Россия и Китай: брак, заключённый на небесах

Должно быть, когда Владимир Путин подписал историческое газовое соглашение с Китаем на 400 миллиардов долларов, он ощутил чувства сродни тем, что возникают у гроссмейстера, раскрывающего неотвратимый исход сложной игры. 

Россия и Китай: брак, заключённый на небесах

Китайский президент Си Цзиньпин и его российский коллега Владимир Путин присутствуют на церемонии открытия совместных морских учений в Шанхае, 20 мая 2014 года

Теоретически следующий раунд между Западом и Россией на Украине должен развернуться после президентских выборов. Однако учитывая, как Путин расставил фигуры, итог предопределён независимо от того, кто станет следующим президентом в Киеве.

Не удивительно, что российский фондовый рынок и рубль стали расти. Индекс MSCI Russia вырос на 20 процентов по сравнению с низшей точкой, зафиксированной 14 марта.

Обеспечив в марте присоединение Крыма, в апреле Путин взялся за свою основную цель. Она заключалась в дестабилизации Украины до такого состояния, чтобы уже никто не мог серьёзно размышлять о её вступлении в ЕС и уж тем более в НАТО.

Что не менее важно с точки зрения Путина, сочетание внутреннего хаоса, наскоро организованных референдумов и российских учений на границе с Украиной отвлекло внимание Запада от крымского вопроса. Он переориентировал угрозы санкций с присоединения Крыма на осуществление президентских выборов.

Выборы прошли без особых происшествий, так что теперь трудно представить, какие аргументы может привести Запад для ужесточения санкций и как достичь единодушия в этом вопросе. Мир фактически признал присоединение Крыма к России не подлежащим пересмотру фактом.

Вероятно, и возврата Крыма хватило бы, чтобы обеспечить политическую популярность Путина на многие годы, учитывая огромную стратегическую значимость севастопольской морской базы и любовь россиян к отдыху в Крыму. Но прошлая неделя принесла ещё более радостные для Путина известия.

Выгода, которую Россия получила от ситуации в Крыму и на Украине, дала о себе знать ещё к началу мая, когда начался рост российских фондовых рынков и рубля. Но США и Европа обеспечили Путину ещё одно – даже более внушительное – экономическое и геополитическое приобретение: перспективу российско-китайского партнёрства в противовес НАТО и союзам США в Азии.

Ещё несколькими месяцами ранее ни Москва, ни Пекин не представляли подобное евразийское сотрудничество возможным и даже не стремились к нему. Будь международная обстановка иной, газовая сделка могла бы стать просто очередным торговым соглашением, которое, по-видимому, не имело бы иной геополитической значимости, кроме влияния на мировые цены энергоносителей.

Но всё выглядит совершенно иначе в свете нынешнего глобального противостояния. Обострились отношения не только между Россией и Западом по поводу Украины, но и между Китаем и Западом – из-за Японии, Вьетнама, Филиппин и, совсем недавно, кибер-шпионажа. Кульминацией стало решение Вашингтона об ордерах на арест высокопоставленных китайских военных, принятое в тот самый день, когда Путин прибыл в Шанхай. На фоне ошибок западной дипломатии, ответственной за эту ситуацию, 30-летняя сделка между Россией и Китаем приобретает ключевое значение.

Возможно, поездка Путина означает начало стратегической перестройки отношений между двумя ядерными сверхдержавами, что сопоставимо с масштабными сдвигами, произошедшими после визита президента Ричарда Никсона в Китай в 1972 году.

Это предположение может казаться надуманным и помпезным, и западные лидеры, слишком оптимистичные и недальновидные, не задумываются о происходящем. Однако укреплению союза между Россией и Китаем есть ряд причин.

Расстановка сил. И у России, и у Китая имеются трения с США и Европой, доминирующими в мире на сегодняшний день. Россия спорит с европейскими союзниками Америки из-за их посягательств на то, что она считает своей территориальной и экономической прерогативой. Именно так Москва расценивает нынешнюю ситуацию на Украине. В свою очередь, рост Китая способствует возникновению территориальных разногласий с тихоокеанскими союзниками США. В обоих случаях Америка выступает противником.

Но глобальное господство Вашингтона убывает. Не потому, что США становятся экономически и технологически слабее. Дело в том, что американское общество разочаровано заграничными авантюрами. Американцы больше не хотят роли «мирового полицейского».

Это означает, что союзники США теперь не могут рассчитывать на то, что Вашингтон будет сдерживать Россию и Китай, особенно из-за незначительных территориальных споров. Даже если защита со стороны США теоретически гарантирована договором о взаимной обороне.

Идеальный союз. Сотрудничество России и Китая представляется вполне естественным. Они дополняют друг друга в плане экономики, военных возможностей и даже демографии. У России налицо избыток ресурсов, но не хватает рабочих рук. Страна сильна в передовых военных технологиях, авиации и программном обеспечении. Но массовое производство потребительских товаров и электронной аппаратуры – её слабая сторона. У Китая всё с точностью наоборот.

Возможности расширения коалиции. Стратегическое партнёрство между второй и шестой экономиками мира может привлечь другие страны, особенно азиатские, которые не хотят или не могут соответствовать западным стандартам (к которым относятся демократия, торговая и финансовая открытость, качество и безопасность потребительских товаров).

Общий враг. Возможно, самым важным является то новое, что появилось в отношениях между сверхдержавами из-за украинских событий и неожиданно агрессивного настроя Барака Обамы по отношению к Китаю во время его поездки по Азии в прошлом месяце. Китайские и российские лидеры традиционно настороженно относились друг к другу, но США начинают вызывать у обеих стран ещё более сильное отторжение.

Мотивы России очевидны. Недоверие Китая к Америке значительно возросло после того, как последняя предъявила обвинения в шпионаже и заняла активную позицию в территориальных спорах в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.

Возможно, столь враждебное отношение – всего лишь временный зигзаг. Но если Обама продолжит раздражать и провоцировать Китай, он не просто совершит крупный стратегический промах – он будет действовать в интересах России.

Об авторе. Анатоль Калецкий – отмеченный наградами журналист и финансовый экономист, который с 1976 года писал для таких изданий, как Economist, Financial Times и Times of London, позднее начал работать в Reuters. Он также главный экономист гонконгской компании GaveKal Dragonomics, которая проводит анализ капиталовложений для 800 инвестиционных учреждений по всему миру.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 4,88 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. mike:

    Китай с 2008года начал курс на развитие внутреннего потребления, увидев безнадежность долгов западных стран.
    Россия под давлением группы стран НАТО также разворачивается на внутренний рынок, т.е. происходит деглобализация мирового рынка. Вслед за Россией конечно подтянутся Казахстан и Белоруссия, далее все страны, которые захотят вступить в Евразийский экономический союз, самоисключилась из глобальной системы Украина.
    В результате войн, кризиса 2008года и переворота 2014года из общепринятой схемы потребления постепенно выбывают развивающиеся страны. Для кейнсианской модели развития капитализма эти процессы грозят скорым началом рецессий всех глобализированных экономик, т.к. расширение закончилось и рост производства больше не имеет смысла, единственный способ борьбы с рецессией — управляемая инфляция.
    Волна отделения стран от глобальной экономики может начать нарастать по мере агрессивного воздействия США. Афганистан после ухода войск НАТО, перейдет под управление талибов, Сирия, Иран, Ливия и Ирак. Нарастает масса жителей земли, не включенных в глобальную экономику. Что скажет Индия с новым правительством?

    • ДЖО:

      Может я чего-то не допонял в кейнсианстве, но управляемая инфляция вроде как раз один из его инструментов?

      • mike:

        Верно, только этот инструмент работает в постоянно расширяющемся рынке сбыта, а когда рынок сбыта стагнирует, или что еще печальнее сужается, стимулирование производства инфляцией теряет всякий смысл, т.к. на буксующую реализацию произведенного товара накладывается инфляционный рост цен на этот товар. В результате рентабельность производства начинает стремиться к нулю, что неминуемо ведет к снижению и остановке производства.
        Сейчас рынок начал сужаться, китайский платежеспособный спрос зацикливается на себя, российский на себя и Китай, остальные перечисленные страны в той или иной степени входят в орбиту первых двух. Индия стоит особняком, но ее этот процесс коснется в ближайшем будущем. Т.е. развивающиеся страны голосуют своим платежеспособным спросом за выход из глобального рынка, страхуют себя от Кейнса.
        В результате инфляция будет губить самих создателей лишних денег.

        • ДЖО:

          Как мне показалось, основная идея Кейнса — это вывод экономики из рецессии при помощи создания искусственного спроса со стороны государства с помощью гоззаказа, и мне кажется, что именно экономике России заветы Кейнса близки в гораздо большей степени. Но не суть. Роль России не сильно меняется — продавать сопоставимо столько же нефти и газа на внутреннем рынке как сейчас на внешнем в обозримом будущем не сможет, как не сможет и отказаться от этих доходов. А вот китай, да там есть смысл развивать внутренний спрос хотя бы просто потому, чтобы не закончить как ссср из-за явных перекосов в экономике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *