалы, и прихожу к мысли, серьезно, мы должно быть ненормальные. Я имею в виду, распыление аэрозолей в верхних слоях атмосферы, чтобы охладить планету —  это же  терраформирование. Это научная фантастика. Но это вызывает вопросы в реальности … процесс воплощения, а не сама идея».

Блэксток предлагает два критерия оценки геоинженерии. Во-первых, надежно ли обоснование и  разработка эксперимента? И, во-вторых, действуют ли экспериментаторы на благо общества? (Калдейра выступает за классическое правило «следовать за деньгами» по второму пункту).

В случае Джорджа риск был невелик: пусть даже он сбросил в 200 раз больше железа, чем в любом предыдущем исследовании, по словам Калдейры, эксперимент Джорджа должен быть проведен в неизмеримо больших масштабах, чтобы заметно повлиять на атмосферу. Особой пользы в качестве доказательства правильности концепции этот тест тоже не несёт. Блэксток говорит: «В любом случае, с небольшим количеством людей и ресурсов, они не могут собрать достаточно данных, чтобы оправдать эксперимент при таких размерах сброса».

Что касается «следования за деньгами», Джордж – ученый-самоучка, но большинство публикаций называют его бизнесменом, и он стремится получить прибыль от удобрения океанов, «кредитуя» их углеродом. Геоинженерия — это удобный предлог, и он может работать в направлении глобального общественного блага, если удастся компенсировать изменения климата, не нанося большего вреда в этом процессе.

В этой связи некоторые исследователи вспоминают о злодеях из Бондианы и миллиардерах, спонсирующих сомнительные опыты. Может ли геоинженерия действительно бороться с изменением климата – и при этом без ужасных нежелательных последствий, —  является постоянным предметом споров. Но эти сомнения не являются  препятствием для сумасшедшего ученого с достаточным количеством денег.

«С использованием геоинженерии эксперименты сами по себе являются неопасными, но могут повести нас по ложному пути. Здесь нет консенсуса», —  говорит Калдейра. – «Если мы готовы превратить огромные просторы океана из квазиприродных в управляемые экосистемы, возможно, это компенсирует несколько процентных пунктов в  сопутствующем изменении климата.  Но, по-моему, наиболее информированные наблюдатели скажут, что взаимозачеты здесь не уместны. Потенциальный вред превышает потенциальные выгоды».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *