Немецкая газета handelsblatt: Запад на ложном пути

Об авторе. Габор Штайнгарт – главный редактор ведущего финансового издания Германии Handelsblatt.

Каждой войне сопутствует умственное возбуждение особого рода – военная лихорадка. От приступов этой «болезни» не застрахованы даже самые умные люди. «Война при всех её ужасах – это всё же нечто великое и потрясающее. Это опыт, который стоит приобрести», – ликовал Макс Вебер в 1914 году, когда «в Европе погасли огни». Томас Манн писал об «очищении, освобождении и огромных надеждах».

12-format3

Габор Штайнгарт

Военная лихорадка не улеглась даже тогда, когда поля битв в Бельгии покрылись телами тысяч погибших. Столетие назад 93 общественных деятеля – живописцы, писатели и учёные – составили «Призыв к культурному миру». Макс Либерман, Герхарт Гауптман, Макс Планк, Вильгельм Рентген и другие поощряли соотечественников быть безжалостными по отношению к соседям: «Без германского милитаризма немецкая культура давно была бы сметена с лица земли. Немецкие войска и немецкий народ едины. Сознание этого сплачивает 70 миллионов немцев вне зависимости от их образования, статуса и партийной принадлежности».

Обычно мы прерываем подобные рассуждения фразой «История не повторяется!». Но можем ли мы быть столь уверены в этом в наши дни? В отношении военных событий на востоке Украины и в Крыму главы государств и правительств неожиданно заняли однозначную позицию, отбросив все сомнения. Американский Конгресс открыто обсуждает поставки оружия на Украину. Бывший советник по вопросам безопасности США Збигнев Бжезинский рекомендует вооружать украинцев для ведения уличных сражений. Канцлер Германии по своей доброй традиции выразилась туманно, но от этого не менее угрожающе: «Мы готовы предпринять жёсткие меры».

Буквально за несколько недель германские СМИ от взвешенных суждений перешли к возбуждённым выкрикам. Диапазон мнений сузился до точки, видимой через снайперский прицел. Газеты, которые считались выразителями мнений и идей, теперь маршируют нога в ногу с политиками, призывая к санкциям против российского президента Путина.

Даже в заголовках проступает агрессия, обычно присущая футбольным болельщикам-хулиганам. Tagesspiegel: «Довольно разговоров!». FAZ: «Покажем силу». Süddeutsche Zeitung: «Сейчас или никогда». Spiegel призывает покончить с «трусостью»: «Путинская паутина лжи и пропаганды раскрыта. Обломки MH 17 – это обломки дипломатии».

Выдвигаемые обвинения и их опровержения настолько перепутались, что за ними почти не видно фактов. Кто повинен в этой ситуации? Всё началось с вторжения России в Крым или Запад уже до этого дестабилизировал Украину? Это Россия хочет расширения на запад или НАТО на восток? А может, столкнулись схожие интересы двух мировых держав в отношении беспомощной третьей, что вылилось для неё в гражданскую войну?

В действительности, у нас нет ответа, как всё началось и чем закончится, и мы не будем пытаться докопаться до скрытой правды. Наша цель состоит в том, чтобы несколько снизить накал страстей и напомнить о подзабытом слове: реализм.

Проводимая Европой политика обострения ситуации не имеет реалистичных целей. В США всё по-другому. Угрозы и демонстративное поведение американских политиков – это часть предвыборной борьбы. Когда Хиллари Клинтон сравнивает Путина с Гитлером, она стремится переманить сторонников республиканцев, обращаясь к людям, не особенно осведомлённым о происходящем в мире. Гитлер – единственный иностранец, которого знают многие из них, поэтому создание фигуры Адольфа Путина является эффективной пропагандистской кампанией. В этом смысле цели Клинтон и Обамы реалистичны: они хотят очередной победы демократов на выборах.

А вот у Ангелы Меркель едва ли есть подобные смягчающие обстоятельства. География обязывает германского канцлера проявлять несколько больше серьёзности. Будучи соседом России, исторической частью европейского сообщества, потребителем энергоресурсов и поставщиком различных товаров, Германия жизненно заинтересована в поддержании стабильности и связей. Немцы не могут позволить себе смотреть на Россию глазами американцев.

Все ошибки начинаются с ошибок мышления. И немцы заблуждаются, если полагают, что от экономических отношений выигрывает только противоположная сторона и лишь она пострадает от их прекращения. Деловые связи основаны на обоюдной выгоде, и их разрыв приведёт к убыткам для всех. Наказание других в этом случае равнозначно наказанию самих себя.

Немцы оказались в ситуации, которую они не создавали и которой они не хотели. Припомним слова лауреата Нобелевской премии мира Вилли Брандта о бесполезности пустословия: «В тяжёлое время приходится полагаться на самих себя. Болтуны ничем не могут помочь».

Теперь болтуны обосновались в Вашингтоне. Но ведь немцы не обязаны идти у них на поводу. Следовать их указаниям – даже осторожно и неохотно, как это делает Меркель, – значит не просто не защищать немецкий народ, а подвергать его опасности.

По словам ещё одного лауреата Нобелевской премии мира Генри Киссинджера, политика определяется тем, к чему она привела, а не как начиналась. После того, как Россия заняла Крым, он отмечал, что важно стремиться к примирению, а не господству. Демонизация образа Путина – это не политика, а оправдание её отсутствия. Он советовал охлаждать конфликты, уменьшая их и ведя к их разрешению.

Однако уже долгое время Америка придерживается противоположной политики. Конфликты обостряются. Борьба с Аль-Каидой превратилась в мировую кампанию против ислама. Ирак бомбили на сомнительных обоснованиях без резолюции ООН и доказательств наличия оружия массового поражения. Затем ВВС США были направлены в Афганистан и Пакистан. Отношениям с исламским миром нанесён серьёзный урон.

Если бы Запад осудил тогдашнее вторжение американцев в Ирак по тем же меркам, что сейчас Путина, Джорджу Бушу-младшему был бы немедленно закрыт въезд в Европу. Иностранные инвестиции Уоррена Баффетта были бы заморожены, экспорт американских автомобилей запрещён.

Ориентация американцев на словесные, а затем и военные обострения, изоляцию и демонизацию противников не показала себя эффективной. Последней крупной успешной военной операцией США была высадка в Нормандии. Всё последующее – Корея, Вьетнам, Ирак, Афганистан – было очевидным провалом. Продвигать подразделения НАТО к польским границам и обсуждать поставки оружия на Украину – это значит продолжать пренебрегать дипломатией в пользу военных методов.

Если таранить головой стену (причём именно в самых плотных участках стены), ничего кроме головной боли не получится. А ведь в стене отношений России и Европы есть огромная дверь. И ключом к ней является баланс интересов.

Первый шаг – это способность видеть мир глазами других. Надо прекратить обвинять 143 миллиона русских в том, что они смотрят на жизнь иначе, нежели Джон Маккейн. Нужно помочь в модернизации страны, а не вводить санкции, которые нанесут удар по благосостоянию и двусторонним связям.

Не секрет, что Россия является энергетической супердержавой и развивающейся индустриальной страной. Политика урегулирования и взаимных интересов, помощь в развитии взамен на территориальные гарантии должны играть здесь решающую роль. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер правильно назвал это «модернизационным партнёрством». Россию надо интегрировать, а не изолировать. Даже маленькие шажки в этом направлении лучше колоссального абсурда политики ограничений.

История не знает случаев, чтобы страны под воздействием санкций извинялись и становились послушными. Напротив, санкции вызывают массовое движение в поддержку национальных лидеров, что и произошло в сегодняшней России. Едва ли страна так когда-либо сплачивалась вокруг своего президента, как сейчас. Это может даже навести на мысль, что западные демагоги работают на российские секретные службы.

И ещё одно замечание. Присоединение Крыма было нарушением международного законодательства, да и поддержка сепаратистов на востоке Украины не вписывается в представления немцев о государственном суверенитете. Границы государств неприкосновенны.

Однако любые события надо рассматривать в связи с сопутствующими обстоятельствами. И в случае Германии надо помнить, что немецкое общество проходит «испытательный срок» и не может делать вид, что крымский кризис был первым попранием международного права. Германия дважды вступала в войну с восточным соседом за последние 100 лет. И обычно романтично воспринимаемая немецкая душа показала себя с жестокой стороны.

В конце концов, осознание пришло и к тем, кто поддался военной лихорадке в 1914 году. После войны раскаявшиеся выступили с ещё одним призывом, на этот раз к взаимопониманию между странами: «Цивилизованный мир превратился в военный лагерь и поле битвы. Настало время потоку любви прийти на смену разрушительной волне ненависти».

Мы должны приложить усилия, чтобы не допустить появление полей сражений в XXI веке. Истории не обязательно повторяться. Может, мы сможем найти лучший путь.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *