Призраки холодной войны

article-2493811-194BC31600000578-516_634x507

30 лет назад в ноябре мир стоял на пороге ядерного Армагеддона. В первую неделю ноября 1983 года военные силы Британии и США, дислоцировавшиеся в Западной Европе, были мобилизованы для проведения масштабных учений под кодовым названием Able Archer (досл. «опытный лучник»), целью которых было отладить схемы действий на ранних этапах мировой войны. Это были всего лишь учения, однако по ту стороны океана, в Кремле решили, что Запад готовится нанести удар. Это были самые страшные дни холодной войны.

Демократический Запад и коммунистический Восток десятилетиями противостояли друг другу, разделённые Железным занавесом. Подозрительность и паранойя в коридорах власти достигали неимоверных масштабов. В ожидании худшего руководство компартии объявило тревогу высокой степени готовности и приготовилось нажимать на красную кнопку. Сделай они это, наступил бы конец Западной цивилизации. Всего за несколько недель до этого в Уайтхолле смоделировали последствия ядерной атаки для Великобритании — повсеместные беспорядки и волнения. Как подсчитала Британская медицинская ассоциация, жертвами ядерного удара могли стать 33 миллиона мирных жителей страны.

Но Кремль не решился сделать последний шаг. Благоразумие взяло вверх. Увидев, что учения Able Archer завершились без военных инцидентов, советское руководство вздохнуло с облегчением.

Сегодня Холодная война кажется давно позабытым прошлым. Для людей, родившихся после 1989 года, когда пала Берлинская стена, Холодная война кажется такой же далёкой, как и Крымская война. Однако же она закончилась не так уж давно. И хотя, слава Богу, она не спровоцировала Третью мировую войну, борьба между капитализмом и коммунизмом повлияла на мир сильнее, чем мы думаем.

Всё началось после Второй мировой войны. Осенью 1945 года Британия, США и СССР праздновали победу над кровавой империей Гитлера. Празднования поутихли, и в рядах бывших военных союзников наметился раскол. Несколько месяцев спустя после завершения войны, когда Сталин приступил к строительству коммунизма в захваченных странах Восточной Европы, Джордж Оруэлл использовал фразу «холодная война», чтобы описать нарастающее напряжение между Востоком и Западом.

К концу 40-х Советский союз и его бывшие союзники стали непримиримыми врагами, злобно взирая друг на друга через Железный занавес. В течение последующих 40 лет весь мир жил в страхе, пока обе стороны фанатично изобретали всё более разрушительное ядерное оружие, чтобы испугать противника своей мощью. холодная война была битвой технологий, испытанием воли, столкновением культур и соревнованием между двумя различными идеологиями. По одну сторону находился западный капитализм: сложный, прагматичный, не всегда справедливый, но свободный. По другую сторону – догматичный марксизм и ленинизм: в теории задуманный как утопия и способ достижения всеобщего благоденствия, на практике же – жестокий и прихотливый режим.

Из столкновения этих идеологий родился наш сегодняшний мир 21 века. Многие кровавые конфликты настоящего берут истоки в холодной войне. К примеру, война в Афганистане. Эта война во многом последняя стадия затянувшегося конфликта, который начался на Рождество в 1979 году, когда Советский союз вторгся в Афганистан, чтобы поддержать своих коммунистических агентов в войне против местных повстанцев. И хотя имена и группировки сменились, по сути, та война продолжается.

Или же Британия, жизнь которой также сильно изменилась под влиянием холодной войны. Социальное государство Клемента Эттли в 40-х было задумано как способ отвадить народ от марксистского экстремизма. Именно правительство Эттли заложило основы не просто социального государства и национальной системы здравоохранения, но великого экономического бума 50-х, который дал обычным семьям их первые телевизоры, холодильники, стиральные и посудомоечные машины. Всего лишь за несколько десятилетий, пока русские всё ещё простаивали в очередях за хлебом, большинство семей в Британии жило жизнью, которую их родители едва ли могли себе представить.

Государство теперь защищало людей от болезней и безработицы, но всё же было не в состоянии избавить от тягостных опасений, что однажды нажатием ядерной кнопки всему этому будет положен конец. Для тех, кто жил в то время, эти опасения остаются и сегодня.

Сегодня угроза новой мировой войны не так реальна и объектом наших ночных кошмаров являются, скорее, террористы-смертники и террористические организации. Но не стоит забывать о том, что многие сегодняшние политики пережили те самые смутные времена холодной войны, которая оставила свой след в их жизни.

Дэвид Кэмерон ещё будучи подростком стал свидетелем того, как его кумир Маргарет Тэтчер приняла спорное решение разместить американские крылатые ракеты на территории Британии. Поэтому не удивительно, что Кэмерон решил сохранить ядерный арсенал Британии.

«Сегодня мы нуждаемся в ядерном щите не меньше, чем раньше, когда более 60 лет назад правительство Британии инициировала его создание. Конечно, мир сильно изменился. Советского союза больше не существует, но ядерная угроза не исчезла», — написал недавно Кэмерон.

Следы холодной войны ещё чётче просматриваются в действиях двух крупнейших политических лидеров Европы: Ангелы Меркель и Владимира Путина. Если вспомнить, что на территории Восточной Германии, где росла Меркель, действовали более полумиллиона информантов секретной полиции Штази, то перестаёшь удивляться, как Ангела Меркель выросла такой осторожной и неразговорчивой женщиной. Возможно, движущей силой всей политической карьеры Меркель было её желание избавиться от тягостных воспоминаний холодной войны, когда Восточная Европа очутилась в ловушке коммунизма. Вот почему вся её экономическая политика направлена на сохранение евро (а, значит, и самого ЕС), несмотря на огромные потери рабочих мест и конкурентоспособности для большей части населения Европы.

Путин вырос при коммунизме. В 1975 году, когда ему было 23 года, он вступил в ряды КГБ и больше их никогда и не покидал, по крайней мере, в душе. «Бывших кэгэбэшников не бывает», как-то отметил он. В 80-е Путин служил в Восточной Германии и вполне возможно, что данные секретной слежки за Ангелой Меркель лежали у него на столе. Когда Советский союз распался, и Россия погрузилась в анархию, он занялся политикой, будучи решительно настроен, вернуть стране былое величие. Поэтому никого не удивляет, что в путинской России царят сталинские настроения. Решительная поддержка сирийского диктатора Асада и участие его тайных служб в отравлении Литвиненко в Лондоне говорит о том, что Путин намерен повернуть время вспять.

Завершение холодной войны должно было стать окончательным оправданием модели западного капитализма – системы, которая улучшила качество жизни миллионов людей. Однако, одержав победу, капитализм потерял моральные ориентиры. Конечно, никто не станет желать, чтобы в холодной войне тогда победил коммунизм с его жестокими трудовыми лагерям, равнодушию к прекрасному и нетерпимостью к диссидентству. Однако многие согласятся, что Запад мог бы использовать свою победу в той войне несколько более разумно.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 4,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Бодровас:

    К концу 40-х Советский союз и его бывшие союзники стали непримиримыми врагами, злобно взирая друг на друга через Железный занавес.

    Интересно, а как должен был СССР смотреть на Запад после провала плана «Немыслимое»? Да, Запад обделался — думал, что после тяжелейшей войны с Германией свалить СССР будет плевым делом, но подобломался. И смотрел на СССР с ненавистью и… страхом. А СССР должен был распахнуть дружеские объятия двуличным и алчным капиталистам?

  2. Dems:

    «Запад» совершил две ошибки: 1) Что холодная война закончилась. 2) Что они победили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *