Русский президент и главный саудовский шпион обсуждали ситуацию в Сирии и Египте

Президент России Владимир Путин и принц Саудовской Аравии Бандар бен Султан во время встречи в Москве 2 августа 2007 года

Президент России Владимир Путин и принц Саудовской Аравии Бандар бен Султан во время встречи в Москве 2 августа 2007 года

Дипломатический отчёт об июльской «предвещающей бурю» встрече между президентом России Владимиром Путиным и главой Службы общей разведки Саудовской Аравии принцем Бандаром бен Султаном приходит к выводу, что простирающийся от Северной Африки до Чечни и от Ирана до Сирии регион – другими словами, весь Средний Восток – оказался во власти открытого американо-российского противостояния, и «нельзя исключить того, что в связи с решением Саудовской Аравии не оставлять без ответа участие «Хизбаллы» в сирийском кризисе, дела в Ливане, как в плане политики, так и безопасности, примут драматический оборот».

Отчёт начинается с описания обстоятельств, при которых была созвана российско-саудовская встреча. В нём констатируется, что принц Бандар, в координации с американцами и некоторыми европейскими партнёрами, предложил королю Саудовской Аравии Абдалле ибн Абдель Азизу вариант, в соответствии с которым Бандар посетит Москву и применит практикуемый большинством переговорщиков метод кнута и пряника, предложив российскому руководству политические, экономические, военные и относящиеся к сфере безопасности приманки в обмен на уступки по ряду региональных вопросов, в частности, по Сирии и Ирану.

Король Абдалла согласился с предложением и 30 июля связался с президентом Путиным. В ходе разговора, длившегося всего несколько минут, они согласовали визит Бандара и условие его конфиденциальности. Бандар прибыл в Москву. Поездка была тайной. Посольство Саудовской Аравии не руководствовалось обычным протоколом визита саудовских официальных лиц в Россию.

В Москве, в штаб-квартире российской военной разведки, было проведено предварительное заседание с участием Бандара и начальника ГРУ Генштаба Вооружённых сил России генерала Игоря Сергуна. Основное внимание было уделено сотрудничеству двух стран в области безопасности. Затем Бандар посетил дом Путина в окрестностях российской столицы, где они провели двустороннее совещание за закрытыми дверьми, длившееся 4 часа. В повестку дня вошли вопросы двусторонних отношений, а также ряд тем регионального и международного характера, в которых у двух стран есть общие интересы.

Двусторонние отношения

На уровне двусторонних связей Бандар передал Путину приветствие саудовского короля и заверил его о большом значении, которое король придаёт развитию двусторонних отношений. Кроме того, он сказал Путину, что король благословит любые договорённости, достигнутые в ходе визита. В то же время, Бандар также сказал, что «любое взаимопонимание, которого мы достигнем на этой встрече, будет не только саудовско-российским, но и американо-российским. Я беседовал с американцами до визита, и они пообещали чтить любые соглашения, которых мы сможем достигнуть, особенно, если придём к общему мнению относительно подходов к решению сирийского вопроса».

Бандар подчеркнул важность развития отношений между двумя странами, сказав, что логика интересов может открыть сторонам обширные сферы сотрудничества. Он привёл ряд примеров в экономической, инвестиционной, нефтяной и военной областях.

Бандар сказал Путину: «Есть много общих ценностей, которые сводят нас вместе, в особенности касающихся борьбы с терроризмом и экстремизмом во всём мире. Россия, США, ЕС и Саудовская Аравия едины во мнениях относительно необходимости обеспечения и укрепления мира и безопасности во всём мире. Террористическая угроза растёт в свете феномена арабской весны. Мы лишились некоторых режимов, а в ответ, как показал опыт «Братьев-мусульман» в Египте и экстремистских группировок в Ливии, ощутили на себе реальность терроризма … В качестве примера, я могу дать вам гарантию защищать в следующем году Зимние Олимпийские игры в городе Сочи на Чёрном море. Чеченские группировки, угрожающие безопасности игр, контролируются нами, и без согласования с нами на сирийскую территорию не зайдут. Эти группы нас не боятся. Мы используем их, сталкиваясь с сирийским режимом, но у них нет роли или влияния в политическом будущем Сирии».

Путин поблагодарил короля Абдаллу за приветствие, а Бандара за его разъяснения, но затем сказал ему: «Мы знаем, что в течение десятилетия вы поддерживали группировки чеченских террористов. И эта поддержка, о которой вы только что откровенно сказали, совершенно несовместима с упомянутыми вами общими целями борьбы с мировым терроризмом. Мы заинтересованы в развитии дружеских отношений в соответствии с ясными и твёрдыми принципами».

Бандар сказал, что вопрос не ограничивается одним только королевством, и что некоторые страны перешли рамки очерченных для них ролей – например, Катар и Турция. Он добавил: «Мы прямо так и сказали катарцам и туркам. Мы отвергли их неограниченную поддержку «Братьям-мусульманам» в Египте и других местах. Роль турок теперь стала походить на роль Пакистана в Афганской войне. Мы не покровительствуем экстремистским религиозным режимам, и хотим установления в регионе умеренных правительств. Стоит уделить внимание опыту Египта и проследить за ним. Мы продолжим поддерживать [египетскую] армию и министра обороны генерала Абдель Фаттаха Ас-Сиси, потому что он очень заинтересован в хороших отношениях с нами и с вами. И мы советуем вам поддерживать с ним контакт, помогать ему и обеспечить все условия для успеха его эксперимента. Мы готовы заключить с вами оружейные сделки в обмен на поддержку этих режимов, особенно египетского».

Сотрудничество в экономической и нефтяной сферах

Бандар обсудил возможное сотрудничество между двумя странами в случае, если окажется, что по ряду вопросов, особенно сирийскому, может быть достигнуто взаимопонимание. Он подробно обсудил тему сотрудничества в нефтяной и инвестиционной сферах, сказав: «Давайте подумаем, как выработать объединённую российско-саудовскую стратегию в отношении нефти. Цель – достичь согласия относительно цены на нефть и объёмов добычи, чтобы поддерживать стабильные цены на мировых рынках нефти… Мы понимаем большой интерес России к нефти и газу, имеющимся на участке Средиземного моря от Израиля до Кипра, доступ к которым открывается через Ливан и Сирию. И мы понимаем важность российского газопровода в Европу. Мы не заинтересованы в конкуренции в этом вопросе. Мы можем сотрудничать в этой области, так же как и в области строительства НПЗ и нефтехимических производств. Королевство может предоставить крупные многомиллиардные вложения в различные отрасли российского рынка. Главное только прийти к политическим соглашениям по ряду вопросов, в частности, касающимся Сирии и Ирана».

Путин ответил, что предложения насчёт нефти и газа, сотрудничества в экономике и инвестициях достойны изучения соответствующими министерствами обеих стран.

Первым делом – Сирия

Бандар подробно обсудил сирийскую проблему. Он объяснил, как с момента инцидента в Дараа вплоть до того, что происходит сегодня, эволюционировала позиция королевства в отношении сирийского кризиса. Он сказал: «С точки зрения нас и сирийского народа, сирийский режим подошёл к своему концу. [Сирийский народ] не позволит президенту Башару Асаду оставаться у руля. Ключевым моментом в отношениях между нашими двумя странами является согласование наших подходов по сирийскому вопросу. Поэтому вам нужно прекратить оказывать [сирийскому правительству] политическую поддержку, особенно в Совете Безопасности ООН, а также военную и экономическую помощь. А мы гарантируем вам, что интересы России в Сирии и Средиземном море ни на йоту не пострадают. В будущем Сирией будет править умеренный и демократический режим, финансируемый нами напрямую, который будет заинтересован в понимании интересов и роли России в регионе».

Непримиримость России на руку Ирану

Бандар также изложил взгляды Саудовской Аравии на роль Ирана в регионе, главным образом в Ираке, Сирии, Ливане, Палестине, Йемене, Бахрейне и других странах. Он высказал надежду на то, что русские поймут, что перед лицом иранских аппетитов и ядерной проблемы интересы России и интересы стран Залива одинаковы.

Путин довёл позицию своей страны относительно событий арабской весны, в особенности того, что произошло в Ливии, сказав следующее: «Мы очень обеспокоены Египтом. И мы с пониманием относимся к тому, что делает египетская армия. Но мы очень осторожно подходим к происходящему, так как боимся сползания Египта к гражданской войне, которая слишком дорого обойдётся египтянам, арабам и международному сообществу. В своё время я хотел нанести в Египет короткий визит. И этот вопрос всё ещё находится на рассмотрении».

В отношении Ирана Путин сказал Бандару, что Иран – это сосед, что Россия и Иран связанны вековыми отношениями, и что между ними имеются общие и взаимосвязанные интересы. Путин сказал: «Мы поддерживаем стремление Ирана к получению ядерного топлива в мирных целях. И мы помогли им с разработкой их объектов в указанном направлении. Разумеется, мы продолжим переговоры с ними в составе группы «5+1». Я встречусь с президентом Хасаном Роухани «на полях» Центральноазиатского саммита, и мы обсудим большое количество двусторонних, региональных и международных вопросов. Мы поставим его в известность, что Россия полностью возражает против введения Советом Безопасности ООН новых санкций в отношении Ирана. Мы считаем, что ведённые против Ирана и иранцев санкции несправедливы, и мы не будем вновь повторять этот опыт».

В сентябре Москву должен посетить Эрдоган

Что касается турецкого вопроса, Путин говорил о своей дружбе с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом: «Турция – тоже страна-сосед, с которой у нас общие интересы. Мы очень хотим развивать наши отношения в различных областях. Во время российско-турецкой встречи мы тщательно изучили вопросы, по которым у нас есть согласие, и по которым его нет. И мы обнаружили, что точек соприкосновения у нас больше, чем точек расхождения. Я уже проинформировал турок, и я вновь повторю перед моим другом Эрдоганом свою установку, согласно которой происходящее в Сирии требует с их стороны иного подхода. У Турции не будет иммунитета от сирийской бойни. Турки должны проявлять бо́льше энтузиазма  в поиске политического решения сирийского кризиса. Мы уверены, что политическое урегулирование в Сирии неизбежно, и поэтому они должны принять меры к уменьшению степени ущерба. Наше несогласие с ними по сирийскому вопросу не нарушает взаимопонимания между нами в части сотрудничества в экономике и инвестициях. Недавно мы оповестили их о том, что готовы сотрудничать с ними в строительстве двух ядерных реакторов. Этот вопрос будет входить в программу сентябрьского визита премьер-министра Турции в Москву».

Путин: наша позиция в отношении Асада не изменится

Относительно сирийской темы, президент России ответил Бандару следующим образом: «Наша позиция в отношении Асада никогда не изменится. Мы уверены, что лучший выразитель мнения сирийского народа – это сирийское правительство, а не эти поедатели печени. На Женевской конференции мы договорились с американцами по целому комплексу вопросов, и они согласились, что сирийское правительство будет частью любого решения. Впоследствии, они решили изменить своему слову, данному на Женеве-1. На всех совещаниях российских и американских экспертов мы снова и снова повторяли нашу позицию. На предстоящей встрече со своим американским коллегой Джоном Керри министр иностранных дел России Сергей Лавров будет подчёркивать важность любых возможных усилий по скорейшему достижению политического решения сирийского кризиса с тем, чтобы не допустить дальнейшего кровопролития».

Как только Путин завершил свою речь, принц Бандар предупредил, что в свете направления, в котором пошли переговоры, вероятно обострение ситуации, в первую очередь на сирийской арене, хотя он ценит понимание русскими позиции Саудовской Аравии в Египте и их готовность поддержать египетскую армию, несмотря на свои опасения в связи с будущим Египта.

Глава Службы общей разведки Саудовской Аравии сказал, что полемика вокруг подходов к сирийскому вопросу приводит к выводу о том, что «избежать военного вариант невозможно, поскольку это единственный доступный в настоящий момент выбор с учётом того, что политическое урегулирование зашло в тупик. Мы считаем, что на фоне этой вышедшей из-под контроля ситуации проведение конференции Женева-2 окажется делом весьма сложным».

В завершение совещания русские и саудиты договорились о продолжении переговоров, при условии, что настоящая встреча останется в тайне. Это было до того, как одна из сторон дала о ней утечку через российскую прессу.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *