Силовая игра Путина: почему в украинском кризисе все карты на руках у России

Поступающие отчёты от так ожидаемой между Путиным и Порошенко встречи в прошлую пятницу предполагают, что в смысле урегулирования почти год длящегося украинского конфликта было достигнуто мало прогресса. Что, учитывая политические течения в Европе в более широком контексте, едва ли должно удивлять.

pix3_102014

Начать с того, что при всех своих целях и намерениях Порошенко с треском проиграл битву за Донбасс. Хотя его блок и лидирует в опросах общественного мнения в преддверии предстоящих в следующее воскресенье парламентских выборов, Порошенко стоит перед рядом проблем, среди которых коллапсирующая экономика (по некоторым оценкам, экономика страны в этом году сократилась на 10 процентов) и разрастающиеся популистские препирательства вокруг того, как правительству следует разрешать кризис.

Так что происходившее в Милане явилось более или менее повторением прошлой встречи Путина-Порошенко 26 августа в Минске, потому как имела место та же логика. Путин, как я тогда писал, всегда будет стороной — независимо от того, угрожают ли санкции или порицание международной общественности — которая будет играть в переговорах с Украиной по-жёсткому. Тем не менее, по мере приближения ноября его давление становится ещё более жёстким на фоне того как кризис от военного противостояния между Россией и Украиной начинает трансформироваться в конфронтацию между Украиной и Европой по вопросу поставок российского природного газа. В Европе ещё свежо в памяти сливание Украиной предназначавшегося Европе газа, что привело к перекрытию Россией поставок для юго-восточной Европы.

Недавнее принятие Радой законопроекта о люстрации, широко освещавшиеся акты насилия против действующих депутатов, возрождение в народе символов нацистской эпохи и включение крайне правых элементов в «Народный фронт» Арсения Яценюка не сулят ничего хорошего для трёхсторонней политической обстановки ни в Украине ни в Восточной Европе, где память о коллаборационизме украинцев против поляков и евреев гораздо свежее, чем в тех же США.

Уже имеются признаки трений между Украиной и самым ярым её сторонником в Европе — Польшей. Из-за войны на Востоке, Украина, обычно будучи экспортёром угля, по некоторым оценкам, принимая во внимание приближение зимы, должна будет импортировать 3-4 миллиона тонн. Украина также продолжает импортировать большие объёмы российского угля, тогда как Киев, по словам министра экономики Польши, проявляет интерес к польскому углю, только если тот «бесплатный». Между тем, споры о запрете Киевом польского мяса из-за его якобы вреда для здоровья только подливают масла в огонь трений между двумя странами. Двусторонние отношения также едва ли улучшились после киевских демонстраций, во время которых звучали призывы реабилитации украинской повстанческой армии, принимавшей участие в резне многих тысяч поляков. Факт того, что такие деятели как Степан Бандера вызывают широкую симпатию у населения Западной Украины, старательно избегают упоминать большинство американских политических экспертов.

Также в американской прессе скупо освещаются последствия для регионального кризиса недавних перестановок в польских кабинетах премьер-министра и министерства иностранных дел. В прошлом месяце место премьер-министра Дональда Туска заняла Ева Копач, которая едва ли озадачивалась дистанцированием себя от активной, (и, положа руку на сердце, русофобской) внешней политики министра иностранных дел в правительстве Туска — Радека Сикорского. Не стоит сомневаться, что взгляды Сикорского будут получать здесь в Вашингтоне свою порцию широкого внимания посредством творческих измышлений его пишущей для Washington Post супруги.

Финальное разворачивание событий, могущих сыграть на руку господину Путину, это недавняя смена руководства в НАТО, когда Андерса Фог Расмуссена сменил бывший премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг. В отличие от Расмуссена (принадлежащего к редчайшей разновидности европейского неокона) новый генеральный секретарь заработал репутацию эксперта по консенсусу и, по видимому, в хороших отношениях с Путиным, который сказал о Столтенберге, «У нас очень хорошие отношения, включая и личные хорошие отношения».

Учитывая всё это, кажется что Путин мало заинтересован в поддержке урегулирования кризиса. Нам не стоит ожидать серьёзного давления к улаживанию почти год длящегося украинского кризиса, завершение которого (года) вполне может охарактеризоваться весьма холодной зимой для Восточной Европы, когда к этому времени политический баланс в Европе может ещё больше склониться в сторону Путина.

Джеймс Карден является пишущим редактором для The National Interest.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (14 голосов, среднее: 4,21 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *