США едва ли будут определять геополитическую ситуацию в 21 веке

У Запада появилась новая, стремительно развивающаяся индустрия. Это бизнес по расчётам геополитических рисков. Беглого взгляда на сложившуюся в мире ситуацию (бушующие на Ближнем Востоке пожары войн, вмешательство России в украинский кризис и напряжённость в Восточной Азии, подпитываемая воcхождением Китая) достаточно, чтобы понять причины преуспевания этой индустрии.

worldmapbanner

Существующие в настоящее время конфликты и противоречия — это не просто роковые совпадения. Мы становимся свидетелями наступления эры системного хаоса.

Недавно я принял участие в работе конференции, организованной двумя авторитетными научными институтами (Королевским институтом международных отношений и Институтом Аспена). Речь шла о разрывах в международных отношениях, произошедших после окончания холодной войны.

Оптимизм, с которым Запад приветствовал развал коммунистического мира, базировался на ряде структурных предположений. Однако с тех пор, спустя 25 лет, мир стал ещё более опасным и непредсказуемым, продемонстрировав ошибочность большинства тех предположений.

Первое предположение заключалось в незыблемости Pax Americana — идеологии доминирующего положения США в мире. На рубеже тысячелетий Вашингтон решил, а большинство экспертов согласились, что ему теперь принадлежит роль единственной супердержавы, которая будет определять развитие международных отношений в 21 веке. Конечно, могут появляться новые влиятельные страны, с которыми нужно будет согласовывать свои действия, но в целом США останутся единственным гарантом мира на планете.

Историки, вне всяких сомнений, будут спорить о том, в какой конкретный момент рассыпалась эта иллюзия. Хаос, который последовал за шоком и ужасом иракских событий, может стать такой отправной точкой. Войны в Афганистане и Ираке ясно продемонстрировали ограниченность власти США, как раз в тот период, когда Китай, Индия и ряд других стран показывают быстрый рост.

Война с терроризмом сделала большее, чем просто показала недостаток военного могущества. Тюрьмы Абу-Грейб и Гуантанамо разбили в дребезги образ Америки как «милостивого и справедливого лидера».

Снижение роли Америки в современном мире более чем очевидно. В превосходном новом эссе под названием «Закат американской эпохи» специалист Гарварда Джозеф Най говорит о призрачной стабильности американского могущества (экономического, демографического, географического, равно как и военного).

Важно вспомнить, как быстро утихли разговоры об ослаблении американского могущества с началом сланцевой революции.  Однако правда состоит в том, что США в 21 веке вряд ли обладают возможностями, которые могут позволить им формировать геополитический порядок так, как они это делали в 20 веке. Потому что, несмотря на весь шум, который производят в настоящее время в конгрессе республиканцы, те американские президенты, которые придут за Бараком Обамой, будут вынуждены мириться с реалиями нарождающегося многополярного мира.

Ещё одно предположение заключалось в том, что евро должно стать завершением работы отцов-основателей Евросоюза, которые пытались залечить рубцы конфликтующих национализмов, заменив их постмодернистской моделью глубокой интеграции. Европейские границы были зафиксированы навечно, и континент попрощался с войнами.

Идея заключалась также в том, чтобы послевоенная модель европейского мира была перенесена на соседние страны Восточной Европы и затем стать своеобразным шаблоном для всего развивающегося мира. Какое-то время эта идея казалась успешно работающей: бывшие страны коммунистического лагеря выстроились в очередь, ожидая присоединения к демократическому клубу.

А что теперь? Евро показывает себя как наполовину реализованный проект, которому недостаёт жизненно важной политической и экономической базы. Даже по прошествии  кризиса последних лет нет никакой уверенности, что Греция может оставаться в еврозоне, а правительства демонстрируют неуверенность относительно судьбы единой валюты  в долгосрочной перспективе.

Возрождение националистических настроений не сдерживается аргументами о долгах и дефицитах. Популисты как из правого, так и из левого лагеря требуют от своих правительств захлопывать двери перед теми, кого объявляют врагами глобализации.

Кроме того, есть ещё и третье предположение: многие считали, что образование экономической взаимозависимости смягчит межнациональное соперничество, а налаживание глобальной цепочки поставок позволит осуществлять более эффективное глобальное управление. Однако на самом деле мы видим возвращение национальной конкуренции и возрождение территориальных споров между Китаем и его соседями.

Если европейцы начинают задумываться, так ли им нужна интеграция, большинство восходящих в настоящее время мировых держав никогда не подписывались под идеей разделения национального суверенитета. Угроза для Ближнего Востока и отчасти для Африки исходит от разрушающихся государств, а в Азии она коренится в соперничестве между странами.

Как бизнесу следует отвечать на возрастающие политические риски? Многие по-прежнему предпочитают их игнорировать: их гораздо больше беспокоят цены конкурентов, экономический рост и вопросы регулирования.

Однако бизнесу, так или иначе, придётся учитывать реалии меняющегося мира. Мир времён холодной войны был опасным, но стабильным. После окончания той эры образовался мир опасный и непредсказуемый.

Если сейчас можно делать деньги на просчётах геополитических рисков, то также можно сохранить сбережения, если разобраться в сути этих рисков.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 4,50 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *