Америка в растерянности: парализованная Украиной, ошарашенная Россией

Медленный провал слабого мирного соглашения по Украине стал для президента Обамы настоящим подарком. Это помогло скрыть неспособность его администрации найти оптимальный вариант реакции на кризис и дальнейшего развития отношений с Россией.

defense-large

Однако, эта передышка не будет продолжительной. Судя по происходящему, Обаме вскоре придется решать вопрос о предоставлении оружия и военных инструкторов украинскому правительству. А это связано с риском перерастания пограничного столкновения в крупный опосредованный конфликт с самыми серьезными последствиями для Соединенных Штатов, Европы, а также американских интересов во всем мире.

Разумеется, Президент Обама уже сталкивался с внешними вызовами, например, в Ливии, Ираке и Сирии. Однако, ему никогда еще не приходилось иметь дело с ядерной державой, стремящейся восстановить свою сферу влияния. И никогда раньше он не имел дела с таким умным и самоуверенным противником, как Владимир Путин, последователь концепций мировой политики той эпохи, которая предшествовала внешнеполитическому опыту Обамы и которую Обама никак не в состоянии постичь.

По всем признакам, президент и его помощники мучительно пытаются оценить возможные последствия своей политики, как действия так и бездействия. А тем временем поддерживаемые Путиным ополченцы закрепляют свой успех. Это приводит ястребов в нетерпение. Когда сепаратисты на прошлой неделе установили контроль над стратегически важным городом Дебальцево в восточной Украине, сенаторы-республиканцы Джон МакКейн и Линсдей Грэхэм подвергли Обаму яростной критике. Они обвинили его в том, что он «прячется» за все более шатким перемирием и цепляется за любой предлог, чтобы не направлять оружие и снаряжение воюющей стране. МакКейн и Грэхэм просто не верят, что у Обамы хватит решимости ввязаться в войну. (Похоже, что Путин в это тоже не верит).

Возможно, они правы. Становится все более ясно, что у президента имеются серьезные сомнения по поводу вооружения украинских вооруженных сил, даже несмотря на то, что некоторые члены его администрации, такие как госсекретарь Джон Керри и шеф Пентагона Эштон Картер, поддерживают эту идею.

«Президент Обама не может просто заявить, что Украина не входит в круг жизненно важных интересов Америки. Это политически недопустимо», считает эксперт из гарвардского «Belfer Center» Саймон Сараджан. «Однако, если взглянуть на то, что он на самом деле делает, ясно, что США не желают ввязываться в военный конфликт».

С самого начала своего правления Обама и его внешнеполитические консультанты, такие как советник по национальной безопасности Сьюзан Райс, первый помощник Бенджамин Родс и начальник штаба Денис МакДонаф, стремились разработать и испытать свою новую концепцию национальной безопасности не прислушиваясь к мнениям в вашингтонских политических кругах. Похоже, что сейчас это как никогда актуально, поскольку призывы к действию изнутри властных структур становятся все более яростными. Это делает Украину самым тяжелым испытанием внешней политики Обамы, и в то же время президент просто не может позволить себе совершить ошибку.

Идея вооружения Украины недавно получила новый импульс, когда группа бывших высокопоставленных правительственных чиновников обратилась с призывом к действию. (группа включала советника президента Клинтона Строуба Тэлбота и политического эксперта Мишель Флурной, отказавшуюся в свое время от рассмотрения своей кандидатуры на пост министра обороны). Это вызвало яростные споры во внешнеполитических кругах: станет ли вооружение Украины демонстрацией силы, которая вынудит Путина хорошо подумать о целесообразности поддержки сепаратистов, или это приведет к дальнейшей опасной эскалации конфликта.

Согласно заявлениям Белого Дома, Обама допускает обе эти возможности. Президент в очередной  раз заявил, что не существует «военного решения» украинского конфликта, и что американское оружие может в лучшем случае сдержать продвижение сепаратистов, и возможно спасти чьи-то жизни. На прошлой неделе официальный представитель госдепартамента Джен Псаки снова напомнила о том, что «вступление в опосредованную войну с Россией совершенно не отвечает интересам Украины или международного сообщества».

Белый дом старается сдержать то, что высокопоставленные чиновники по национальной безопасности называют «эскалационным доминированием». Поскольку интересы России на Украине гораздо более серьезные, чем у США, вполне вероятно, что отправка современных вооружений украинскому правительству лишь поднимет ставки. Прямая интервенция США может привести к тому, что Путин перестанет притворяться, что не поддерживает сепаратистов и отправит российскую армию на Украину. Это означает прямую военную конфронтацию двух ядерных держав, которой удавалось избежать в течение десятилетий холодной войны.

Более того, послевоенная внешняя политика президента, как недавно вновь заявила Сьюзан Райс, по сути сводится к отступлениям и предоставлению другим странам ведущей роли в решении сложных проблем. Это значит, что украинский кризис рассматривается в основном как европейская проблема, просто по территориальному принципу. На самом деле, США даже не стали принимать участия в переговорах о прекращении огня, состоявшихся на прошлой неделе в Минске. Райс недавно заявила в своем выступлении, что Россия не представляет собой жизненно важную проблему для Америки.

Еще более отчетливо нежелание вмешиваться в кризис проявилось в заявлениях самого Обамы. В своем интервью Си-Эн-Эн в этом месяце он откровенно пренебрежительно отозвался о мотивах Путина, заявив, что у российского президента нет скоординированного плана действий в связи с украинской проблемой. Это полностью соответствует мнению некоторых внешнеполитических экспертов, утверждающих, что наилучшим курсом для США было бы ничего не предпринимать и позволить конфликту заглохнуть самому по себе. Они полагают, что у России нет ни экономического ни военного потенциала, чтобы представлять угрозу для Киева, тем более  — для соседних стран НАТО.

Однако, многие эксперты, исследующие Россию профессионально, полагают, что президент США продолжает недооценивать как долгосрочную угрозу для безопасности США, так и самого Путина. «Действия Путина представляют собой прямую угрозу европейской стабильности, безопасности и демократии. В связи с этим, они представляют также прямую угрозу национальной безопасности США», заявляет украинский политолог Александр Мотыль, научный сотрудник Ратгерского Университета в Нью-Джерси. «Администрация Обамы не понимает или не в состоянии четко осознать этот факт, несмотря на то, что многие бывшие политические деятели и ученые заявляли, что российская агрессия против Украины является частью наступления Путина на Запад».

Сама по себе Украина не имеет большого значения для интересов национальной безопасности, говорит бывший посол США на Украине Джон Хербст, принявший участие в составлении доклада с рекомендациями предоставить Киеву американские вооружения. «Однако, украинский кризис критически важен, поскольку, и этого администрация Обамы не может осознать, Кремль превратил Россию в угрозу безопасности глобального масштаба».

Сторонники вооружения Украины склонны использовать термины холодной войны, представляя Киев как первую «костяшку домино» которая может рухнуть под напором российской агрессии. Они исходят из того, что Украину окружают страны НАТО – Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния – и все они раньше входили в сферу влияния Москвы. Если Россия захватит Украину, исчезнет буферная зона между Путиным и НАТО, а это означает, что Америка может оказаться вынужденной в силу своих обязательств как член альянса ввязаться в европейскую войну. По их мнению, единственным способом остановить Россию является немедленная поставка вооружений и обучение украинских военных.

«Я полностью поддерживаю сдержанность президента Обамы на Ближнем Востоке», заявляет Хербст. «Однако, я не думаю, что он понимает политику великих держав. А ее суть состоит в сдерживании тех крупных игроков, чьи действия могут представлять опасность».

Существенную часть анализа угрозы представляет собой необходимость понять психологию Путина. Намерен ли он лишь восстановить былую мощь России, или его цель состоит в утверждении страны в качестве важного игрока в глобальном масштабе? Внешнеполитические эксперты по обе стороны разочарованы тем, что Белый Дом во главе с Обамой, по всей вероятности, не в состоянии прийти к выводу на сей счет, и не желает ни противостояния с Путиным, ни вовлечения его в прямой политический диалог. Отсюда все бесконечные разговоры о том, что Путину придется заплатить за свои действия, а также санкции, которые до сих пор не помогли его остановить. Отсюда и политическая изоляция, целью которой являлась маргинализация Путина, и которая, по мнению экспертов, лишь разозлила его. Что является более важным, у администрации отсутствует общая стратегия отношений с Россией в глобальном контексте.

Обама, похоже, изо всех сил старается не воспринимать Путина как лидера сверхдержавы, видя в нем лишь реликт минувшей геополитической эры. Обама ни разу не вел переговоров с Путиным с момента отмены встречи в 2013 году в Москве после того, как Россия предоставила убежище Эдварду Сноудену. «Бывают ситуации, когда они скатываются назад к системе мышления и ментальности времен холодной войны», заявил тогда Обама. «Я давно уже говорю им и президенту Путину: это в прошлом».

В общей сложности президенты Билл Клинтон и Джордж Буш-младший предприняли 12 визитов в Россию. Обама был там лишь однажды, это произошло во время его первого президентского срока. И это несмотря на его собственное признание, что он нуждался в помощи Путина в двух сложнейших ситуациях, связанных с безопасностью: запасы химических  вооружений в Сирии и ядерная программа Ирана.

Однако, так или иначе, изоляция России и восприятие ее как второстепенной европейской страны не соответствуют ее статусу ядерной державы. На фоне резко ухудшившихся двусторонних отношений Россия заявила в прошлом году о своем намерении бойкотировать намеченный саммит по ядерной безопасности в США. Кроме того, растет обеспокоенность тем, что США и Россия больше не осуществляют взаимный контроль, который обеспечивал ядерную безопасность в годы холодной войны, а это в свою очередь вызывает опасения, что недоразумение может привести к летальным последствиям.

Путинская Россия, считает исследователь из Брукингского института Джереми Шапиро, «является единственной существенной угрозой безопасности Соединенных Штатов. Хотя такой сценарий и крайне маловероятен, все равно это очень плохой сценарий. Я полагаю, это стоит обсудить заранее». Шапиро не поддерживает идею вооружения Украины. Он говорит, что Обама должен вступить с Путиным в прямой диалог, чтобы снять остроту кризиса, а возможно даже предоставить России некоторую свободу влияния в ее отношениях с соседними странами, вместо того, чтобы постепенно втягиваться в неизбежную войну.

В то время как администрация Обамы крайне холодно воспринимает саму идею иностранных «сфер влияния», Шапиро отмечает, что в принципе США никогда не беспокоило, является ли Украина частью Запада. «Мы в буквальном смысле рискуем ввязаться в третью мировую войну из-за чего-то несущественного», говорит Джереми Шапиро. «Мы забыли, что не воюем за все, чего пожелаем. В этом состоит реальная опасность».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (14 голосов, среднее: 3,64 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Юрий:

    Статья написанна в духе : » США не при делах и кризис на украине не наших рук дело». Ребята, 21 век, есть интернет. Все знают, что гос. переворот на Украине был профинансирован и готовился США, последние сомнения ушли, когда в прямом эфире было заявлено что США потратило более 5 миллиардов долларов на «демократизацию» Украины.

    • Anton:

      У фащингтонских стратегов новая вводная: блицкрига на Востоке не получилось, вна Украине дефолт. Запад перед выбором: капельницу больному цеплять или бросить его как использованный материал.

  2. Boyan:

    1)»МакКейн и Грэхэм просто не верят, что у Обамы хватит решимости ввязаться в войну.» — стрёмно ввязываться в войну которая задумывалась как война чужими руками, можно понять Обаму.
    2) «Существенную часть анализа угрозы представляет собой необходимость понять психологию Путина. Намерен ли он лишь восстановить былую мощь России, или его цель состоит в утверждении страны в качестве важного игрока в глобальном масштабе?» — не понятно мешает ли одно другому и плохо ли это? Американцы в ужасе от «путинской России» стремящейся восстановить свою былую мощь — это понятно. Вот не было бы Путина и не хотела бы Россия утвердиться в качестве важного игрока в глобальном масштабе. Ну нафига это ей действительно??

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *