Российский «энергетический разворот» к Китаю: миф или реальность?

Существует множество причин, объясняющих усилия Москвы по продвижению этой идеи. За последние годы по доминирующему положению России на европейском рынке энергоносителей было нанесено несколько болезненных ударов: строительство новых трубопроводов, увеличение мощностей хранилищ, а также создание новых приемных терминалов для сжиженного природного газа (СПГ) привели к снижению зависимости западной части континента от поставок энергоносителей из России.

Подпись к изображению. Продолжается прокладка российской части  трубопровода «Сила Сибири». Этот проект предусматривает транспортировку в Китай 38 миллиардов кубических метров природного газа
568153

В то же время Евросоюз инициировал судебные процессы против «Газпрома» по обвинению в нарушении антитрестовского законодательства, оказал поддержку Украине путем создания «реверсного потока» природного газа, и, после присоединения Россией Крыма, ввел против нее экономические санкции. На фоне этих событий, нет ничего удивительного в том, что разочарованная Россия ищет новых, более предсказуемых партнеров по всему миру.

Как ни прискорбно, этот «энергетический разворот», по всей вероятности, идет не так гладко, как провозглашается. Хотя в настоящее время между Россией и Китаем действительно ведется обсуждение нескольких крупных энергетических проектов, при ближайшем рассмотрении можно увидеть, что они не могут стать реальной альтернативой поставкам российских энергоресурсов в Европу, а, в лучшем случае, лишь дополнением к ним. По мнению авторов, в силу целого ряда причин, Европа будет и впредь оставаться главным рынком сбыта для российского энергетического экспорта, в частности, экспорта природного газа.

Флагманский проект набирающего силу энергетического сотрудничества между Россией и Китаем, газопровод «Сила Сибири» обеспечит Китай 38 миллиардами кубических метров природного газа. Даже в том случае, если бы проект предполагал поставку 61 миллиарда кубометров, это выглядело бы слабой заменой 146 миллиардам кубометров газа, которые «Газпром» экспортировал в Европу в 2014 году. Более того, месторождения, из которых предполагается добывать природный газ для «Силы Сибири», расположены не в западной, а в восточной Сибири, в тысячах километров от тех месторождений, которые наполняют газопроводы европейского направления. Другими словами восточносибирские газовые промыслы расположены слишком далеко, чтобы быть пригодными для рентабельного экспорта на европейские рынки.

И, наконец, Китай пока не готов платить за газ такую же цену, которую получает «Газпром» от некоторых европейских потребителей. В отличие от газопровода «Сила Сибири», в другой запроектированный трубопровод «Алтай», также предназначенный для транспортировки газа в Китай, сырье будет поступать из месторождений Западной Сибири, то есть тех же, с которых газ направляется в Европу. Этот проект был создан десять лет назад и с тех пор оставался в подвешенном состоянии, пока неожиданно не получил новую жизнь в прошлом году. Впрочем, по нескольким причинам, как Россия, так и Китай, не особенно рвутся  приступить к его осуществлению.

Во-первых, трубопровод «Алтай» предполагается проложить с территории России до северо-западного Китая, представляющего собой, главным образом пустынные территории, в то время как газ востребован на промышленно развитом юго-востоке страны. Это потребовало бы от Китая строительства протяженных дополнительных трубопроводов по территории страны.

Во-вторых, российский газ в западной части Китая конкурировал бы с поставками из Туркменистана, которые еще не достигли своей полной мощности. Наличие Туркменистана как варианта выбора, позволит Китаю в переговорах настаивать на цене российского газа ниже европейского уровня.

Третий элемент российского «энергетического разворота» — российско-китайское нефтяное сотрудничество, не должно вызывать особого беспокойства в Европе, поскольку мировой рынок нефти в гораздо большей степени диверсифицирован.

Недавние заявления, появившиеся в российских СМИ, что Россия стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай, потеснив с этой позиции Саудовскую Аравию, на самом деле не столь впечатляющие, как это может показаться. Они означают всего лишь, что Китай стал импортировать меньше нефти от других поставщиков, которые теперь будут конкурировать на европейском рынке.

Другие элементы разворачивающегося российско-китайского энергетического партнерства – сотрудничество в производстве СПГ и разработка энергетических ресурсов Арктики – зависят в основном, как это ни парадоксально, от сотрудничества России с западной индустрией. Развитие экспортного потенциала России в области сжиженного природного газа остается в значительной степени зависимым от доступа к западным технологиям, так же обстоят дела с разведкой и эксплуатацией месторождений арктического шельфа.

Прежде чем Китай сможет стать рынком для российского экспорта СПГ, а также получить доступ к нефтяным и газовым запасам Арктики, Россия будет нуждаться в западных технологиях и инвестициях, которые в настоящее время в значительной степени являются объектами экономических санкций, введенных США и Евросоюзом.

Даже если России удастся получить доступ к необходимым технологиям, ни нефть ни сжиженный газ, полученный из месторождений Арктики, не сможет служить укреплению российско-китайского энергетического партнерства. Дело в том, что оба вида сырья могут приобретаться на мировом рынке, и представляется маловероятным, что Китай станет ограничивать себя, покупая более дорогие энергоносители, добываемые в Арктике, и не прибегая к услугам альтернативных поставщиков.

Итак, авторы заключают, что российский «энергетический разворот» к Китаю не должен стать причиной бессонных ночей для европейских потребителей энергоресурсов. Благодаря осуществлению ряда инфраструктурных проектов, европейские страны получают все больше альтернатив российскому газу и нефти, что способствует усилению их переговорной позиции. Сколь бы огорчительным это ни было для Москвы, стабильные доходы от экспорта энергоносителей по-прежнему остаются важнейшими источниками российского государственного бюджета, особенно в условиях нынешней ценовой обстановки на рынке нефти.

Исходя из этого, Россия продолжает прилагать все возможные усилия, чтобы усилить свое энергетическое влияние  на Европу. Москва прибегает к различным способам, начиная от двусторонних сделок с европейскими энергетическими компаниями и заканчивая интенсивным лоббированием. Настоящий «разворот» выглядел бы иначе.

Авторы, Михаэль Рюле (Michael Rühle) и Юлиус Грубляускас (Julijus Grubliauskas)сотрудники сектора энергетической безопасности Управления новых вызовов безопасности НАТО


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 2,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *