Причинно-следственная связь между ближневосточным и украинским конфликтами

По всей вероятности, зарубежные политики предпочли бы не замечать взаимосвязи между этими конфликтами, однако напряженность в Восточной Европе оказывает значительное влияние на ситуацию на Ближнем Востоке и наоборот. На самом деле, одним из величайших в истории вызовов глобальной системе управления является сочетание всплеска агрессивности в слабеющей России и процесса дезинтеграции на Ближнем Востоке.

Подпись к изображению. Сирийский министр иностранных дел Валид аль-Муаллем и его российский коллега Сергей Лавров перед началом переговоров в Москве 17 января  2014 года
Moualem and Lavrov enter a hall before the talks in Moscow

Украинский конфликт ясно продемонстрировал, насколько различны представления России и Запада о международных отношениях, наводя на мысль о возрождении противостояния великих держав. Однако, концентрация внимания лишь на разногласиях между Россией и Западом по поводу статуса Украины ведет к заблуждению. Корни конфликта следует искать в сложной системе взаимоотношений не только между Вашингтоном, Лондоном, Парижем и Москвой, но также между арабским миром, Турцией, Ираном и Израилем. Более того, украинский конфликт показал, что внешнеполитические приоритеты других стран, таких как Китай, Индия и некоторых государств Ближнего Востока, в корне отличаются от западных. Примером может служить тот факт, что Пекин, Дели и Тель-Авив не поддержали введение санкций против России.

Российское представление о суверенитете

В течение последних двадцати лет Россия неуклонно соблюдала принципы многосторонних отношений в рамках Организации Объединенных Наций, однако, она желала иметь гарантии, что никакие многосторонние действия не будут посягать на ее суверенитет. Москва поддерживает роль ООН как главного органа, регулирующего международные отношения, при условии, что коллективное принятие решений осуществляется на основе равенства. Совет Безопасности ООН предоставил Москве существенную степень влияния на США после распада Советского Союза.

Россия считает, что военные интервенции, предпринятые Западом без мандата Совета Безопасности, коренным образом дестабилизировали международную обстановку. Однако, в известном смысле, Россия и сама поступила подобным образом. Можно утверждать, что за последнее десятилетие четыре постоянных члена Совета Безопасности ООН использовали военную силу для расчленения суверенных государств: Соединенные Штаты и Великобритания в Ираке, Франция и Великобритания – в Ливии, а также Россия на Украине. В какой-то мере российская политика в отношении Украины повторяет политику Запада на Ближнем Востоке и в Северной Африке, перенеся практику военного вмешательства на европейскую почву.

Впрочем, после присоединения Крыма, Кремль утратил один из своих главных аргументов против Запада, касающийся принципа невмешательства. Сегодня проявилось очевидное противоречие между реальными действиями России и ее заявлениями о приверженности международному праву, а также принципу территориальной целостности и суверенитета государств. Тома Гомар видит противоречие российской дипломатии в том, что она оправдывает присоединение Крыма косовским прецедентом. С одной стороны, Москва не признает независимости Косово, а с другой — ссылается на Косово, аргументируя легитимность перехода Крыма в состав Российской Федерации. Таким образом, Россия предпочла прямые интересы собственной безопасности международным нормам, отказавшись таким образом от своей высокой моральной платформы.

Взаимоотношения России с Ближним Востоком

По всей вероятности, Россия заинтересована в пересмотре мирового порядка. Она установила разнообразные связи с ближневосточными странами, имеющими существенное значение для Запада. Взаимоотношения России с Ираном можно назвать стратегическими. Обе страны находятся под санкциями и их интересы имеют потенциал к сближению. Россия стремится усилить свои позиции как поставщика оружия одному из ведущих региональных игроков на Ближнем Востоке. Чтобы успешно вести стратегическое соперничество с суннитской Саудовской Аравией, импортирующей оружие на Западе, шиитский Иран остро нуждается в военной поддержке. Ядерная энергетика и оружие – главные приоритеты Москвы в ее связях с Ираном. Решение Путина об отмене моратория на поставку зенитно-ракетных комплексов С-300 Ирану представляет собой новый шаг в ближневосточной политике Москвы. Россия награждает Иран за его усилия по достижению соглашения с международным сообществом по ядерной программе. В то же время, Москва посылает ясный сигнал Западу: даже если переговоры к концу июня провалятся, Россия не поддержит новых санкций против Ирана.

В то же время, Россия не проявляет никакой политической терпимости в отношении режимов Персидского залива. У нее весьма сложные отношения с Саудовской Аравией, надежным союзником США с 1945 года, занимающим четвертое место в мире по объему военных расходов. Помимо этого, поскольку Россия – единственная крупная держава, не являющаяся потребителем энергоресурсов стран Залива, она может смело критиковать их связи с Францией, Соединенными Штатами и Великобританией. Согласно утверждениям Москвы, между провозглашенной борьбой против терроризма и тесными отношениями с подобными странами существует явное противоречие. Более того, Москва убеждена, что именно сунниты являются главной угрозой для безопасности в регионе и за его пределами, в частности, на Кавказе и в Центральной Азии.

Помимо Ирана, у России имеются выборочные дипломатические отношения с другими странами Ближнего Востока. В Сирии Россия является главным военным покровителем режима Башара аль-Ассада. Использование химического оружия было главным аргументом общественного мнения на Западе, и в сентябре 2013 года Москва предложила свою помощь в ликвидации сирийского арсенала химического оружия, чтобы остановить военную интервенцию Запада. Между Россией и Египтом с давних пор существуют довольно интенсивные отношения, получившие новый импульс к развитию благодаря новому президенту Абдул-Фаттаху Ас-Сиси. В то же время, Россия упрочила свои связи с Турцией, в частности, в сфере энергетики, после отмены в 2014 году проекта «Южный Поток». Однако, эти взаимоотношения остаются не вполне ясными в связи с ситуацией в Крыму и двусмысленной дипломатией Анкары на Ближнем Востоке. Москва проявляет некоторую активность и в иракском Курдистане. При этом, являющаяся членом НАТО Турция рассматривается как источник потенциальной угрозы на южном фланге российской территории.

И, наконец, отдельного внимания заслуживают отношения между Россией и Израилем, особенно в сфере безопасности. Эти двусторонние связи часто недооцениваются в Европе и США. Достаточно, например, отметить отсутствие Израиля в списке стран, подписавших Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающую аннексию Крыма в марте 2014 года. В то же время, Россия всегда поддерживала Палестину. Палестинский президент Махмуд Аббас имеет прочные связи в России и в марте 2006-го переговоры между Россией и движением «Хамас» подтвердили позицию Кремля, не признающего Хамас террористической организацией. В то время как Запад часто оказывается разорванным между двумя сторонами конфликта, России удается балансировать свои отношения с Израилем и Палестиной.

За последние два десятилетия Россия неоднократно подвергалась террористическим атакам. Связи между джихадистской группировкой «Эмират Кавказ», ставящей своей целью ликвидировать российское присутствие в Северо-Кавказском регионе и создать там исламский эмират, и глобальным движением джихада остаются весьма сложным. Впрочем, отмечается растущий поток добровольцев с Кавказа в Сирию и Ирак (по некоторым оценкам, около 1500 чеченцев воюют в Сирии в настоящий момент). Большая часть экстремистов с Кавказа, по всей вероятности, скорее склонны присоединиться к Исламскому Государству, чем к Эмирату Кавказ.

Выводы для европейских политиков

Российские связи на Ближнем Востоке могли бы стать решающим фактором в его соперничестве с Западом. Учитывая взаимосвязь между двумя конфликтами, на Ближнем Востоке и на Украине, европейские политики, по мнению директора французского Института международных отношений Тома Гомара, должны сосредоточиться на следующем:

1. Чечня и Северный Кавказ: растущая нестабильность в Чечне и северо-кавказском регионе в целом представляет собой один из факторов взаимосвязи ближневосточным и украинским конфликтами. С одной стороны, чеченский лидер Рамзан Кадыров направил несколько сотен своих бойцов сражаться вместе с пророссийскими сепаратистами на востоке Украины. Кадыров также организовал массовые выступления в Грозном против «врагов ислама», участники которых осуждали реакцию западных журналистов и политиков на террористическое нападение в Париже на редакцию сатирического журнала «Шарли Эбдо». С другой стороны, многие обученные боевики с Северного Кавказа присоединились к Исламскому Государству, в связи с чем существует угроза, что эти радикальные джихадисты вернутся на родину и вызовут дестабилизацию обстановки. Если взглянуть глубже, стабильность России зависит не только от взаимоотношений между Рамзаном Кадыровым и Владимиром Путиным, но также и от будущей роли Эмирата Кавказ в мировом движении джихада.

2. Ядерная сделка с Ираном: Соглашение между группой P5+1 и Ираном по его ядерной программе должно быть подписано к концу июня 2015 года, однако, подписание может быть в очередной раз отложено. Нет необходимости упоминать, что это один из главных вызовов как региональной, так и глобальной стабильности. Решение Путина о продаже зенитно-ракетных комплексов С-300 Ирану может служить предзнаменованием будущей политики России. Если переговоры окончательно провалятся и санкции против Ирана сохранятся, весьма вероятно сближение Ирана и России. В случае успеха переговоров и быстрого снятия санкций, Иран может стать примером реинтеграции страны-изгоя в международное сообщество. Это было бы ясным и мощным сигналом для Москвы. В ближайшие годы западные санкции против России будут оказывать мощное влияние на ее позиции на Ближнем Востоке, не говоря уж о взаимоотношениях с Китаем.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 2,25 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Дамир:

    Эмират Кавказ это проделки Госдепа,точно также как и ИГИЛ,а до этого Аль-Каида.
    Не понимать и не видеть этого может только заинтересованное лицо или патологический идиот.

  2. миро:

    «Российская дипломатическая позиция является противоречивой, оправдывая присоединение Крыма косовским прецедентом, учитывая, что Москва не признает независимости Косово, в то время как Крым был принят в состав Российской Федерации. »
    Уважаемый господин Абрамов! Что-то в этом предложении не согласованно. Понятно, что существуют «сложности перевода». Оригинал, конечно, диктует свои условия, тем не менее считаю, что править корявый смысл автора можно и должно. Спасибо за перевод интересной статьи.
    С уважением, Мирослав.

    • Игорь Абрамов Игорь Абрамов:

      Спасибо, Мирослав, ваше замечание вполне справедливо. В оригинале довольно длинная и запутанная фраза. Я ее переформулировал, надеюсь, теперь все будет понятно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *