Для Америки ответ её долговому дефолту может дать опыт России

«Дефолт» — одно из самых страшных слов в лексиконе экономистов, и вызывает в воображении образы парализованного правительства, финансовой паники, валютного коллапса и социальных потрясений.

Для Америки ответ её долговому дефолту может дать опыт России

Соединённые Штаты, возможно, и вглядываются в бездну, но хорошую службу Вашингтону также мог бы сослужить взгляд на то, что произошло в России 15 лет назад, когда Москва неожиданно объявила дефолт по своим государственным облигациям на сумму около 40 миллиардов долларов, бо́льшая часть которых находилась во владении у иностранных инвесторов.

В считанные недели вследствие вывода вкладчиками своих накоплений закрылось множество банков. Рубль потерял почти 80 процентов своей стоимости, фондовый рынок свалился в свободное падение, а недавно сформировавшийся средний класс страны был ввергнут в нищету — всего  спустя несколько лет после распада Советского Союза, практически разрушившего экономику страны.

Российские экономисты, глядя на то, что, как настаивают многие, очень отличается в разворачивающихся в данный момент в США событиях, утверждают, что никто не желал сам себе такой смертельной спирали. Говоря так, большинство из них признают, что кризис 1998 года заложил основу для экономического подъёма в России тем, что освободил от нежизнеспособного государственного долга, снизив в стоимости переоценённый рубль, что сделало российский бизнес более конкурентоспособным, а также позволил избавиться от устаревшей промышленности и инфраструктуры.

«Я думаю, что дефолт 1998 года был уроком», говорит Сергей Дубинин, бывший в то время главой центробанка России. «Элиты, бизнес и обычные граждане, все могут извлечь из этого уроки. А они таковы, что нельзя продолжать накапливать долг — бюджет должен быть сбалансирован и издержки должны быть выплачены.

Да, это был хороший урок, но цена была слишком высока. Даже сегодня мы страдаем от отсутствия доверия для инвестиций в Россию… До сих пор мы не преодолели отрицательные последствия тех событий», говорит он.

Проблемы России в конце 90-х выросли из незавершённости перехода от советской экономики, финансово обременительной войны в Чечне, которая обошлась правительству примерно в $6 миллиардов, устойчивой культуры ухода от налогов и растущих ставок по госзаймам.
К середине 98-го правительство России было вынуждено платить 150-процентную ставку по последним выпущенным правительственным облигациям, известным как ГКО.

По словам Дубинина, кризису в России способствовал политический тупик между президентом Борисом Ельциным и, по большей части, оппозиционно настроенной законодательной властью — Государственной Думой, которую он обвинил в том, что та довела страну до дефолта.

«Бюджет России стал заложником политических страстей, в первую очередь страстей в Государственной Думе», говорит Дубинин.

«Силы в Государственной Думе делали все возможное, чтобы увеличить бюджетные расходы, стараясь позитивно выглядеть в глазах своих избирателей. Это был чистой воды популизм, и это происходило на фоне всеобщей неблагоприятной экономической ситуации, в которой безработица была на подъёме, а производство переживало спад», говорит он. «Люди в Государственной Думе не хотели прислушиваться к голосу разума».

Массовая коррупция чиновников была другим вероятным фактором, который неумолимо тянул правительство России к банкротству. Бывший главный прокурор страны Юрий Скуратов был отстранён Ельциным из-за внутрикремлёвской коррупции. Он также сказал журналистам, что почти $5 миллиардов займа у МВФ для поддержания рубля на самом деле были переданы банкам-инсайдерам для поддержания собственной деятельности.

По словам Дубинина, летом 1998 года государственные финансы вышли из-под контроля Москвы.

«Иностранцы, которые составляли около 40 процентов рынка ГКО, стали выводить свои деньги, а рынок отреагировал падением темпов и снижением цен», говорит он.

«Стало невозможно использовать [облигации] в качестве средства пополнения дефицита бюджета. Нам не хватало денег на рефинансирование государственного долга …МВФ помог, но этих денег было слишком мало и поступили они слишком поздно. Люди стали снимать деньги и конвертировать рубли в доллары», говорит он.

Однако после краха Россия восстановилась гораздо быстрее, чем предрекали многие прогнозы того времени.

«Мы не должны недооценивать огромный социальный ущерб, который понесли. Люди были глубоко разочарованы», говорит заместитель директора государственного Института мировой экономики и международных отношений в Москве Евгений Гонтмахер.

«Но в последующие годы мы пережили глубокий экономический рост. Частично это произошло из-за девальвации рубля, что укрепило отечественную промышленность и сделало наш экспорт более конкурентоспособным. Это правда, что экономический рост первых двух сроков Владимира Путина обязан росту мировых цен на нефть и газ — главных наших статей экспорта, но отчасти это имело также и обратный эффект», говорит он.

«В целом, я бы сказал, что финансовые крахи это плохо, и если есть возможность, то лучше их избегать», говорит он.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *