Несмотря на разворот к Азии, России не избежать европейской судьбы

Азиатский разворот Москвы 21 века представляет собой, как метафорически, так и фактически, последнюю стадию его долгого разворота на Восток.

rian_02486361.hr.ru_1

Если смотреть в историческом ракурсе, становится очевидным, что в этом сближении России с Востоком нет ничего нового. «От берегов Тихого океана до гималайских вершин Россия будет главенствовать в делах не только Азии, но и Европы» — это слова не Владимира Путина, как кто-нибудь мог бы подумать. Их ещё в 1893 году написал в служебной записке государю Александру III министр финансов граф Сергей Витте.

Граф был основоположником российской промышленной революции, начавшим строительство Транссибирской железнодорожной магистрали, которая способствовала освоению двух третей российской территории (расположенных на востоке страны), а также позволила Москве утвердить своё присутствие в Тихом океане.

На самом деле русские начали пресловутый «разворот к Азии» ещё в конце 16 века, когда впервые перешли через Уральские горы. Затем этот разворот продолжали все последующие правители, от царей до комиссаров. И совсем не случайно главный порт российского Тихоокеанского флота носит название Владивосток, то есть «Владей Востоком».

Между тем сегодня для Кремля этот разворот стал делом особой срочности. Распад Советского Союза стал тяжёлым испытанием для российской экономики в целом, но особенно катастрофичным это событие оказалось для Дальнего востока. Опорой этого региона была военная отрасль, и с наступлением Перестройки многие военные потеряли работу и, следовательно, лишились средств к существованию. В порту Владивостока флот стоял на якоре и ржавел без дела. Вдоль обширной береговой линии проживает меньше пяти миллионов человек. Со стороны Китая, для сравнения, вдоль той же линии проживает 1,3 миллиарда человек. Таким образом, для России речь сейчас идёт не о доминировании в Азии, а хотя бы о сохранении своих территорий.

С тех пор, как в 2012 году Путин вернул себе президентское кресло, его внимание к российскому Востоку становится всё пристальней. Сейчас на первый план вышли заключённые после двадцатилетних переговоров газовые контракты с Китаем. Когда будет введён в эксплуатацию первый из запланированных газопроводов, в Поднебесную потечёт объём российского газа, сопоставимый с четвертью российского газового экспорта, поставленного в Европу в 2013 году. А когда заработает и второй трубопровод, то объём поставок голубого топлива в Китай может превысить 40 процентов от общего экспорта российского газа.

Но развернуться на Восток это не значит оказаться на Востоке. Существуют объективные препятствия. Месторождения и газопроводы предполагают строительство гигантских и очень дорогих сооружений, на что могут уйти десятилетия.

Исторически предприятия российской газовой индустрии были сосредоточены в западной трети страны. Сдвиг «центра тяжести» на Восток — это, по сути, строительство новой индустрии, а это быстро не делается. Даже при самом лучшем сценарии трубопровод «Сила Сибири» заработает на полную мощность в 38 миллиардов кубических метров в год только к середине 2030-х годов.

То есть в подписании второго российско-китайского газового соглашения (маршрут «Алтай»), которое состоялось несколько недель назад, есть железная логика. Он пройдёт через Монголию и Казахстан, связав их с западной оконечностью другого китайского газопровода, который тянется с запада на восток страны.

В этом маршруте кроются очевидные преимущества с российской точки зрения: по нему потечёт газ из практически безграничных резервов западной Сибири, он станет ответвлением другой системы трубопроводов, что даст возможность возместить возможное сокращение газового рынка в Европе.

Эти проекты требуют огромных финансовых вложений (порядка 55 миллиардов долларов, по некоторым подсчётам). Теперь в связи с западными санкциями добавилось ещё одно немаловажное препятствие. Хотя эти санкции и не коснулись напрямую российского газового гиганта, Газпром ощутил на себе всю тяжесть их последствий. Дело в том, что для реализации проекта «Сила Сибири» Газпром вынужден обращаться за финансированием на международные рынки, а там перспективы далеки от определённости.

Подобные проблемы вставали в своё время и перед Витте. Строительство Транссибирской магистрали заняло 15 лет, стоило жизни многим людям, а конечная стоимость проекта чуть ли не вдвое превысила первоначальную смету. Для того чтобы довести строительство до конца, Витте приходилось обращаться за иностранными кредитами, которые он брал под высокие проценты.

Таким образом, разворот России к Азии 21 века представляет собой (и в метафорическом смысле, и в фактическом), последний этап долгого пути. Но и этот последний этап может затянуться на десятилетия.

При всём стремлении Путина объединиться с Китаем для противостояния «гегемонии» США, в ближайшем будущем связи России с Западом останутся более крепкими, и она по-прежнему будет зависеть от Европы, и в отношении продажи своих энергоресурсов, и в отношении промышленных связей, и в симпатиях большинства своего населения. В ближайшем будущем, несмотря на все нюансы, «помолвку» России с Европой разорвать не удастся.

Автор: Тейн Густафсон — глава информационной компании, занимающейся энергетическими вопросама HIS, автор книги » Колесо фортуны. Битва за нефть и власть в России».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (6 голосов, среднее: 4,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *