Ядерный кризис в Японии выявляет долгую историю сокрытий ядерных инцидентов

Источник перевод для mixednews — molten

14.03.2011

Режиссёр-документалист, который большую часть своей карьеры посвятил атомной отрасли Японии, говорит, что у страны имеется долгая история сокрытий ядерных инцидентов.

Внимание всех сейчас приковано к этой отрасли, после того, как смертельное землетрясение и цунами в пятницу повредили систему охлаждения нескольких японских атомных реакторов, когда на одном объекте в Фукусиме два из них взорвались.

Тони Баррелл рассказывает, что хотя власти и кажутся открытыми в своих заявлениях относительно этого кризиса, в прошлом, однако, хватает тёмных пятен.

«Не всегда всё было хорошо». Этот последний инцидент является примером, если хотите, новым способом дозированной выдачи людям всё более тревожной информации о том, что в действительности происходит», сказал он.

«Всё слишком очевидно, потому что и цунами и землетрясение настолько явно угрожали ядерным объектам на восточном побережье Японии, что не было никакой возможности притвориться, что они не являются угрозой.

«Тем более если принимать во внимание, что было уже достаточно всяких происшествий, включая и те, что происходили по вине компаний, осуществляющих обслуживание объектов».

Он говорит, что в 2003 году реакторы по всей стране должны были быть закрыты, после того, как выяснилось, что Токийская электроэнергетическая компания (TEPCO) скрывала аварии.

«Они должны были закрыть 17 объектов в 2003, потому что записи о происходящем на них были фальсифицированы», сказал он.

«Те инциденты не были связаны с природной катастрофой. И не имели ничего общего с происходящим в Фукусиме».

«Но они были серьёзными в плане угрозы для жизни людей, и когда различные системы выходили из строя, то записи об этом фальсифицировались и скрывались. Они просто делали вид, что ничего не произошло».

Он говорит, что хотя этот инцидент и является крупнейшим за всю историю атомной индустрии в Японии, были, однако, и другие крупные происшествия.

«Ну, всё зависит от того, исходя из чего вы определяете серьёзность происшествия. Это первое частичное разрушение реакторов. Всё верно. Но случались и другие происшествия, когда люди гибли, и получали ранения».

«Возможно, одним из самых впечатляющих был крах системы охлаждения первого японского коммерческого реактора на быстрых нейтронах, который находится на побережье на противоположном берегу у Тихого океана.

«Местечко называлось Мондзю, где в 1995 году система охлаждения с жидким натрием дала течь, что привело к резкому нагреванию всей системы, и которую необходимо было немедленно отключить, и держать выключенной следующие 15 лет, т.е. вплоть до прошлого года».

Местная оппозиция

Г-н Баррелл говорит, что последнее происшествие только прибавит сил местной оппозиции ядерным объектам.

«Я думаю, что из-за долгого распространения и расширения количества ядерных станций на протяжении долгого времени, людям понадобилось много времени, чтобы осознать, как много в мире таких мест».

«Все они строятся в отдалённых районах, часто в комплекте в другими объектами, как в случае с Фукусимой. В одном комплексе находятся шесть объектов, и ещё четыре объекта в другом.

«Сейчас происходит своего рода накопление тревоги, движение в обществе, с общим посылом, вроде: «э, погодите-ка, нам такое дело у нас на задворках совсем ни к чему».

«Но в действительности задворки где-то далеко, где люди особо не имеют возможности рассказать, что у них происходит. И очень редко рождается какое-то общественное движение, которому хватает сил, чтобы остановить что-то происходящее».

Он говорит, что рост чрезвычайности ситуации поднимает вопрос о роли ядерной энергии в борьбе с изменением климата.

«Последние несколько лет ходят громкие разговоры о том, что ядерная энергия является ответом на глобальное потепление и изменение климата, или как там это называется», говорит он.

«И японское правительство этой стратегией вооружилось. А сейчас следы этой стратегии уже ощущаются в атмосфере».

Баррелл сказал, что что бы ни произошло в дальнейшем, уже сейчас ясно, что некоторые объекты должны быть закрыты как прямое следствие кризиса.

«Я полагаю, что всё зависит от того, как много из них реально пострадали, потому что, хотя они и говорят, что ничего не взрывается, и серьёзной опасности нет, объекты, которые пострадали, их уже не исправить — я имею в виду, что каким-то из них пришёл конец, коль скоро в реакторах начался процесс разрушения».

«Объект надо было закрыть ещё много лет назад, потому что в этом месяце ему исполняется 40 лет».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *