Путин недоволен стремлением Вашингтона к дестабилизации обстановки в мире

Американский журналист, главный редактор бюллетеня Antiwar.com.  Джастин Раймондо отмечает, что идея о необходимости глобального доминирования преподносится большинством сторонников активной внешней политики США в качестве базового условия поддержания определенного мирового порядка. Их основные аргументы сводятся к следующему: «Кто обеспечит безопасность морских коммуникаций? Кто сдержит «агрессию»? Кто защитит «порядок» от стран-изгоев, стремящихся воспользоваться любой возможностью для его разрушения, если не Соединенные Штаты?»

Vladimir Putin

Ни один из официальных политиков в Америке не смеет подвергнуть сомнению эту мифологию. Критическое отношение к правилам, устанавливаемым «мудрыми правителями» крайне вредно для карьеры, во всяком случае, оно не способствует приобретению какого-либо политического веса в Вашингтоне. Можно и даже целесообразно критиковать проявления агрессии, исходящей от других стран, однако добродетельность и историческая легитимность американской империи должна оставаться превыше всего. По мнению теоретиков империализма, без стабильности, обеспеченной военным превосходством Америки, мировой «либерализм» не смог бы существовать.

Таким видится мир изнутри Вашингтонской кольцевой автострады, где памятники Империи приобретают гротескные формы и половина населения обязана своим благополучием Белому Дому. За пределами этого надутого высокомерием пузыря, с его заоблачными ценами на недвижимость, окружающий мир и место Америки в нем выглядят совершенно иначе, считает Раймондо.

Для гражданина Ирака, видящего свою страну, растерзанную на клочки американским орлом, стабильность – последнее, что ассоциируется с США. Для ливийца, который надеялся, что когда-нибудь его страна сможет превратиться в нечто большее, чем игровая площадка для Каддафи, «порядок» закончился с началом американского вторжения. Для жителей восточной Украины, голосовавших на признанных международным сообществом президентских выборах за Виктора Януковича, смещенного со своего поста силой – Америка представляется чем угодно, только не оплотом либеральной демократии.

Однако, разумеется, ни один из этих народов – иракцев, ливийцев, украинцев, ничего не значит для Столицы Империи. Их желания, надежды, мечты и мнения не учитываются при формировании внешней политики Америки: они «вне лона», навеки изгнанные в некий «загробный мир», не играющий для Запада никакой роли. А дальше всех других народов в этом мире изгоев находятся русские, проигравшие холодную войну и, по мнению Вашингтона, потерявшие всякую силу и влияние в мире, которым некогда обладала их страна.

По мнению Джастина Раймондо, Россия и русские являются в Америке объектом систематической демонизации: это единственный народ, ненавидеть который – вполне политкорректно, если, разумеется, речь не идет об участницах «Pussy Riot» или бывшем чемпионе мира по шахматам, сделавшем русофобию своей второй карьерой. Исключение делается также для предателей своей родины, позволивших сделать себя инструментом в руках Вашингтонских политиков.

Разумеется, объект ненависти номер один – Владимир Путин, которого постоянно называют то реинкарнацией Сталина, то вторым пришествием Гитлера, а еще лучше, и тем и другим одновременно. Все дело в том, что он не желает признать поражения России в холодной войне и продолжает считать, что его мнение чего-то стоит в новом однополярном мире, который строит Вашингтон.

Ничего удивительного, что реакция на его недавнюю речь на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», проходящем ежегодно в России, оказалась просто истерической. Но даже на этом общем фоне, автора удивил анонс передовицы в «Washington Post»: «Мы внимательно изучим его валдайскую речь, эту отвратительную смесь лжи, теорий заговора и желчной злобы к Америке». Что же именно показалось членам редакционной коллегии влиятельной газеты столь ужасным? Они были потрясены тем, что Путин хочет, чтобы Вашингтон «перестал вмешиваться в наши дела и делать вид, будто управляет миром». «Как он посмел! Кем он вообще себя вообразил, этот лидер ядерной державы?», иронизирует Раймондо. По его мнению «Washington Post» лишь «добавил децибел» общему американскому хору в духе холодной войны. Ведь в одном из недавних выступлений президент Обама, сравнил русских с тяжелым случаем заболевания Эбола.

В своей валдайской речи Путин дважды вспомнил о том, как Никита Хрущев стучал каблуком своего ботинка по трибуне ООН. Этот случай стал своеобразным символом противостояния двух сверхдержав. В те времена, когда у США имели настоящего соперника в лице Советского Союза, Вашингтон, считает Раймондо, вынужден был с этим считаться и вел себя более или менее сдержанно. Однако, с тех пор, как советская империя рухнула, американцы просто «впали в буйство». Вместо обеспечения стабильности и защиты национального суверенитета от внешних агрессоров, Америка превратилась в худшего агрессора на планете, фактор нестабильности, угрозу установившемуся мировому порядку.

Путин указывает на разрушение институтов и ориентиров, использовавшихся для подержания баланса сил на международной арене, которые сводили к минимуму вероятность дестабилизации и возникновения конфликтов. Без этих рамок, говорит он, единственный закон – это «закон грубой силы».

Касаясь окончания холодной войны, Путин продолжает: Нам необходимо было провести разумную реконструкцию и адаптировать ее к новым реалиям в системе международных отношений. Однако, Соединенные Штаты, объявив себя победителем в холодной войне, не видели более в этом нужды. Вместо установления нового баланса сил, необходимого для поддержания порядка и стабильности, они предприняли меры, повергшие мировую систему в состояние острого и глубокого дисбаланса. В качестве примеров он приводит расширение НАТО «до самых ворот Москвы», балканские войны Клинтона, операцию по смене режима, сместившую демократически избранное правительство Украины и заменившую его прозападными элементами с сомнительными полномочиями. Еще более бесстыдной была политическая и дипломатическая поддержка Вашингтоном исламских радикалов, таких как чеченские «борцы за свободу», которые являются идеологическими братьями по крови печально известным в США братьям Царнаевым.

Холодная война закончилась, отмечает Путин, однако, она не была завершена подписанием четких и прозрачных соглашений, основанных на уважении существующих законов и создающих новые правила и стандарты. Это создало впечатление, что так называемые победители в холодной войне решили переделать мир в угоду своим собственным нуждам и интересам. Если существовавшая система международных отношений, международное право и система сдержек и противовесов оказывались на пути этих интересов, система объявлялась негодной, устаревшей и нуждающейся в немедленном демонтаже. «Извините за аналогию, но таким образом ведут себя нувориши, когда им внезапно крупно повезло, в данном случае речь идет о мировом лидерстве и доминировании. Вместо того, чтобы управлять своим богатством разумно, к своей выгоде, разумеется, тоже, они наделали, я считаю, множество глупостей».

По мнению Раймондо, редакция газеты и неононсервативные теоретики возмущены валдайской речью Путина именно потому, что он абсолютно прав, говоря о правовом нигилизме США и его союзников. И, разумеется, им вовсе не приятно было слышать, что российский лидер осуждает США за «тотальный контроль над глобальными СМИ», который «сделал возможным называть белое черным и черное белым».

Раймондо пишет: «Наши западные «демократы» выходят из себя по этому поводу, крича о полном контроле Путина и его команды над российскими СМИ. Однако, это лишь подчеркивает его правоту: причина их злости в том, что их возмущает любое отклонение от позиции, утверждаемой Вашингтоном и его предвзятыми источниками информации, говорящими в один голос всегда, когда речь заходит о международных делах.

Если взглянуть на конкуренцию между странами с позиций экологии, становится ясно, что это представляет собой серьезную проблему. Подобно крысам, которые в отсутствии хищников (например, медведей) внезапно стали размножаться, переходя естественные границы обитания, американцы распространили свое влияние по всему миру, подрывая естественный экологический баланс, сметая всё и всех на своем пути. «Вот почему наша «победа» в холодной войне привела нас к ситуации, подобной той, что доминировала в бывшем Советском Союзе, прежде чем Сталин ограничил советскую идеологию лозунгом «построения социализма в одной отдельно взятой стране». Мы поменялись ролями с русскими, которые стали сегодня силой, защищающей статус-кво и противостоящей нашему стремлению уничтожить остатки стабильности, все еще существующие в мире. Воистину, ирония – настоящее имя истории», подводит итог Джастин Раймондо.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (14 голосов, среднее: 4,93 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *