Америка банкрот. Но не в том смысле, в каком вы подумали…

Источник перевод для mixednews – Anastasia

19.05.2011

Медицина, школы, полиция, налоговые льготы…что из этого вы бы оставили, убрали или сократили? Необходимо сделать выбор, и, если бы вы были на месте палача, какую голову вы бы отрубили? Это главный вопрос, разделяющий общество, в наши времена, когда необходимо стянуть пояса.

Или это не так? Может, полагаться на то, что сокращение расходов приведёт к восстановлению благосостояния, это всё равно, что лечить болезнь Альцгеймера с помощью диеты: не сработает?

Посмотрите на также сравнение: семья накапливает долг не потому что им легко поверили, а потому что они просто неправильные. Встречайте новых Джонсов! Они меньше похожи на Клеверов и больше на Сопрано (все три семьи — герои американского телевидения; прим. mixednews).

Глава семьи Джонсов – исполнительный директор ведущей энергетической компании Токсико. Он властолюбивый миллионер, более скупой, чем Скрудж МакДак. Хотя он гребёт деньги лопатой, он отказывается тратить на что-либо, что не входит в базовые расходы его семьи, а когда семья пытается заставить его потратиться, он быстро находит лазейки, чтобы этого не делать. На самом деле, в прошлом году вместо того, чтобы сохранить семейные деньги в семье, он нашёл способ вывода их из семьи.

Теперь поговорим о бабушке Джонс. По сегодняшним стандартам она ещё не пожилая, хотя прожила уже очень много лет. Но даже сейчас она требует только лучшее, даже если не нуждается в этом. И хуже всего, она не хочет слышать о том, чтобы деньги для оплаты этого брались из её пенсионного счёта.

Самый младший мальчик в семье, Майк «Феномен» Джонс, живёт на широкую ногу. Только посмотрите на его вещи – они стоят намного больше, чем он зарабатывает. Когда Майк не занят собой, его можно найти тусующимся на вечеринках, играющим в игры Зинги или онлайн покер, или наблюдающим за другими американцами итальянского происхождения.

Лысеющие близнецы Дик и Ллойд Джонсон, которым около сорока, занимаются деньгами семьи. Или, точнее сказать, они ими не занимаются. У Дика есть привычка делать потрясающее плохие ставки. В прошлом году он сделал настолько плохую ставку, что главе семьи пришлось просить соседей о помощи. Ллойд – полная противоположность своему брату. Он делает правильные ставки, но они настолько незначительны для бюджета семьи, что почти не приносят никакого дохода. Ллойд, к общему волнению, однажды поспорил на то, что во время сезона смерчей крышу их дома снесёт. А на прошлой неделе, оценивая положение своей семьи как тяжёлое, сделал ставку, что она скоро может обанкротиться. И вот, инвестиции семьи начинают работать в лучшем случае не на них, а в худшем и против них.

У старшего брата, Клита Джонса, нежная и простая душа. После окончания школы он пошёл работать в растущую компанию отца. Но отец, самый скупой скряга в мире, известен как  эксплуататор рабочих. И для Клита не было сделано исключений: он работает сверхурочно почти каждый день, но его зарплата осталась такой же, какой была, когда он только начал работать. И, хотя Клит делает всё как полагается, его вклад в семейный бюджет невелик. И поскольку желание создать свою собственную семью у него всё растёт и растёт, всё труднее становится не думать об уходе из своей собственной.

Я не утверждаю, что эта карикатура верна или точна. Расцениваете её как набросок акварелью, а не как фото, сделанное суперсовременным фотоаппаратом.

Вот такая получилась фотография. Конечно, страны это не семьи, они могут поднимать налоги и девальвировать валюты, и я не утверждаю, что надо смотреть на страну через призму семьи. Но и семья, и государство состоят из взаимозависимых элементов. И эта взаимозависимость очень важна.

Возможно, вы считаете, что экономический кризис похож на фруктовый кекс вашей тёщи: чтобы всё прошло хорошо, и вас оставили в покое, вы должны превозмочь боль и проглотить ваш кусочек, твёрдый как кирпич, а на вкус как лекарство. Но на самом деле, кризис это как лук: вы снимаете слой за слоем, пока не доберётесь до сути. А секрет, таящийся в сути этого кризиса, это не просто рецессия, гораздо больше: может оказаться, что дело не в «них», а в «нас».

Мне кажется, что этот наш стиль жизни, всё ещё погрязший в индустриальных понятиях о том, откуда приходят богатства, и как посеять, оберегать, собрать и наслаждаться ими, жутко нежизнеспособный: мы живём не по возможностям, потому что забыли, ради чего живём.

Моя идея в том, что мы не можем сокращать, разрушать или сжигать то, что хотим, на пути к тому самому секрету внутри полной лишений жизни, иначе мы вернёмся к наполненной страхом жизни в пещерах, охоте первобытным каменным оружием и пению песней у костра. Но если на другом конце нас ждёт лондонский Сити, как сияющий город на холме, который мы когда-то взяли за идеал процветания, идею богатства, напоминающую американскую. Дело ведь не в зарабатывании денег, а в воображении и создании образов тех, кто точно богаче. Нам надо относиться серьёзнее не просто к тому, что мы сейчас не делаем, но и к тому, что мы сделаем завтра не так, как делали последние несколько десятилетий.

Джонсоны не лишены средств для существования, но их проблемы куда глубже: проблемы в том, как они понимают процветание, богатство и общественное благо. Другими словами, просто меньшие траты на всякую ерунду (будь то круглогодичный загар или ненужные медицинские тесты), возможно, не решит проблем. Джонсам нужно не просто сократить свои расходы на короткое время. Им нужны договорённости, которые пересмотрят преимущества для каждого члена семьи и простимулируют создание богатства, а не его вывод из семьи.

В реальном мире этими договорённостями являются институты. Без введения новшеств («ВВП», «корпорации», «работа», «Акционерная стоимость», «справедливость»), возможно, будущее останется таким же, как есть наше настоящее. У Джонсов в доме живёт призрак: дух прошлых успехов ещё не покинул здание. Каждый день он преследует их, с болью напоминая им о том, кто они на самом деле, и кем, объединившись, они могут стать, достигнув своего полного потенциала.

Вы можете спросить: «Эй, а куда делать мама Джонс?» ответ прост. Она посвятила свою жизнь тяжёлому труду воспитания детей и объединения семейства. Но поскольку такое хитрое изобретение индустриального времени как ВВП почти полностью исключает добровольную работу и работу по дому из так-называемой экономики, то в моей маленькой аллегории, то, что делает мама Джонс, во многом осталось непризнанным и невознаграждённым.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *