Узурпация истории России необходима для обоснования украинского национализма

Во вторник Россия и Украина отмечали тысячелетие со дня смерти князя Владимира, которому историки приписывают заслугу обращения Руси в христианство в 988 году. Согласно записям в «Повести временных лет», князь Владимир заставил значительную часть жителей Киева принять крещение. Считается, что по городу тогда были распространены слова князя Владимира: «Если кто не придет завтра на реку (Днепр) – богатый или бедный, нищий или раб – будет мне враг».

1200x630_262186_ucraina-troppe-sparatorie-votato-i

Улер считает, что во время большого торжественного приема, устроенного в Кремле, президент Путин ошибочно, а возможно и своекорыстно, утверждал, что князь Владимир «расчистил путь для создания сильного централизованного российского государства». Однако, он справедливо отметил, что «христианизация стала ключевой вехой в российской истории, государственности и культуре. Верным было и другое его высказывание: «князь Владимир заложил основу формирования единой русской нации».

К сожалению, пишет автр, заявление администрации президента Украины в связи с этим событием было сделано явно в угоду украинским националистам, поскольку в нем князь Владимир был назван человеком, крестившим «Киевскую Русь – Украину». Как сказал в интервью «Moscow Times» украинский историк Александр Каревин, «украинское правительство пытается присвоить имя князя Владимира, будто он не имел никакого отношения к России». Он добавил «к сожалению, сегодня многие на Украине боятся открыто говорить об этом факте».

В сущности, никаких свидетельств о существовании даже самого слова «Украина» во времена князя Владимира обнаружено не было, не говоря уж о территориальном образовании под названием Украина. Канадский историк украинско-венгерского происхождения Пол Роберт Магочий писал в своей книге «История Украины: земля ее народы»: самое раннее письменное упоминание слова «Украина» относится к 1187 году. Однако ни разу в источниках от 1187, ни в 1189, 1213, 1280 и 1282 годов этот термин не употреблялся для обозначения определенной территории. Он использовался только в качестве названия тех или иных пограничных земель.

«Лишь в шестнадцатом веке слово «Украина» впервые было употреблено для обозначения конкретной, четко определенной территории. В то время польские источники стали использовать этот термин в полонизированной форме. После окончания польского владычества, термин «Украина» перестали использовать в качестве названия определенной территории, и так продолжалось до начала девятнадцатого столетия».

Однако, несмотря на то, что профессор Магочий это хорошо знает, он все же настойчиво называет украинским именем «Вододимир» князя, правившего задолго до возникновения украинского языка или Украины как названия определенной территории. Подобные усилия вынуждены прилагать даже серьезные украинские ученые в своем стремлении создать миф о зарождении украинской нации.

Непредвзятые исследователи российской истории знают, что князь Владимир был потомком скандинавских викингов, которых называли русами. Они пришли из центральной Швеции в те земли, где сейчас расположен Новгород, приблизительно в середине восьмого столетия, чтобы взымать поборы с восточных славянских и финских племен в обмен на защиту, а также с целью использования рек для торговли серебром. Они основали государство, по всей вероятности, сначала в Старой Ладоге, а затем в Рюриковом Городище, и в 838 или 839 году впервые направили своих послов в Византию.

Саймон Франклин и Джонатан Шепард пишут в своей книге «Начало Руси»:

«Можно с определенностью утверждать, что в 838 году русы сформировали некое подобие политической структуры. Ее возглавлял, по словам посланников, прибывших к византийскому императору Льву, «каган» (правитель), который и послал их в Константинополь. Одним поколением позже это название (каган или хакан) было уже хорошо известно в Византии.

Русы переместили свою столицу южнее, в среднее течение Днепра, приблизительно к концу 930-х годов. В том же десятом веке в Скандинавской Руси в процессе формирования культуры стали использоваться славянские термины и славянские имена. Хотя это невозможно утверждать с полной уверенностью, считается, что восточные славяне говорили на древнерусском языке. Во всяком случае, к такому заключению пришел известный датский историк и политические деятель Пауль Федерик Барфорд в своей книге «Древние славяне».

Князь Владимир был потомком княжеского рода Рюриковичей, который к середине десятого столетия установил свою власть над большей частью славянских и финских племен и объединил их в большое государство, состоявшее из княжеств, в котором Киев был «первым среди равных». Историки называли это государство Киевской Русью.

К середине девятого века русы упоминаются под названием «русы» в арабских источниках и как «росы» в греческих источниках. К середине двенадцатого века западно-европейские источники уже содержат упоминания о Рузии, Русии и Росии.

В своем великолепном труде, посвященном исследованию национализма, под названием «Нации: долгая история и глубокие корни политической энтичности и национализма» израильский профессор Азар Гат утверждает, что «с начала времен нации и национальные государства возникали везде, где появлялась государственность. Излагая свои доводы относительно зарождения русской нации, профессор Гат отмечает, что «земли русов были объединены общим языком, богатой письменной культурой, формальным господством Киева и общей православной верой с митрополией в Киеве».

Прежде чем высказать свои собственные соображения, профессор Гат предоставляет слово пастырю коммуны Бозау в Германии Герману Хельмгольду, жившему в двенадцатом веке, который отчетливо идентифицировал русскую нацию: «вдоль южного берега живут славянские народы, среди которых, считая с востока, русские (русы) – первые, затем – поляки…»

Профессор Гат не является экспертом по средневековой русской истории, однако, его утверждения получили исключительно подробную и всеобъемлющую поддержку в другом фундаментальном труде под названием «Возникновение Руси, 750-1200», написанном Саймоном Франклином и Джонатаном Шепардом. Представляя результаты своего выдающегося исследования, профессор Франклин и профессор Шепард заключают: «гораздо большее количество жителей русских земель в конце двенадцатого века были ближе к общей национальной идентичности, чем когда-либо прежде».

Уолтер Улер спрашивает: «Где же были украинцы, когда князь Владимир начал преобразование Руси в христианское государство?» и сам отвечает: «Нигде!» Как заключает американский историк российского происхождения, профессор украинской истории Гарвардского университета Сергей Плохий в своей весьма безжалостной книге «Происхождение славянских народов», «наше исследование источников не выявило ни одного признака национальной идентичности, который мог бы определить население территории, занимаемой ныне Украиной (Русской земли как таковой и Галиции-Волыни) как единый народ, в отличие от других, не-украинских народов. В то время никакой украинской национальной идентичности не существовало». По мнению Улера, его вывод полностью опровергает нонсенс о так называемой «Украине-Руси», написанный самым известным украинским историком-националистом, М.С.Грушевским.

Пауль Барфорд выражается еще менее осторожно, чем профессор Плохий. Он утверждает, что лишь под влиянием литовского и литовско-польского правления в период с тринадцатого по шестнадцатый век, народы, ранее считавшиеся русскими, стали развивать свои языки и национальную идентичность, которая превратила их в украинцев и белорусов. Однако, даже тогда украинцы были известны, главным образом, как малороссы.

Разумеется, правители сегодняшней Украины смеют не признавать всего этого. Именно по этой причине они продолжают лгать о существовании некой «Киевской Руси – Украины». Задержавшись в национальном развитии и оказавшись под властью и гнетом двух более крупных культур, управлявших ими в течение веков, польской и российской, украинцы предприняли меры, которые Эрнест Андре Геллнер называет попыткой создать собственную независимую высокоразвитую культуру.

Согласно утверждениям Геллнера, «национализм обычно побеждает во имя вымышленной народной культуры. Его символизм проистекает из здоровой, древней, активной жизни крестьян, то есть народа. В национализме содержится определенный элемент истины и справедливости, когда народ находится под властью чиновников, принадлежащих к другой, чуждой высокоразвитой культуре. Этой власти и национальному угнетению противостоят сначала культурное возрождение и самоидентификация, а затем национально-освободительная война. Если национализм побеждает, он уничтожает чуждую высокоразвитую культуру, но не заменяет ее после победы собственной древней низко развитой культурой. Он возрождает или создает свою собственную высокую культуру (письменные источники, исследования специалистов и т.п.)».

Сегодняшняя Украина находится в процессе создания собственной высокоразвитой культуры. Для этого она должна узурпировать имя князя Владимира, на том простом основании, что он правил Киевом. Это позволяет украинцам заявлять о своем древнем выдающемся происхождении, не считаясь с подлинными историческими фактами.

Помимо присвоения исторического прошлого России, власти Украины пытаются переписать заново порой отвратительную историю своих фашистов и нацистов. Так, 15 мая 2015 года президент Украины Петро Порошенко подписал закон, направленный на «установление четкого барьера между сегодняшней Украиной и всем ее советским прошлым, отныне считающимся преступным». Однако, он принял также и другой закон, объявивший Украинскую повстанческую Армию борцами за свободу. На самом же деле, Украинская повстанческая Армия, известная как УПА, виновна в уничтожении от 70 до 100 тысясч поляков с целью очистки Западной Украины от не-украинцев.

В то же время властям Украины приходится продолжать свои усилия по противодействию превосходящей культуре России путем украинизации, которую постоянно ощущают на себе русские жители Украины. Во-первых, они предприняли попытку запретить использование русского языка как государственного. Во-вторых, они настаивали, что все официальные документы должны составляться на украинском языке. Причина проста: в 2012 году «60 процентов газет, 83 процента журналов, 87 процентов книг и 72 процента телевизионных программ на Украине были на русском языке».

Однако, по всей вероятности, это еще не конец пути. Поскольку, как утверждает Эрнест Геллнер: «территориальное образование только тогда становится этнически однородным, когда оно либо убивает, либо изгоняет, либо ассимилирует всех представителей иных национальностей. Их нежелание смириться с подобной судьбой может крайне осложнить мирное осуществление националистической политики.

Автор, Уолтер Улер – независимый исследователь и журналист, президент Ассоциации российско-американских международных исследований


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 4,13 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *