Мы пропагандисты: история о том, как New York Times и Белый дом обвалили правду об Украине себе на голову

Пару недель назад в этой колонке было выдвинуто осторожное предположение о том, что длившиеся целый день переговоры в Сочи Джона Керри с Владимиром Путиным и его министром иностранных дел Сергеем Лавровым, похоже, выглядят просветом в облаках по ряду вопросов, особенно относящихся к украинскому кризису. Я не видел доказательств того, что министр иностранных дел Обамы неожиданно обзавёлся разумной постимперской внешнеполитической стратегией, согласующейся с новой эрой. Это было продиктовано обстоятельствами. Это 21 век делал свою работу.

6a00d8341daf7453ef0120a5fb3b4d970c

И эта работа будет сделана, мирно и чисто или по-другому.

Сочи предполагает перспективу мира и чистоты. Однако события с тех пор намекают, что реальным окажется обратный вариант. Трудно сказать, потому что это трудно увидеть, но наша политическая клика по ситуации с Украиной возможно влезла в воду слишком глубоко.

Кризис на Украине напоминает нам, что патология не ограничивается лишь эксцентричными мечтателями, определявшими политику во время администрации Буша II, чьи идеи реальности были идеалистичными вне всякой логики.

На данный момент всё обретает смысл лишь будучи перевернутым с головы на ноги, и затем обдуманным повторно. Язык и история: как здесь уже не раз обсуждалось, это оружие, которого, как предполагается, у нас быть не должно.

В случае с Украиной это два пугающих примера того, что я подразумеваю под поставленной с ног на голову аргументацией.

Во-первых, в последнее время имел место вал сообщений о возобновившемся военном присутствии России в Восточной Украине.

Во-вторых, мы постоянно слышали пронзительные обвинения в том, что Россия наращивает угрожающую безопасности пропагандистскую кампанию, нацеленную на то, чтобы уничтожить правду, или, скажем так, нашу правду. Это не иначе как «милитаризация информации», провокационно заявляем мы.

Теперь попробуем все это несколько рассортировать.

В обвинениях в том, что Россия разными путями накапливает войска и все необходимое на границе, нет ничего нового.

Однако в апреле начался новый раунд роста обвинений. Доверенный корреспондент Госдепартамента в New York Times Майкл Гордон публикует статью с единственным названным источником о том, что Россия на своих границах прибавила солдат и систем ПВО.

Источником была Мэри Харф — один из государственных спикеров, а также стандартный набор самых разных неназванных источников. Начало такое:

«Являясь признаком того, что напряжённость на Украине скоро возрастёт, Россия продолжает размещать на Востоке Украины системы ПВО, а также усиливает на границе войска, об этом в среду заявили официальные лица и аналитики.

Власти на Западе не уверены, являются ли эти военные передвижения подготовкой к новому поддерживаемому Россией наступлению, целью чего мог бы быть захват сепаратистами новых территорий.

«Могут», «продолжает», «не уверены», «мог бы быть». И это введение, где даётся основное.

Выкиньте инсинуации, и читаемое станет в полном смысле пустышкой. Второй абзац, заявляющий, что официальные лица не уверены, является необходимой словесной эквилибристкой, чтобы подвести к фразе «новое поддерживаемое Россией наступление», что и является главным в статье. В смысле журналистики это так бездарно, что требует закатать в банку для образцов и поставить на видное место.

Контекст, это то, что такого рода репортажи изо всех сил стараются держать от читателя подальше:

К середине апреля Вашингтон был вовсю занят попытками подорвать прекращение огня по соглашению Минск II, антироссийская кампания по убийствам в Киеве шла полным ходом, а правительство Порошенко, одобряет оно эту кампанию или нет, оказалось неспособным и/или не желающим реализовать ни одно из конституционных изменений, которые предполагают соглашения Минск II.

За неделю до статьи от 22 апреля 300 солдат из 173-й воздушно-десантной бригады прибыли, чтобы начать обучение украинский национальной гвардии. Статья в The Times признаёт это по единственной причине «слонопосудолавочности» этого события, непреклонно отметая всякие мысли о потерях.

Учитывая контекст, я бы не удивился, узнав, что Москва действительно разместила системы ПВО. И я не уверен, что это должно вызывать тревогу. Возможно, причиной тому стало то же, что и продажа Ирану систем ПВО, о чем жаловался Нетаньяху — это просто мера для того, чтобы затруднить нам нападение на них.

Также не знаю, что тревожного в обучении Россией восточноукраинских партизан, если американские инструкторы на другом конце страны занимаются тем же самым.

После 22 апреля начала жизнь другая тема. Киев 17 мая заявил, что захватил двух одетых в форму российских солдат, осуществлявших деятельность на территории Украины. Двадцать первого мая поступили сообщения о том, что европейские наблюдатели опросили этих двух при неупомянутых условиях, и убедились, что те действительно находятся на действительной военной службе. Это добавило некоторого доверия заявлениям Киева, отмечает Times, хотя теперь этого «некоторого» менее чем достаточно, когда Киев делает подобного рода заявления.

Тридцатого мая (и здесь барабанная дробь) последовал абсолютный смертельный удар. Атлантический совет (одна из аналитических организаций Вашингтона), опубликовал доклад, имеющий целью показать, что, если говорить словами Times, «Россия продолжает бросать вызов Западу путем осуществления длительных военных операций внутри Украины».

Первое предложение доклада: «Россия в состоянии войны с Украиной».

«Продолжает бросать вызов»? «В состоянии войны с Украиной»? Если вы отказываетесь принимать длинную задокументированную хронику усилий Москвы по работе в направлении мирного урегулирования вместе с Европой, и если называете войну на Украине иначе, чем гражданской войной, что ж, значит, кто-то создаёт вашу реальность за вас.

Детали. The Times подаёт статью «Скрываясь, будучи на виду: война Путина на Украине» как «независимый репортаж».

Не знаю, какое лицо было у Гордона, который, похоже, отвечает за все эти отвлекающие пассы руками последнее время, когда он позже писал, что доклад Атлантического совета опирается на исследования, проведённые «осуществляющим расследования» вебсайтом Bellingcat.com.

Первое — свою работу Bellingcat сделал при помощи Гугля, Ютьюб и прочих легко доступных каждому соцсетей.

Манипуляции «доказательствами» из соцсетей являются обычным делом для Киева, Вашингтона, Лэнгли, Виргинии и НАТО с момента начала украинского кризиса. Взглянуть только на график в их презентации. Не думаю, что нужна техническая экспертиза, чтобы увидеть, что эти фото доказывают то, что доказывают еще с прошлого года — ничего.

Второе, попробуйте полазать по сайту Bellingcat и выяснить, кто его держит. Я попробовал перейти на страницу «О нас», которая оказалась пуста. Сам сайт состоит из не вызывающих большого доверия антироссийских статей.

Теперь, смотря на все это, я думаю, хорошо, может и есть активность на российских границах или внутри Украины, может, и нет. Эти двое солдат могут быть русскими, и могут быть на действительной военной службе, но я никак не могу придти ни к какому заключению.

Мне не доставляет удовольствия так мыслить — ни как читателю, ни как бывшему новостнику. Мне не нравится читать редакционные статьи в Times вроде провозглашающей и узаконивающей «Войны Путина» и им подобных, и, надо сказать, самой мощной из газет, создающей свою реальность.

Из всего этого начинает становиться ясно одно. Почти наверняка можно сказать, несмотря на вызывающие настороженность предоставленные доказательства, что Россия разместила людей и оружие на своих границах и на Украине.

Я очень на это надеюсь, и то, находятся ли они на действительной военной службе, меня совершенно не интересует.

Прежде всего, это весьма ограниченный ответ геополитическим обстоятельствам, которые Москва считает опасными, Вашингтон считает едва ли опасными, а Киев опасными категорически не считает. В обратных обстоятельствах проблемная страна давно бы превратилась в зону открытого конфликта между двумя ядерными державами. Здесь фиговый листок на своём месте.

Москва, похоже, признаёт, что без равновесия между тяготеющим к России Востоком и тяготеющим к Западу Западом Украина превратилась бы в бойню. Будучи безответственным, как он уже себя показал, и имея мало или почти совершенно не имея контроля над своими группировками правого толка, Киеву нельзя позволять даже пытаться решить кризис военным путём.

Редакционная статья в The Times вышла с заголовком «Путин скрывает правду», и это худший пример переворачивания с ног на голову.

На мой взгляд, нет совершенно никаких вопросов относительно того, что взгляд Москвы на Украину и в более широком смысле конфронтацию Востока с Западом является более последовательным. Почитайте или послушайте речи Путина, особенно на Валдайском дискуссионном клубе, или в Давосе, или в октябре в Сочи. Они исторически информационно насыщены, пронизаны пониманием интересов (общих и противостоящих), там присутствует природа понимания условий 21 века и того, как достичь лучшего результата.

В общей сложности, Москва предлагает гораздо более сложный, согласованной отчёт кризиса на Украине, чем любой американский чиновник мог бы когда-либо мечтать. И по одной простой причине: ни Путину ни Лаврову не приходится тащить на себе тяжкую ношу необходимости навешивать людям мифические визуализации того, как устроен мир или своего в нём места.

Проблема правдоподобности вносит серьёзный дисбаланс, критический по своим последствиям. Можно называть это войной мировоззрений.

Пока мы говорим, эта война лихорадочно разрастается. В текущем выпуске The Nation (источник статьи; прим. mixednews) журналист Джеймс Карден опубликовал замечательную статью «Новый Маккартизм», которая сосредоточена на статье под названием «Угроза нереальности: как Кремль милитаризует информацию, культуру и деньги». Она написана Петром Померанцевым и Майклом Вейссом и опубликована в интернет-журнале под названием Intepreter в качестве специального доклада под эгидой Института современной России.

Проблем профпригодности авторов здесь навалом. «Эксперт» Вейсс раньше обретался в лондонском аналитическом центре, прежде чем занять кресло редактора в Interpreter, Померанцев был телепродюсером в самых захудалых уголках российских медиа-кругов, взбунтовавшийся, только когда всё потерял. Теперь он естественно любимец наших СМИ.

Оба, что немаловажно, похоже, работают на Ходорковского. Именно Ходорковский финансирует находящийся в Нью-Йорке Институт современной России. Который в свою очередь финансирует The Interpreter.

Тем не менее, многие люди воспринимают эту статью серьёзно. Как пишет Карден, Вейсс и Померанцев весьма эффективны в деле пестования новой русофобии среди многих членов Конгресса. Энн Эппльбаум — параноик относительно всего, что связано с Россией; Джеффри Пьятт — шеф-повар переворотов и посол в Киеве: многие весомые фигуры с этими ребятами заодно.

Милитаризация новостей Путиным, как предполагает «Угроза нереальности», делает его гораздо более опасным, чем когда-либо был какой-либо коммунист, и ему надо противостоять. Как? «Международно признанной рейтинговой системой для дезинформации».

«Медиа-организации, практикующие сознательный обман, должны быть исключены из сообщества», пишут Вейсс с Померанцевым, где сообщество, надо полагать, это те, кто имеет одобренное мнение.

Может показаться странным, но я должен согласиться с Вейссом с Померанцевым в одном моменте. В настоящее время нас ослабляет инфекция идеологии. Слепота распространяется и её должно лечить. Но на этом наша согласованность исчерпывается, поскольку я считаю их доклад одним их наиболее крайних проявлений болезни, которая на данный момент себя проявила.

Можно следовать их внутренней логике, но она исчезает, стоит только выбраться из этого пузыря. Сказать, что «Угроза нереальности» отстаивает своего рода интеллектуальный протекционизм недостаточно. Их идея в контроле над информацией, что эквивалентно контролю над правдой.

Противостоять предполагаемой пропаганде другой пропагандой: вот что мы получаем, когда нашу реальность создают за нас.

Патрик Смитавтор книги “Time No Longer: Americans After the American Century” и других. Был руководителем бюро The International Herald Tribune в Гонконге, а затем в Токио с 1985 по 1992 годы. Часто пишет для New York Times, the Nation, the Washington Quarterly и других.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (12 голосов, среднее: 4,92 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *