Возможности, потерянные на Шёлковом пути: обделённые вниманием Китай и Россия

Предсказание: в 2014-2015 гг. американские СМИ начнут сыпать публицистическими статьями о досадных провалах, допущенных при реализации планов США по стабилизации Афганистана после вывода из него своих войск. Многие мимоходом признают Новый Шёлковый путь (НШП) одним из многих малых провалов, но не будут сильно вдаваться в рассмотрение возможностей, которые открывал НШП, а значит упущенных возможностей.

Возможности, потерянные на Шёлковом пути: обделённые вниманием Китай и Россия

По мере приближения 2014 года, становится всё более очевидным, что Россия и Китай станут правящим дуэтом в регионе. Достойное сожаления пренебрежение этими двумя игроками в НШП не должно быть забыто.

Препятствия на пути к успеху НШП

Госсекретарь Хилари Клинтон объявила стратегию НШП в 2011 году в виде плана экономической интеграции между Центральной и Южной Азией, который должен был обеспечить стабильность, потребность в которой так остро ощущается в Афганистане. На Small Wars Journal Джозеф Черавич обобщённо приводит главные препятствия для экономического успеха НШП:

1) сотрудничество с правителями центральноазиатских республик, которые с большой степенью вероятности пускали ресурсы НШП на укрепление систем личного покровительства;
2) ненадёжный, если не враждебный, пакистанский джокер;
3) призрачные права Кабула на монополию власти за пределами основных городских центров.
Последние два препятствия наиболее ярко себя проявили в разрекламированном трубопроводе Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ) и CASA-1000 (проект по созданию системы передачи электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана в Афганистан и Пакистан; прим. mixednews.ru). Сомнения в отношении обеих проектов вращаются вокруг проблем безопасности.

ТАПИ пройдёт через Герат и Кандагар в Афганистане и пакистанскую провинцию Белуджистан, что ставит под вопрос безопасность трубопровода. Хотя Афганистан выделил 5-7 тысяч человек охраны, уход войск США в 2014 году затмевает подобные мероприятия в расчётах рисков инвесторов. Возможности Пакистана, наверно, вызывают меньше сомнений, хотя часть его военного и разведывательного сообществ продолжают сочувствовать Талибану.

Также стоит отметить конкурирующий трубопровод Иран-Пакистан-Индия (ИПИ). Вместо того, чтобы искать источники энергии в Туркменистане, ИПИ мог бы снабжать Пакистан и Индию с использованием иранских энергоресурсов. Не так давно, вопреки американскому давлению, направленному на то, чтобы Пакистан полностью отказался от этого трубопровода, новое пакистанское правительство просигнализировало Тегерану о том, что подготовку к строительству трубопровода между Ираном и Пакистаном следует продолжать по расписанию.

Соединённые Штаты являются главным участником политических игр вокруг ТАПИ, и указанную свою позицию они поддерживают через Азиатский банк развития (АБР), который выступает гарантом проекта. При этом Вашингтон по геополитическим соображениям предпочёл обойтись без российского и китайского участия в проекте. США нужен транзитный маршрут для энергии из Центральной Азии в обход России, а Индия против того, чтобы в строительстве этого трубопровода принимали участие китайские фирмы.

План CASA-1000, в чём-то обнаруживающий сходство с трубопроводом ТАПИ, предполагает передачу 1000 мегаватт электроэнергии из Таджикистана в Пакистан через Афганистан. CASA-1000 финансировали Всемирный банк, АБР и Межамериканский банк развития. Но в июне 2013 года АБР отказался от участия, ссылаясь на риски для безопасности в Афганистане, кроме этого, из проекта вышел и Всемирный банк (согласно информации на его сайте).

И это не говоря о без того проблематичных межгосударственных отношениях между Пакистаном и  Индией, а также таджикско-узбекских вопросах. Проект строительства плотины Рогунской ГЭС в Таджикистане, ещё одного объекта инвестиций, пользующегося поддержкой НШП, столкнулся с сопротивлением Ташкента, потому что источник воды используется в Узбекистане для выращивания хлопка.

Упущенная возможность: Китай и Россия

Шаги, сделанные при формулировании концепции НШП и направленные на то, чтобы отодвинуть Китай и Россию на обочину, выглядят противоречащими здравому смыслу. Вашингтон нереалистично предполагал, что когда Центральная Азия садится за стол переговоров политически и экономически слабой, координация стратегии региональной интеграции, осуществляемая из удалённого центра, даст ожидаемый эффект. Прибавьте к этому постоянное давление рисков безопасности в Афганистане и Пакистане, которые, по сути, положены в основу всей стратегии НШП. Риски безопасности требуют несклонных к риску игроков.

Хотя оказываемое дипломатическими средствами давление и обеспечение финансирования может помочь американским планам, ничто не подрывает доверия и готовности брать на себя риски так сильно, как уход по графику. В ситуации, когда США становятся игроком, не склонным к риску, а инвестиционные учреждения в не таком многообещающем Афганистане тоже играют в консервативную игру, региональная стабильность требует игроков с более высоким уровнем терпимости к рискам. Терпимые к риску терпимы потому, что в этой игре они всерьёз и надолго. Такими игроками являются Китай и Россия.

По мере падения в регионе влияния США, с их уменьшающимся военным присутствием, местные правительства будут терять значительную часть влияния в региональной политике, оставляя больше места для китайского и российского участия. Это общепринятый прогноз среди аналитиков, а многими из них разделяется и общий рецепт – сотрудничество. Геополитическое маневрирование с первоочередной целью держать Пекин и Москву на периферии по иронии судьбы оставляет теперь Вашингтон с вариантом, предполагающим разрешение на их участие. Впрочем, Россия и Китай влезут в драку независимо от американского приглашения (и уже это сделали), но США в силах повлиять на формы, в которых будет протекать российское и китайское участие.

И в завершение два вопроса: во-первых, что если бы Вашингтон включил Китай и Россию в свои ранние планы; и во-вторых, что дальше?

Если бы США задействовали Китай и Россию на раннем этапе, то, конечно, инициативы, подобные трубопроводу ТАПИ могли бы и не иметь какого-либо успеха или, по крайней мере, выглядели бы совсем по-другому, но вероятность получения осязаемых результатов была бы более высокой. Имея дело с Северной распределительной сетью (СРС), Вашингтон осознал свои ошибки и попытался использовать попытку американо-российской «перезагрузки», чтобы получить российскую помощь. Пока трёхсторонние отношения между странами продолжаются, у них есть общие интересы в сфере безопасности региона, которых может оказаться достаточно для того, чтобы стать основой для налаживания сотрудничества. Более того, вовлекая обе страны, Вашингтон также может стать гарантом баланса их интересов, зная о том, что китайско-российское экономическое и политическое соперничество в Центральной Азии находится на подъёме.

Эти ошибки прошлого оставят неизгладимый отпечаток на будущем развития региона. Но у Вашингтона по-прежнему есть средства для создания духа соперничества в отношениях с Москвой и Пекином. Все трое являются прежде всего партнёрами, и только потом – конкурентами.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *