Какова политика США в странах Центральной Азии?

Зацикленная на проблемах китайской и афганской политики и увязшая в своих показных усилиях по распространению демократии, Америка за эти годы так и не сумела сформулировать четкую и продуманную политику взаимоотношений со странами региона. Нельзя сказать, что для выработки этой политики не предпринималось никаких усилий.

Bayterek Tower in Astana. symbol of Kazakhstan

На прошлой неделе помощник госсекретаря США Энтони Блинкен сделал в Брукингском институте доклад, в котором попытался дать общую характеристику нынешних планов Вашингтона относительно Центральной Азии. Однако, вместо модернизации или пересмотра позиций, нынешняя администрация, судя по всему, довольствуется продолжением запутанной линии поведения своих предшественников, в который раз повторяя избитые лозунги и устаревшие идеи.

Так, например, Блинкен упомянул об инициативе Нового Шелкового Пути, которая за четыре года своего существования не привела к каким-либо реальным существенным изменениям на местах. Касаясь попыток способствовать развитию сотрудничества в регионе, Блинкен назвал проект CASA-1000, который «поможет перераспределить избыток электроэнергии, получаемой на гидроэлектростанциях Кыргызстана и Таджикистана на территорию Афганистана и Пакистана». Проект CASA-1000 является одним из наиболее значительных усилий Америки в сфере региональной интеграции, однако он практически лишен смысла, поскольку Кыргызстан по показателям 2014 года являлся чистым импортером электроэнергии. Вашингтон даже не пытался объяснить, каким образом будет функционировать этот проект, при условии, что Таджикистан является единственным источником избыточной электроэнергии. Блинкен также не дал никаких пояснений по этому поводу.

Чиновник коснулся в своем выступлении также «трех важнейших целей» США в регионе: усиление партнерских связей для обеспечения взаимной безопасности, формирование более тесных экономических связей, содействие и пропаганда в сфере модернизации государственного управления и соблюдения прав человека. В данном случае порядок слов более красноречив, чем содержание. Блинкен не раз возвращался к приоритетам безопасности:

Наша политика в Центральной Азии основана на двух главных идеях. В первую очередь, нашей собственной безопасности благоприятствует более стабильная и безопасная обстановка в Центральной Азии, которая играет важную роль в глобальных усилиях по борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом.
Как всегда, на первом месте безопасность и стабильность. Вызывает удивление, что, отдавая явный приоритет вопросам безопасности над всеми другими проблемами, Блинкен даже не упомянул ни о весьма значительном пакете военной помощи, которую США предложили недавно Узбекистану, ни о недавнем обращении Туркменистана по тому же поводу.

Блинкен много разглагольствовал по поводу усилий в направлении демократизации, отмечая, что США надеются помочь созданию такой обстановки в регионе, когда «правительства будут работать в интересах своих граждан». Однако, в отсутствии конкретных примеров, Блинкен вынужден был ограничиться пустыми фразами, повторяющимися уже в течение более двух десятилетий. Он никак не комментировал явное нарушение конституции узбекским президентом Исламом Каримовым, который вопреки закону остался править еще на один срок. Ничего не было сказано и о досрочных выборах в Астане, направленных на обеспечение возможности Нурсултану Назарбаеву, возглавляющему страну с времен Советского Союза, сохранить свою власть еще на пять лет. В докладе не упоминалось и о том, что правящая клика в Таджикистане не допустила крупнейшую оппозиционную партию к участию в работе парламента впервые в этом столетии. Одним словом, на фоне уговоров и призывов, по всему региону наблюдается усиление автократии.

По сути, наиболее интересным в докладе Блинкена было вовсе не описание устаревшей и слабой политики или отсутствие упоминаний о явной автократической консолидации, наблюдающейся в регионе в течение последнего года. Если в нем и было что-то заслуживающее внимания, это роль соседних государств.

Как можно было ожидать, Блинкен гораздо более восторженно говорил о растущем присутствии в Китая, чем России в странах Центральной Азии.

Участие Китая в развитии инфраструктуры региона полностью отвечает нашим собственным интересам. И в частности, мы видим важную роль Китая в поддержке перемен в Афганистане и развитии интеграции во всем азиатском регионе.
 Что же касается России, Блинкен лишь упомянул, что
Действия России на ее периферии, включая нарушения территориальной целостности и суверенитета Украины, угрожают международному порядку и безопасности, не только в этом регионе, не только в Европе, но и за ее пределами и во всем мире.
При этом он дипломатично обошел молчанием тот факт, что Казахстан, Кыргызстан и Афганистан фактически признали законность присоединения Крыма.

В сущности, касаясь российского присутствия в регионе, Блинкен был наиболее последователен. Хотя Россия еще недавно считалась важнейшим партнером США в вопросах региональной безопасности и незаменимым членом проекта «Northern Distribution Network», Москва ясно дала понять, что для нее границы государств не более чем линии на карте, которые в подходящий момент можно игнорировать. Блинкен продолжил: 

Москва угрожает фундаментальным принципам, которых мы придерживаемся в вопросах безопасности Европы и мира: принципу, согласно которому границы и территориальная целостность демократических государств не могут подвергаться насильственному нарушению; что принятие решения относительно будущего страны является неотъемлемым правом граждан в демократическом обществе; что лингвистическому национализму, который мы считали ушедшим в историю, нельзя позволить вернуться в реальность; и, наконец, что все члены международного сообщества, в особенности лидирующие страны, должны подчиняться общим правилам и должны нести ответственность за отказ от исполнения своих обязательств.

Позже Блинкену был задан вопрос о территориальной целостности, точнее, об инсинуациях российского президента Владимира Путина, сказавшего, что Казахстан обладает незначительным опытом государственности.

Действия России сами по себе являются явно противоречивым посланием странам региона, и это вынуждает их к более активному поиску альтернатив.
Затем последовал вопрос, не играет ли обеспокоенность стран Центральной Азии по поводу российских интриг на руку Китаю. Ответ Блинкена был прямым: 
Если коротко, то ответ – да.

Это не должно вызывать удивления, учитывая недавнее подписание Пекином и Астаной 23-миллиардной сделки и присоединение четырех из пяти центральноазиатских стран к возглавляемому Китаем Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (Лишь Туркменистан пока воздержался). Судя по комментариям Блинкена относительно китайского присутствия, Вашингтон, по всей вероятности, удовлетворен растущей ролью Пекина в регионе.

Тем не менее, Блинкен утверждает, что США сохраняют свое влияние в этом регионе, по крайней мере, на словах.

Сегодня некоторые считают, что вывод наших войск из Афганистана является свидетельством ослабления важности США для региона
— сказал он.
Ничего не может быть дальше от истины.
Фактическое положение, разумеется, противоречит этим утверждениям, и Вашингтон, похоже, удовлетворен тем, что Китай оказывает экономическую помощь остро нуждающимся странам региона. США гораздо охотнее готовы мириться с растущим влиянием Китая, которое должно служить противовесом российскому ирредентизму и исламистской экспансии. Грубо говоря, Вашингтон хочет, чтобы Китай не допустил роста российского влияния и отразил угрозу исламизма.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *