Почему не срабатывают санкции против России

Почему новые санкции США и Европы против России привели к некоторому восстановлению российского фондового рынка и усилению рубля? Чтобы понять этот парадокс, стоит припомнить британский комедийный сериал «Да, господин министр», в котором незадачливый политик совершает ляп за ляпом, оправдываясь при этом: «Надо же что-то делать».

russia_32067
Пророссийские активисты в масках в здании областной администрации в Донецке, 25 апреля 2014 года

Всё дело в том, что иногда лучше вообще ничего не делать, чем «делать что-то». И наглядный пример тому – решение Запада ответить санкциями на украинский кризис. Экономические шаги США и Европы оказались жалкими и неспособными усмирить Россию. Они только подчеркнули отсутствие чёткого плана действий у Запада. Зато Владимир Путин, похоже, добился желаемого: международное сообщество негласно приняло присоединение Крыма как не подлежащий пересмотру свершившийся факт, и Александр Турчинов признал, что Киев неспособен остановить распад страны без содействия России.

Помимо этих колоссальных успехов Путина и подрыва авторитета США как мирового полицейского на Ближнем Востоке и в Азии, есть ещё несколько причин, почему санкции могут оказаться катастрофической ошибкой.

Во-первых, переход от военно-дипломатического воздействия к экономическому противостоянию может подтолкнуть другие могущественные державы, например, Китай или Израиль, к решению своих территориальных споров военными средствами.

Чтобы понять, почему это так, припомним ситуацию, описанную философом Гарвардского университета Майклом Санделом в книге «Чего не купишь за деньги». В израильском детском саду ввели штрафы для родителей, которые поздно забирали детей, чем причиняли неудобство воспитателям. Но эта мера дала противоположный эффект – родители поняли штрафы как своего рода оплату присмотра за детьми и больше не чувствовали себя обязанными быть пунктуальными.

В описанной ситуации нравственные нормы превратились в коммерческие отношения из-за применения экономических методов. Так и западные санкции против России сводят такие военно-дипломатические вопросы, как территориальные споры, к экономическим расчётам.

Президент Обама высказал это предельно ясно. Он постоянно говорит о серьёзных последствиях для российской экономики. Однако ослабление рубля и экономический спад – это цена, которую Россия определённо готова заплатить за возврат Крыма. Китай, вероятно, придёт к тому же выводу по поводу островов Дяоюй-Сэнкаку.

Но если переход от военно-дипломатического противостояния к экономическому был ошибкой, значит ли это, что Западу следовало ввязаться в войну с Россией вместо введения санкций? Однозначно, нет. Здесь кроется вторая серьёзная стратегическая ошибка Запада.

Современные демократические государства прибегают к военной силе только в исключительных случаях, когда остальные возможности исчерпаны. Но европейские и американские лидеры сочли санкции лёгким путём, позволившим уклониться от сложностей серьёзной дипломатии и непростых переговоров. Их подход был примитивным и не подлежащим обсуждению – государственные границы неприкосновенны, и единственной легитимной властью является киевское правительство. Возможности переговоров между Россией и Украиной не осталось.

Таким образом, немедленные санкции в ответ на действия России дали обратный результат. Долгий сложный переговорный процесс по поводу изменения украинской конституции вполне мог привести к компромиссу, который скрепя сердце приняли бы все стороны. Вместо этого шаги Запада создали условия для прямой военной конфронтации, в которой победа России была предрешена.

Способны ли санкции нанести серьёзный вред российской экономике и тем самым подорвать военную силу страны, сведя на нет все успехи на Украине? Ведь Россия зависит от импорта, который финансируется за счёт продажи газа и нефти. Но и здесь Запад просчитался.

Санкции могут сыграть на руку Путину в краткосрочной перспективе, подтолкнув крупный бизнес вернуть средства в Россию.

Долговременные последствия могут быть ещё более пагубными. Сегодня российская экономика на удивление открыта. Прилагается гораздо меньше усилий для защиты отечественной промышленности от глобальной конкуренции по сравнению с другими странами со средним уровнем дохода. Если экономические санкции толкнут Россию к усилению независимости и протекционизму, местное производство и сектор услуг, бесспорно, начнут расти гораздо активнее.

К чему приведёт разворот России от общества потребления, ориентированного на западный импорт, к системе с советской независимостью и бразильским протекционизмом? Трудно сказать наверняка. Но если судить по другим странам, которые десятилетиями были изолированы от мировых рынков, можно предположить, что в протекционистской России расцветёт крупный бизнес. Власть Путина или даже более жёсткого националиста усилится, а военная мощь страны скорее возрастёт, чем разрушится.

Это совсем не тот результат, которого ждут от введения санкций.

Об авторе. Анатоль Калецкий – отмеченный наградами журналист и финансовый экономист, который с 1976 года писал для таких изданий, как «Economist», «Financial Times» и «Times of London», позднее начал работать в «Reuters». Он также главный экономист гонконгской компании «GaveKal Dragonomics», которая проводит анализ капиталовложений для 800 инвестиционных учреждений по всему миру.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0