Дни Америки как мировой сверхдержавы сочтены. Что дальше?

Новый обзор современной международной политической обстановки ясно указывает на потерю Соединенными Штатами статуса первой мировой державы. Страны Европы, Азии и Ближнего Востока уже напрямую игнорируют диктат Вашингтона или активно с ним борются. Россия продолжает поддерживать украинских сепаратистов, Китай всё также строит военные базы в Южно-Китайском море для усиления своего влияния в регионе, Саудовская Аравия не одобряет посредничество США в ядерной сделке с Ираном, а Исламское Государство отказывается капитулировать перед лицом угрозы атаки американских ВВС. Возникает интересный вопрос, какие действия должна предпринять супердержава в условиях такого международного неповиновения?

APTOPIX Mideast Bahrain US Military

Ответ на него не настолько прост, насколько ожидаем. На протяжении нескольких десятилетий Штаты завоевывали статус всемирной супердержавы. Расширение их сферы влияния началось после окончания Второй мировой войны,  когда Соединенные Штаты взяли на себя ответственность за сопротивление советской экспансии по всему миру. Это сохранилось в течение эры холодной войны, и только после того, как распался Советский Союз, Вашингтон взялся единолично за борьбу с новым массивом международных угроз.  Бывший  государственный секретарь США Колин Пауэлл сказал в последние дни советской эпохи: «Мы должны установить над нашей дверью вывеску с текстом: «сверхдержава живет здесь», теперь для нас не имеет значения, что будут предпринимать Советы, даже если их влияние перестанет распространяться на Восточную Европу».

Имперское перенапряжение ударило по Вашингтону

В годы Холодной войны стратегические силы Вашингтона предполагали, что постоянно будет вестись борьба за мировое господство между двумя сверхдержавами. Вследствие весьма неожиданного распада Советского Союза, американские стратеги начали представлять себе мир, в котором господствует только одна супердержава. В соответствии с этой новой перспективой, администрация Джорджа Буша старшего приняла план действий, предназначенный для сохранения этого статуса на неопределенный срок. В декларации, известной как  «Руководство по планированию финансовой защиты с 1994 по 1999 год» говорится: «Наша первая цель состоит в том, чтобы предотвратить повторное появление нового конкурента, либо на территории бывшего Советского Союза или в другом месте».

Сын Джорджа Буша старшего, занимавший тогда пост губернатора Техаса, сформулировал аналогичные взгляды Pax Americana (Американского мира) в ходе предвыборной президентской кампании в 1999 году. Во время агитационных мероприятий в Чарльстоне, он сказал, что в случае победы на выборах, его главной целью будет «воспользоваться огромными возможностями, которые давались немногим странам в истории, чтобы продлить мирное время на Земле».

Во время правления Буша окажется, что «продлить мирное время» означает вторжение в Ирак и разжигание региональных разрушительных войн, которые по сей день продолжают расти и распространяться. Это цена, которую пришлось заплатить США, чтобы сохранить свой пресловутый статус единственной сверхдержавы в мире.

Проблема, как многие популярные обозреватели признают, в том, что такая стратегия, направленная на увековечение американского глобального господства любой ценой, неизменно приведет к тому, что историк Йельского университета Пол Кеннеди в своей классической книге «Взлет и падение великих держав» называет «имперское перенапряжение». Как он прозорливо писал в исследовании в 1987 году, это возникнет из ситуации, в которой «Общая сумма глобальных интересов и обязательств Соединенных Штатов … намного больше превосходит возможности страны защитить их всех одновременно».

Вашингтон действительно понимает, что сегодня перед ним стоит именно такая дилемма. Любопытно, что перенапряжение охватило страну десять лет назад, когда Вашингтон преподносил себя как первая «гипердержава» планеты, с ещё более возвышенным статусом, чем «сверхдержава». Но это было до ошибок Джорджа Буша в Ираке и других оплошностей допущенных США, когда они  столкнулись с разрушительной войной на Ближнем Востоке, что привело к военному истощению и обеднению казны. В то же время, крупные и региональные державы, такие как Китай, Индия, Россия, Иран, Саудовская Аравия и Турция наращивают свои экономические и военные возможности, и, наблюдая, как США ослабевают от имперского перенапряжения, начинают оспаривать глобальное доминирование Вашингтона. Администрация Обамы пытается в том или ином виде принять политическое  участие в таких регионах, как Украина, Сирия, Ирак, Йемен и Южно-Китайское море, но, как оказывается, не получает преобладания ни в одном из них.

Тем не менее, несмотря на ряд неудач, никто из политической верхушки Вашингтона, кроме сенаторов Рэнда Пола и Берни Сандерса, не имеют ни малейшего желания признать несостоятельность Соединенных Штатов как сверхдержавы. Президент Обама, который явно больше осведомлен о стратегических ограничениях страны, также не желает отказаться от взглядов превосходства Вашингтона. «Соединенные Штаты были и остаются незаменимым государством. Так было в прошлом веке и так будет в следующем», сказал он на выпускной церемонии кадетов в Вест-Пойнте в мае 2014 года.

Как тогда примирить реальность падения сверхдержавы вследствие перенапряжения с несгибаемой приверженностью к глобальному господству?

Один из двух подходов к этой дилемме Вашингтона, можно рассматривать как цирковое балансирование на канате на  большой высоте. Оно включает в себя постоянное жонглирование возможностями и обязательствами Америки, с ее ограниченными ресурсами (в основном военного характера), которые бросались относительно бесплодно из одного места в другое в ответ на разворачивающиеся кризисы. Практически, такой была стратегия, проводимая нынешней администрацией Вашингтона. Можно назвать её доктриной Обамы.

В то время, как Вашингтон погряз в войнах в Ираке и Афганистане, Китай заметно продвинулся в достижении своих собственных стратегических интересов в Юго-Восточной Азии. Тогда Обама и его главные советники решили сократить присутствие США на Ближнем Востоке и высвободить ресурсы для большего укрепления своего влияния в западной части Тихого океана. Объявляя об этом перенаправлении в 2011 году, которое сперва называлось  «перенаправление в Азию», а позднее «изменение баланса», президент не скрывал факт политического жонглирования.

«За последние десять лет, мы вели две войны, в результате  которых Америка понесла большие потери, как кровавые, так и финансовые. Теперь Соединенные Штаты обращаются к огромному потенциалу Азиатско-Тихоокеанского  региона», сказал он членам австралийского парламента в ноябре 2011 года. «Как только мы закончим  сегодняшние войны, команда национальной безопасности, сделает наше присутствие и миссию в Азиатско-Тихоокеанском регионе главным приоритетом. В результате, будут снижены расходы на оборону США».

Новое Исламское государство начало наступление в Ираке в июне 2014 года, и профессиональная американская армия отступила, потеряв четыре северных города. Появилась видеозапись обезглавливания американских заложников, вместе с угрозами поддерживаемому США режиму в Багдаде. И вновь президент Обама посылает тысячи американских военных советников и боевую авиацию обратно в Ирак, тем самым заложив основу для другого крупного конфликта в том регионе.

Между тем, республиканские критики президента, которые утверждают, что он прилагает слишком мало усилий в проигрышной войне в Ираке и Сирии, также призвали его к ответу за недостаточную реализацию проекта «перенаправление в Азию». Но в трудное время Барак Обама находил  средства для эффективного противодействия Владимиру Путину в украинском кризисе, Башара аль-Асаду в Сирии, повстанцам Хути в Йемене и различным ополчениям в  борьбе за власть в разрозненной Ливии.

Партия абсолютного отрицания

Очевидно, что перед лицом увеличения угроз, политическое жонглирование — это не жизнеспособная стратегия. Рано или поздно «шарики» просто разлетятся, и вся система будет на грани разрушения. Но, тем не менее, рискованное жонглирование может оказаться не так опасно, как другой стратегической ответ на снижение господства Вашингтона — полное отрицание.

Для тех, кто придерживается этой точки зрения, Америка не теряет свой статус супердержавы, она готова говорить и действовать жестко. Если Вашингтон будет просто говорить более громко, все эти проблемы растают. Конечно, такой подход может работать, только если вы готовы поддержать ваши угрозы реальной силой или «жесткой силой», как некоторые любят говорить.

Председатель комитета Сената по вооруженным силам и стойкий критик президента Обамы Джон Маккейн наиболее придерживающийся этой линии сенатор. Единственный способ предотвратить агрессивное поведение России и других противников, заявил он, «восстановить доверие к Соединенным Штатам  как к  мировому лидеру». Это означает, что среди прочего, нужно  вооружить украинцев и оппозиционных Асаду сирийцев, и укрепить присутствия НАТО в Восточной Европе.

Прежде всего, это говорит о готовности применить военную силу. «Когда агрессивные правители или насильственные фанатики угрожают нашим идеалам, нашим интересам, нашим союзникам и нам,  мы имеем возможность применить глобальную американскую жесткую силу», заявил он в прошлом году.

Аналогичная точка зрения, в ряде случаев даже более воинственная, сформулирована кандидатами в  президенты от партии республиканцев. На недавней встрече на «Саммите Свободы» в штате Южная Каролина, различные претенденты стремились превзойти друг друга в обещаниях электорату сделать Америку мощнейшей военной силой. Сенатора от штата Флорида Марко Рубио громко приветствовали за обещание «сделать США сильнейшей военной мощью в мире». Губернатор штата Висконсин Скотт Уокер получил много оваций, пообещав в дальнейшем начать войну против международных террористов. «Я хочу, быть таким лидером, который готов принять бой с ними, прежде чем они нанесут первый удар по нам», сказал он.

Учитывая такую раскаленную среду, в президентской кампании 2016 года наверняка будут доминировать призывы к увеличению военных расходов, более жесткой позиции по отношению к Москве и Пекину, и в расширении военного присутствия на Ближнем Востоке. Несмотря на свои личные взгляды, Хиллари Клинтон, предположительно кандидат от Демократической партии, будет вынуждена продемонстрировать свой костяк со схожими  позициями. Иными словами, тот, кто войдет в Овальный кабинет в январе 2017 года, как ожидается, обладает большими военными амбициями. В результате, несмотря на последнее десятилетие, мы, вероятно, увидим ещё более интервенционистскую внешнюю политику Соединённых Штатов.

Такую позицию, скорее всего, принимают, чтобы доказать, Джону Маккейну и растущему количеству военных ястребов в Конгрессе, что она, несомненно, будет иметь катастрофические последствия на практике. Тот, кто считает, что часы теперь можно повернуть к 2002 году, когда мощь США была в зените, и Вторжение в Ирак ещё не исчерпало американское богатство и силу, вероятно, страдает бредовым мышлением. Китай более мощный, чем тринадцать лет назад, Россия в значительной степени восстановилась после развала Советского Союза, Иран заменил США в качестве доминирующего  иностранного актера в Ираке, и другие державы приобрели значительную свободу действий в нерегулируемом Мире. В этих условиях, агрессивная игра мускулами в Вашингтоне, скорее всего, приведет лишь к бедствиям и унижениям.

Время перестать притворяться

Вернемся к нашему первоначальному вопросу: какие действия должна предпринять супердержава в условиях такого международного неповиновения?

Вашингтону пора перестать делать вид, что он тот, кем уже давно не является. Первым шагом в 12-ступенчатой программе восстановления после имперского перенапряжения будет признание того, что американская мощь ограничена, а международное доминирование – несбыточная фантазия. Очевидная реальность показывает, что в мире много других крупных держав, ни одна из которых не сильнее США, но и не настолько слабее, чтобы быть запуганной угрозой американской агрессии. Выбрав более реалистичную оценку американской власти, Вашингтон должен сосредоточиться на том, как именно ему сосуществовать с такими державами, как Россия, Китай и Иран, улаживать свои разногласия с ними, не разжигая катастрофические региональные огненные бури.

Американские политики сначала должны отказаться от притворства, что Соединенные Штаты остаются единственной мировой сверхдержавой. Иначе от такого отрицания будет ещё больше непродуманных военных авантюр за рубежом, и рано или поздно при более  мрачных обстоятельствах наступит американская расплата с реальностью.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (14 голосов, среднее: 4,86 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *