Неприятие демократии «по-западному» было ключом для успеха России

Является ли демократия «дохлой кошкой», которую Запад пытается продать всему миру за приличные деньги? Согласно одной из величайших стратегий 20 века, эта мысль более или менее соответствует действительности. Как говорил Ли Куан Ю, в прошлом выдающийся сингапурский государственный деятель, «Избыток демократии ведет к распущенности и беспорядку, которые мешают и вредят развитию страны».

liberty025

Запад воспринимает демократию как религию, как форму правления, столь «священную», что он готов разбомбить ту или иную страну до последнего камня, чтобы посеять там семена демократии. Однако, с точки зрения Ли Куан Ю, «демократические методы сами по себе не обладают истинной ценностью. Все дело в качестве управления». Сингапурский лидер считал, что главной обязанностью государства является формирование «стабильного и упорядоченного общества», в котором человеку обеспечивается право на достойную пищу, жилье, работу и здоровье.

Ли Куан Ю формулировал свое мнение следующим образом:  «демократия – один из способов достичь этого, однако если вне-электоральные методы оказываются более эффективными для достижения поставленных целей, тогда я против демократии. С нравственной точки зрения цель, не должна ставиться под угрозу ради выбранных методов».

Государственное строительство – непростая задача

Во время своей предвыборной кампании в 1980 году Ли Куан Ю рассказывал, чего стоило превратить маленькую грязную колониальную факторию в одно из богатейших государств планеты: «Кто бы ни управлял Сингапуром, он должен быть жестким, или сразу сдаться! Это не карточная игра. Это ваша и моя жизнь! Я потратил всю свою жизнь, чтобы построить государство, и до тех пор, пока я у власти, никому не будет позволено все развалить!

Ли знал, о чем говорил. При нем Сингапур превратился де-факто в однопартийное государство. Он преследовал инакомыслие, ограничил свободу слова, ввел коллективную ответственность и даже запретил жевательную резинку. Был ли он тираном? Более точным было бы определение «благонамеренный диктатор». На самом деле, сингапурский народ любил его за то, что он поднял его уровень жизни, и, что еще важнее, престиж нации.

Ли Куан Ю пробыл у власти с 1959 по 1990 год. За это время он привел свою страну в эпоху потрясающего экономического роста и диверсификации. Когда он стал премьер-министром, ежегодный доход на душу населения составлял 400 долларов США, а сегодня – около 56 тысяч долларов.

То, что демократия может оказаться губительной для страны, лучше всего проиллюстрировать на примере Индии. В книге Грэма Аллисона, Роберта Блэквилла и Али Уайна «Ли Куан Ю: уроки великого мастера для Китая, США и всего мира» есть глава, посвященная Индии. Ли говорит в своей прямолинейной манере: «Индия впустую растратила десятилетия, занимаясь государственным планированием и контролем, которые погрузили страну в бюрократию и коррупцию. Децентрализованная система позволила бы таким центрам как Бангалор и Бомбей расти и процветать… Индия – страна несостоявшегося величия. Ее потенциал не раскрыт, недостаточно реализован».

С точки зрения Ли, именно ограничения конституционной системы Индии и ее политического устройства помешали стране быстро продвигаться вперед. «Что бы ни наметило политическое руководство, ему приходится пройти через огромные сложности в центре, а затем осуществить еще более сложную систему мер в отдельных штатах… Индийцы будут продвигаться с той скоростью, которая определяется их конституцией, этническим составом населения, избирательными процедурами и коалиционным правительством, что крайне осложняет принятие решения. Кроме того, популистская демократия делает индийскую политику менее последовательной из-за постоянных изменений в правящих партиях».

Российский диктатор

Если бы Сингапур избрал демократический путь развития, пришел бы он к беспорядку, подобно Индии? Был бы он сегодня менее процветающим? За ответами следует обратиться к России, к ее экспериментам с необузданной демократией и переходу впоследствии к жесткому централизованному правлению при президенте Владимире Путине.

Когда демократия появилась в России после распада коммунистического режима в 1991 году, она была для всех чрезмерно свободной. Страна оказалась во власти криминальных синдикатов, олигархов и разношерстных оппортунистов. Экономика, дистанционно управляемая МВФ, находилась в состоянии свободного падения и приближалась ко дну.

Однако, с точки зрения Запада, «Бог был в небесах, и все в мире шло прекрасно». Страдания русского народа не имели для них никакого значения. Наоборот, фотоизображения некогда гордых ветеранов, вынужденных продавать за кусок хлеба свои боевые медали и ордена, с восторгом публиковались такими влиятельными изданиями как «Time», «Newsweek» и «The Economist».

Если бы Москва продолжала идти этим путем, страна была бы разрушена. Основа российской промышленности была бы разорвана на части, ее военно-морской флот ржавел бы в портах, а могущественные ракетные силы ожидала бы полная деградация.

Однако, появился Путин. Его приход к власти сопровождался драматическими событиями – российский фондовый рынок в тот день в 1999 году, когда он стал президентом,  подскочил на 17 процентов.

Во время первого периода президентства Путина (1999-2008), российская экономика росла в среднем на 7 процентов в год. За эти годы промышленность выросла на 75 процентов, а реальные доходы населения удвоились. Средняя месячная заработная плата увеличилась с 80 долларов до 600. МВФ, который изо всех сил старался разрушить государственные корпорации и банки России, признает, что с 2000 года по 2006-й численность среднего класса в России выросла с 8 миллионов до 55 миллионов человек. Количество домохозяйств, живущих ниже черты бедности, снизилось с 30 процентов в 2000 году до 14 процентов в 2006-м.

Как Путину удалось этого добиться? В первую очередь, он отказался от идеи об универсальном характере западных демократических ценностей. Именно так поступил в свое время Ли Куан Ю в Сингапуре. Как любил говорить сингапурский премьер, «я не верю, что можно внедрить в стране те или иные стандарты, которые чужды ее народу и не связаны с ее историческим прошлым». По его мнению «требовать от Китая превратиться в демократию, при том что за всю свою 5000-летнюю историю он никогда не считал голосов, было абсолютно нагло и бесцеремонно».

В западной демократии, партия или кандидат, получившие большинство голосов, становятся победителями. Такая система может показаться справедливой, однако на самом деле это может привести к ужасным последствиям. Например, большое число кандидатов могут раздробить голоса таким образом, что абсолютно непопулярный политик сумеет пробиться к власти. Подобное произошло в Индии, когда партия «Национальный Конгресс» правила страной более шестидесяти лет, несмотря на то, что она не обладала большинством голосов. В Соединенных Штатах западная демократия не смогла предотвратить фальсификацию результатов президентских выборов 2000 года, на которых Эл Гор набрал больше голосов, чем Джордж Буш-младший, и все же проиграл, что привело к иракской войне 2003 года.

Путин отказался от таких форм клептократии, правления воров, которые экспортирует Запад. «Мы вовсе не желаем получить такую же демократию, как в Ираке, я вам честно скажу», заявил он в Санкт-Петербурге в 2006 году.

В 2012, после победы на выборах и начала третьего президентского срока, Путин взял жесткий курс в отношении внесистемной оппозиции. Так, например, участницы группы «Pussy Riot», которые исполнили непристойный танец в храме, были заключены в тюрьму. На неправительственные организации, получающие средства из зарубежных источников, была законодательно возложена обязанность регистрироваться как иностранные агенты. «Прямое или косвенное иностранное вмешательство в наши внутренние политические процессы недопустимо», сказал он. «Те, кто получает деньги из-за границы на свою политическую деятельность и служит чуждым интересам, не имеют права участвовать в политической борьбе в России».

Путин и Ли Куан Ю придерживаются схожих взглядов на то, какой уровень демократии считать достаточным и где находится тот предел, после достижения которого демократия начинает вести к хаосу. Как и Ли, Путин не оправдывается за свои действия. В своей речи в Кремле, он заявил, что Россия будет следовать своему представлению о демократии и отвергать любые «стандарты, навязываемые нам извне».

Ли выступил против несовершенства политической системы демократии во время своего интервью в 1999 году: «По-моему, предпочтения народа важны, но я не считаю, что предпочтения народа  — это только взгляды нынешнего большинства. Понятие «народ», с моей точки зрения, включает будущие поколения и на государстве лежит особая ответственность. Оно должно противостоять стремлению населения к налоговым послаблениям и мерам социальной защиты, подрывающим перспективы будущих поколений. Таким образом, мы должны под демократией понимать способ правления, выбранный народом, включая как современное, так и будущие поколения».

В отличие Путина и Ли, приверженных идеям национализма, первый премьер-министр Индии Джавахарлал Неру был абсолютно неадекватен и погружен в иллюзии. Вместо реформирования промышленности и повышения уровня жизни, Неру растратил свое время и энергию на химеру всеобщего мира. Сегодня его называют «разрушителем современной Индии». В отличие от Ли Куан Ю, Неру пошел путем, который он унаследовал от своих прежних колониальных патронов. Он ввел западную демократию в бедной и раздробленной стране, что привело к хаосу, замедлившему экономический рост, и вызвало многочисленные кастовые и религиозные конфликты.

Лидер, защищающий интересы своей страны, не обязательно является тираном. Генерал Аугусто Пиночет, западная марионетка, который убил тысячи чилийцев, был тираном. Ли и Путин, напротив, являются государственными лидерами. На самом деле, динамичный рост экономики России, Китая, Сингапура и других стран юго-восточной Азии позволяет сделать вывод о том, что авторитарное благополучие, а не демократия, является сегодня разумным вариантом выбора системы правления для развивающихся стран. Это еще один пример отказа от западных идей в развивающемся мире.

Около 2300 лет назад великий индийский мыслитель, политик и государственный деятель Чанакья сказал в своем трактате «Артхашастра»: «Главный долг правителя – сделать свой народ счастливым и довольным. Народ является его главным достоянием и одновременно источником угрозы. Люди не станут поддерживать слабую власть».

В этом отношении, Ли и Путин придерживаются единой позиции.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (10 голосов, среднее: 4,40 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *