Краткосрочный экономический прогноз для мировой экономики, терпящей бедствие

Источник перевод для mixednews – KaY

9.04.2011

Несмотря на то, что с начала 2011 года прошло всего 3 месяца, мир сильно успел измениться. Вместе со всё развивающимся европейским долговым кризисом, с виду локальными протестами в Тунисе, переросшими в перевороты разного уровня по всему арабскому миру, и историческим землетрясением и последующим цунами, вынесшими перспективы Японии к заоблачным вершинам неопределённости. Каждая из этих ситуаций значительна по масштабу и значимости, однако сконцентрируемся только на ключевых моментах, чтобы можно было оценить главные риски.

Япония

В последний месяц картинки с места землетрясения, цунами и ядерного инцидента в Японии пробудили образы отдельных ужаснейших катастроф, произошедших в последние 30 лет, а также вызвали жаркие обсуждениями почти одинаковых апокалиптических сценариев и предсказаний. В гуманитарном плане, гибель людей и потеря собственности оставит неизгладимый след в сознании нации. Однако, если судить строго в рамках экономических перспектив, судя по появляющейся информации текущее положение дел приближается к восстановлению, факты скорее говорят о том, что Япония переживает весьма умеренную рецессию, и что восстановительные работы приведут к весьма умеренному экономическому оживлению во второй половине 2011 года.

Префектуры, подвергшиеся наибольшим разрушениям – Мияги, Фукусима и Ивате – представляют собой одну из областей расположения японской тяжёлой промышленности, ядерная станция Фукусима производила 6% электроэнергии в стране. Разрушения причинённые землетрясением сами по себе не были на столько серьёзными как можно подумать, тем более что в этих регионах сейсмическая активность наблюдается давно и они считались готовыми даже к 9-ти бальному землетрясению. Пожалуй, большая часть разрушений была нанесено последовавшим цунами, чей удар стал самым сильным по проникновению вглубь суши, волна прошла пять километров. Основные разрушения пришлись на жилые территории, при этом промышленный центр по большей части не пострадал. Несмотря на ужасную гибель людей, жертвы исчисляются более чем в 20 000 человек, и тот факт, что сотни тысяч людей вынуждены покинуть свои места жительства, большая часть экономических и промышленных объектов (в стоимостном исчислении) не пострадали и могут возобновить производство.

Главной проблемой для токийского правительства может стать размещение вынужденных переселенцев, в то время как восстановление пострадавших территорий является и не возможным, и не реализуемым. Восстановление прибрежных территорий может потребовать большего, чем просто восстановление утраченного имущества, например, необходимо восстановить все дороги и мосты, чтобы расчистить узкие места в организации поставок для будущей стройки. Ещё больше осложняет дело, масштабные глубокие разломы, наступление моря и выход отдельных сельхозугодий из оборота, до тех пор пока на отдельных прибрежных территориях имеются такие тяжёлые разрушения инфраструктуры их можно рассматривать полностью утраченными для экономики. Этот логистический кошмар возможно будет разрешить спустя длительное время, и строительство на новом месте может оказаться более эффективным выбором во многих отношениях. Однако, восстановление может набрать обороты к концу этого года, предполагая возможности от умеренного оживления до всеобщего роста, хотя возможно меньшего, чем пророчит большинство.

В то время как местная экономика восстанавливается, определённый объем производства не может быть восстановлен. В особенности необходимо отметить заводы производящие комплектующие к автомобилям и компьютерам, поставлявшиеся в другие страны. Разрушение региона, обеспечивающего поставки, повлияло на связанные с ним предприятия не только в Японии, но и в других развитых странах, которые замедляют темпы работы поскольку имеют недостаточный объём запасов. Когда заводы Фукусимы и Мияги возобновят производство, ситуация уже может стабилизироваться ввиду снижения спроса. Кроме того, организации даже в тех виды деятельности, которые серьёзно не пострадали, до сих пор могут столкнуться с недостатком электроэнергии и возможно снизят численность персонала.

Кроме того существует риск, что с такими разрушениями в генерирующих мощностях, производство может сделать выбор не в пользу восстановления разрушенного, а в пользу перемещения туда, где ниже издержки, это такие рынки как Малайзия или Тайвань. Это даёт основание предполагать, что экономика не продемонстрирует классическое V-образное восстановление, вероятно будет L-образный разворот. Пока цепочки поставок специфичной продукции будут временно нарушены замедление экономики Японии будет оказывать ограниченное влияние на её главных торговых партнёров. За последние десять лет, мировой экономический рост сместился в пользу развивающихся рынков, имеющих более низкие издержки, таких как Китай, который догнал Японию в прошлом году и стал второй крупнейшей экономикой в мире. Япония завязла в экономической стагнации большую часть последних двух десятилетий, всё же общемировое производство всё больше увеличивалось, несмотря на японские показатели. Ограниченное влияние японской катастрофы на глобальную экономику может стать печальным подтверждением снизившегося влияния Японии в мире.

Что касается ядерного объекта Фукусима Даичи, то на протяжении месяцев будет сохраняться значительная обеспокоенность, однако появилась точка зрения, что наиболее опасные моменты пройдены. Начальные опасения по поводу полного расплавления и частые сравнения с Чернобылем потонули в разговорах о том, сколько станций могут быть возвращены в строй и какое время необходимо для полного охлаждения этих объектов, чтобы их можно было эксплуатировать или произвести захоронение, если вдруг какая-либо из них тоже будет повреждена. Самое большое опасение в экономической плоскости является то, как компенсировать потерянные мощности в японской энергосистеме. Поскольку национальная энергосистема и распределение энергии имеют только ограниченный резерв прочности, то потери могут быть компенсированы посредством веерных отключений и в порядке переговоров. Однако учитывая, что Фукусима Даичи вырабатывала 6% электроэнергии, то компенсация дефицита энергии будет очень трудной и повлечёт негативное влияние на экономику в целом.

Поскольку Япония всецело полагается на импорт энергоносителей: угля и нефти, рыночные цены выросли, исходя из ожиданий повышенного спроса ввиду необходимости для Японии восстановления выбывшие энергетические мощности в Фукусиме. Действительно, повышенное производство потребуется от нефтяных и угольных электростанций страны, однако не понятно достаточно ли дополнительных мощностей, чтобы восполнить дефицит, и будут ли мощности, вырабатывающие дополнительную энергию, размещены по территориям так, чтобы эффективно компенсировать недостаток энергии в северо-восточных префектурах. Планы по временному вводу в эксплуатацию ранее закрытых электростанций уже были приняты, но эта мера в лучшем случае всего лишь экстренная затычка. Исключая захватывающее спасение любого из реакторов станции Фукусима Даичи, Япония также столкнётся с необходимостью справиться с перегрузкой существующих в энергосистеме мощностей, которая будет наблюдаться до тех пор, пока новые мощности не будут построены. И конечно же, новые станции будут скорей всего ядерными. Японская энергетическая безопасность зависит он наличия стабильного источника энергоносителей для её электростанций, и предпочтение отдаётся поставкам ядерного топлива, например, из Австралии, чем закупкам нефти на Ближнем Востоке. В международном отношении Фукусима может стать поводом для объединения противников ядерной энергетики и отрасль может на некоторое время замедлить своё развитие. Впрочем, люди во многих странах склонны пойти на компромисс и принять зависимость от нефти в сравнении с рисками ядерной энергетики, и будут оказывать давления с целью изменения программ по развитию энергетики.

По мере увеличения разрушений, аналитики используют сравнение с землетрясением 1995 года в Кобе (Япония) для того, чтобы показать влияние недавней катастрофы на экономику. Некоторые имеющиеся параллели по сути ничего не значат, во время землетрясения в Кобе по существующим оценкам погибло 6 400 человек, а ущерб оценён только в 102 миллиарда долларов или 2,5% ВВП. Однако, делая выводы на основе этого примера, упускают из виду ряд существенных отличий. Если не трогать ядерный инцидент в Фукусиме, наиболее бросающееся в глаза отличие состоит в том, что в Кобе, главном населённом пункте городского типа с населением 1,5 миллиона человек на момент землетрясения, сохранилась инфраструктура, которая необходима для восстановления города. Наиболее пострадавшие районы города потеряли одну пятую часть (20%) строений (или разрушенные землетрясением, или позже признанные непригодными для эксплуатации), транспортная инфраструктура была по большей части восстановлена в течение месяца. В префектуре Фукусима, наиболее пострадавшие области подверглись полному разрушению и по большей части вследствие цунами, которое подчистую вымело все строения с огромных территорий. Вместе с тем солёная вода затопила бессчетное число акров сельхозугодий, прибрежные деревни лишились возможностей быть экономически состоятельными. Если говорить в финансовых категориях, то сложившаяся ситуация говорит в пользу того, чтобы переселить выжившее население прибрежных районов во внутренние города Японии и списать разрушенные регионы как полностью уничтоженные стихией.

Ближней Восток – Северная Африка

Большая часть мира была обескуражена событиями в Тунисе, которые за период в один месяц переросли из локального происшествия в народное восстание, которое привело к свержению президента и воодушевлению целой части света восстать против режимов, которые казалось окапались настолько прочно, что их невозможно было к чему-либо принудить силой. Последующее падение египетского президента Хосни Муббарака, лидера наиболее густонаселённой страны региона и важного участника арабской мировой политики, продемонстрировало, что ни одно правительство не может чувствовать себя в безопасности. Сейчас протесты и беспорядки происходят открыто от Морокко до Бахрейна, включая Ливию, скатившуюся в гражданскую войну, и Йемен, который стоит на краю пропасти. Арабский народ обрёл голос, призывы к изменениям перекроят этот регион.

В то время как народные недовольства распространялись от Туниса с его Жасминовой революцией и до Египта, внешние наблюдатели пытались соединить разрозненные факты и сделать выводы о уязвимости других стран. Похоже на то, что общие причины волнений имели внутренние происхождение – это институциональная коррупция и хроническая безработица, причиной протестов были также и социально-политические различия: отсутствие поддержки со стороны народа правящих лиц и различия в уровне доходов. Даже в относительно либеральных, ориентированных на реформы странах таких как Бахрейн и Оман, люди вышли на беспрецедентные по численности митинги против правительственного курса. В случае с Бахрейном, жесткий правительственный ответ этому активистскому движению обернулся тем, что умеренное движение за реформы превратилось в требования изменений, сопровождающиеся насильственными акциями, несмотря на наличие значимого раскола на Шиитов и Сунитов. Большинство правительств на Ближнем Востоке и Северной Африке совершенно не знакомы с управлением в ситуации общественного недовольства, и неумелый антикризисный менеджмент послужил спусковым крючком, который привел к распространению недовольства и дальнейшему обострению ситуации, до того что люди хотят смены власти. В некотором смысле эти изменения являются положительным движением в направлении демократических реформ, однако по большей части люди хотя, чтобы страной управляло правительство отвечающее на их чаяния и надежды, будет ли это реализовано посредством выборов или иным образом не важно. Успешные восстания в Тунисе и Египте показали населению этого региона, что перемены возможны и могут произойти, если приложить достаточно усилий. Всё произошедшее означает, что 2011 год войдёт в историю, как год массового движения на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которое с очень большой вероятностью приведёт к экономическим проблемам и возможно даже к гражданской войне.

В международном плане, беспокойство относительно стабильности на Ближнем Востоке и в Северной Африке – прежде всего на Ближнем Востоке – связано с тем, что этот регион является поставщиком нефти. В связи с тем, что этот регион прежде всего является регионом размещения нефтяной промышленности, не является случайностью и то, что страны, где добыча нефти весьма ограничена также являются свидетелями ужаснейшего кризиса в последние три месяца (Тунис, Египет, Йемен и Бахрейн). Основные страны-поставщики нефти и газа (Саудовская Аравия, Кувейт, Оман, Катар) были буквально затоплены деньгами и быстрый подъём материального благосостояния стало смягчающим фактором. Саудиты быстро утвердили пакет экономической помощи в 39 миллиардов долларов, в Кувейте гражданам было переведено по 1 000 кувейтских динаров (примерно 3 600 долларов США) на всякий случай, и другие процветающие страны нашли способы, чтобы застраховать себя от формирования экономической основы народных протестов. Единственным исключением на текущий момент стала Ливия, в которой редко нефтяные деньги доходили до простых людей и по большей части были связаны с коррупцией, и финансированием репрессивных институтов, ранее укоренившиеся в Тунисе и Египте. С этой позиции, ливийская гражданская война представляется неизбежным побочным следствием Жасминовой революции, которая будет основой для деятельности активистов по всему Ближнему Востоку и Северной Африке, а также пугалом для тех правительств, которые до сих пор не поняли, что запросы народа нельзя игнорировать.

Несмотря на то, что некоторые доказывают, что движение за демократию по всему Ближнему Востоку и Северной Африке – положительное явление, также раздаются голоса в поддержку весьма неприглядных политических сил в арабском мире. В Египте, радикальное исламское движение Братья Мусульмане по всей видимости является наиболее организованным движением за исключением партии бывшего президента Мубарака, и вероятно получит огромную поддержку, если будут проведены действительно свободные выборы. Принимая во внимание враждебность Братьев Мусульман в отношении Израиля, а также наличие более радикальных фундаменталистских идеологий с анти-западными настроениями, переговоры по демократизации могли бы превратить какую-нибудь страну Арабского мира из угрозы в остров стабильности на южной границе Израиля. В Йемене Аль-Каида чувствует себя вольготно, хотя неофициально, и отчаянно защищается текущим правительством. Однако, по мере того как страна и её лидеры всё глубже погружаются в хаос, такой вакуум власти может дать террористическим организациям устойчивый плацдарм на Арабском полуострове и возможность консолидации для аналогичных групп. Кроме того, резкий поворот к демократии может создать головную боль для тех, кто заинтересован в стабилизации на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Ничто не может помочь понять как развиваются события, кроме сравнений с 1848 годом, когда серия революций прокатилась по Европе с той или иной степенью успеха. События того года сами по себе не изменили Европу мгновенно, и некоторые изменения носили временный характер. Однако, эти восстания породили другой подход в политических взаимоотношениях между народами и их правительствами и за последующие 30 лет Европа изменилась. На Ближнем Востоке и в Северной Африке похоже события будут развиваться по аналогичному сценарию, хотя нужно учитывать весьма странное обстоятельство – правительства, что уже пали, представляли собой конституционные демократии. Этот факт вероятно связан с тем, что Тунис и Египет будучи демократическими странами номинально, на самом деле предлагали мало возможностей свободного выражения идей и были немногим лучше, чем автократические режимы с лёгким налётом демократизма. В настоящий момент важный вывод из сложившейся ситуации состоит в том, что даже после окончания беспорядков, старые монархии и новые режимы должны осознать, что лояльность их народа не может рассматриваться как данность и временами должна зарабатываться. По всей вероятности всё это означает дальнейшие изменения на Ближнем Востоке и в Северной Африке, включая продолжение выступлений, с возможными сменами режимов и длительным периодом, когда этот неустойчивый регион мира будет считаться одним из источников существенных рисков.

Долговой кризис Евро-зоны

После бодрой решимости, с которой члены Евро-зоны ввели в действие план спасения Греции год назад и затем в ноябре приняли программу поддержки Ирландии, отсутствие успехов в последние недели вновь нервирует рынки. Два чрезмерно разрекламированные мартовских саммита предполагались этапом выработки окончательных планов по увеличению координации действий семнадцати членов зоны в бюджетной сфере и окончательного соглашения нового, постоянно действующего порядка предоставления финансовой помощи. Хотя некоторый успех был достигнут, внутренние политические силы нескольких членов зоны затягивают принятие ключевых решений где-то до середины – конца июня. Главное голосование ожидается 17 апреля в Финляндии, где правящая право-центристская коалиция была вынуждена бороться с лево-центристской оппозицией и также с популистской партией Настоящие финны. В Польше наблюдается рост поддержки отстающей партии, которая характеризуется ярким евро-скептицизмом и выступает против выручки других членов зоны. Хотя маловероятно, чтобы Настоящие финны возглавили следующее правительство, но эффектная деятельность может вывести эту партию на позицию, на которой от неё будет зависеть ключевые решения о создании правящей коалиции, что может означать, что Финляндия займёт жёсткую позицию в последующих переговорах об оказании финансовой поддержки в рамках Евросоюза.

Тем временем немецкий канцлер Ангела Меркель понимает, что её внутриполитические позиции серьёзно подорваны, это показали результаты Христианско-демократического союза (ХДС) на региональных выборах в прошлом месяце. Если говорить более конкретно, ХДС утратила лидерство в земле Баден-Вюртемберг, уступив лидерство коалиции зелёных и социал-демократов. Эта потеря произошла в одном из процветающих регионов страны, основного региона размещения Миттельстада – это название сектора средних, экспортно-ориентированных промышленных компаний, именно эти компании являются основой экономического успеха Германии в последние годы – это также земля, в которой ХДС доминировала на протяжении 58 лет. Позиции Ангелы Меркель в рамках партии не были подорваны этими результатами, т.к. у ХДС отсутствует альтернативный лидер ожидающий своего часа, кроме того результатами выборов в Баден-Вюртемберг был подорваны позиции Свободной демократической партии, если бы такие результаты на выборах были бы получены в какой-либо другой земле, то не возникло бы вообще настолько поспешных похоронных настроений в отношении национальной правящей коалиции. Однако, произошедшее позволяет лучше понять смятение ослабленного правительства. Меркель уже утратила своё главенство в Бундесрате (верхняя палата парламента), в котором представлены 16 земель, усиление в этом органе государственной власти оппозиции осложнит принятие спорных законопроектов. Ввиду того, что в ближайшие месяцы региональных выборов будет больше, канцлер не хочет быть очень уж щедрой, особенно на переговорах по оказанию финансовой помощи в рамках ЕС.

Два ключевых вопроса до сих пор ожидают решения в июне будут подготовлено предложение, с тем чтобы добиться подтверждения гарантий со стороны «богатых» стран, существующих сейчас во временном режиме: решение по Организации европейской финансовой стабильности (ОЕФС) и уточнённые параметры «постоянного» Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ), который заменит ОЕФС к 2013 году. На первом саммите в середине марта 17 членов Еврозоны договорились увеличить эффективные кредитные возможности ОЕФС до 440 миллиардов евро, т.е. до ранее планировавшейся суммы, увеличение с текущего уровня кредитных возможностей в 250 миллиардов евро (текущие кредитные возможности ограничены необходимостью сохранения кредитного рейтинга на уровне ААА, т.е. выделение средств должно обеспечиваться государствами, которые имеют кредитный рейтинг ААА).

Однако, возможности договориться о расширении обеспечения предоставленного странами, имеющими кредитный рейтинг ААА были загнанны в тупик финскими выборами. В этой стране парламент сейчас не действует, и какое-либо решение по поводу увеличения кредитных возможностей ОЕФС могут быть приняты только парламентом следующего созыва.

Между тем появилось ещё немного подробностей о ЕСМ. Эта организация будет обладать возможностью кредитовать в пределах 500 миллиардов евро гарантированные с помощью до сих пор не принятого механизма состоящего из взносов капитала, отзывного капитала и гарантий, этой организации будет позволено покупать суверенные долги (ценные бумаги) на первичном рынке (Германия стойко сопротивлялась намерению позволить приобретать долги на вторичном рынке). Меркель настояла на том, чтобы период взносов в ЕСМ был продлён и составил 5 лет, это взамен больших взносов за более короткий период времени, похоже на то, что эта мера даст возможность её правительству сократить налоги перед грядущими федеральными выборами в 2013 году. Это может означать, что кредитные возможности новой организации могут быть более ограничены, чем уже оглашено на страницах печати, это может подорвать веру инвесторов в ЕСМ, как кредитора последней инстанции. Нужно отметить, что новая организация будет подчиняться достаточно строгим условиям и облигации ЕСМ (и МВФ) займут лидирующие позиции для любых частных держателей долговых ценных бумаг. Кроме того, будет условие, которое требует оценку суверенной платёжеспособности, перед тем как хоть малейшая часть фонда будет предоставлена. Это увеличивает вероятность того, что одна или даже больше «периферийных» стран будут подвергнуты какой-нибудь процедуре реструктуризации долга, чтобы всё-таки сформировать ЕСМ к 2013 году.

Наиболее вероятный кандидат на реструктуризацию – Греция, далее следует Португалия. Ирландия сможет вытянуть счастливый билет ЕМС только, если не сможет стабилизировать свой банковский сектор и экономику к 2012 году. Упомянем и про негативное влияние любых форм реструктуризации на банки в других странах Евросоюза, Евросоюз (и если говорить более узко Еврозона) будет вероятно продолжать делать всё, что может для того, чтобы обеспечить долговую устойчивость, общеизвестно, что этот вопрос тщательно контролируется. Плохие новости для налогоплательщиков Греции (и Португалии, и Ирландии), которых скорей попросят затянуть пояса, чем частных и банковских инвесторов например из Германии.

Ирландия, первая страна, которой была оказана помощь в рамках ОЕФС, в конце марта объявила результаты стресс-тестов своих банков. Хорошая новость в том, что тесты были основаны на реалистичных предположениях о будущем росте. Если рекапитализация банковского сектора и реструктуризация продолжаться как запланировано, и если экономика продемонстрирует определённый уровень роста в этом году, тогда правительство сможет исполнить свои обязательства по выпущенным облигациям. Однако, до сих пор сохраняется значительная неопределённость относительно прогнозов роста, а также динамики банковского сектора. Реакция рынка на этот стресс-тест в общем была положительной, однако доходность государственных облигаций остаётся очень уж завышенной, то есть инвесторы не уверены, что экономика и/или банковский сектор смогут восстановиться. Среднесрочный прогноз для Ирландии более положительный, чем скажем для Португалии (или Греции), её экономика более конкурентоспособна и представлена большим числом отраслей, экспортная база более диверсифицирована, кроме того население моложе. Единственная проблема Ирландии в долговом бремени банковского сектора.

В конце концов, Португалия сдалась и признала, что не в состоянии удовлетворить свои финансовые потребности без поддержки со стороны ЕС и МВФ. Детали соглашения пока ещё прорабатываются, однако стороны прорабатывают программу кредитования в 80 миллиардов евро, как предполагается примерно половина этих средств будет выделено ОЕФС, остальное МВФ. Соглашение по всей вероятности будет содержать точные оговоренные и жёсткие бюджетные ограничения, а также может быть определён список государственных предприятий, подлежащих приватизации. Похоже, что спустя годы очень слабого экономического роста, Португалия будет ввергнута в рецессию новым этапом сокращения бюджетных расходов и реформ. Правительство Португалии потерпело крах в прошедшем месяце, внеочередные выборы назначены на 5 июня. Состав нового правительства остаётся в высшей степени непредсказуемым, но ясно, что деятельность нового правительства начнётся фактически со связанными руками, в том смысле, что программа привлечения финансирования граничит с политически непопулярными мероприятиями. И исходя из указанных выше параметров ЕСМ, существует риск того, что Португалия в 2013 году подвергнется в какой бы то ни было форме процедуре реструктуризации долгов.

Хорошая часть новостей относительно долгового кризиса Евро-зоны состоит в том, что инвесторы всё больше покупают, что похоже на историю фильма «Трое на вылет», т.е. есть только три государства Евро-зоны, которым понадобится внешняя финансовая поддержка (Греция, Ирландия, Португалия). Испания не рассматривается теперь как источник опасений, негативно влияющих на рынок, как это происходило несколько месяцев назад. Бюджетная картина в Испании лучше, чем в Греции, испанский банковский сектор в лучшей форме, чем ирландский, и в среднесрочной перспективе экономический прогноз более обнадёживающий. План рекапитализации и реструктуризации маленьких региональных сберегательных банков осуществляется в штатном режиме. Негативные обстоятельства до сих пор могут провоцировать публикации отрицательного характера, но они больше появляются по поводу «плохих» новостей вследствие выздоровления и как результат того, что правительство имеет волю и возможность довести план до конца.

Между тем, хотя 17 стран Евро-зоны достигли соглашения по принципиальным вопросом, можно ожидать, что бюджетный мониторинг и координация стали ближе, однако дьявол может крыться в деталях, т.к. некоторые предлагаемые «детали» потребуют дополнительного парламентского одобрения в некоторых странах. Однако всё это стоит пережить, т.к. Маастрихтские критерии были выработаны до образования Евро-зоны и предполагалось, что она застрахована от возникновения той ситуации, которая сложилась сегодня. Маастрихтский подход не работал, не только потому что Франция и Германия обеспечивали слабеющий надзор и ответственность, предусмотренные пактом стабильности и роста прямо с середины 2000-х. Обещания на уровне ЕС отойдут на задний план в сравнении с внутренней политической целесообразностью стран-участников.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *