Как США могут помочь разрешить украинский кризис: отнестись к Украине так же, как к Грузии?

В августе 2008-го, когда российская армия, казалось, готовится к переходу через Рокский тоннель из России в Южную Осетию, представители администрации Буша сказали тогдашнему президенту Грузии Михаилу Саакашвили, «не дай втянуть себя в ловушку», и «не вступай с российской армией в конфронтацию».

800px-Secretary_Kerry_Shakes_Hands_With_Ukrainian_President-elect_Poroshenko_Before_Meeting_in_Warsaw_01

Они вполне резонно опасались, что это может привести к полномасштабной войне и поражению Грузии. Однако сегодня некоторые думают, что в случае с Украиной Соединенные Штаты должны принять противоположный подход, или даже предполагают, что администрация Обамы не должна была отговаривать Киев препятствовать России присоединению Крыма. И мало кто может объяснить, почему эскалация на Украине — с, либо без поддержки вооружениями со стороны США — не стала бы той ловушкой, которую администрация Буша советовала Грузии избегать. Ещё меньше из них могут сказать, что стоит делать Америке, чтобы воспрепятствовать поражению Украины в большой войне. Это не соответствует ни интересам Соединенных Штатов, ни Украины.

Пожалуй, наиболее ярким в условиях украинского кризиса является то, в какой степени западные политические лидеры и эксперты считают, что «Путина надо остановить», ожидая, что это сделает кто-то другой. Новые НАТОвские «прифронтовые» государства Центральной Европы, похоже, выступают в пользу вооружения Соединёнными Штатами Украины, но сами не хотят глубоко в это влезать. Правительства стран Западной Европы желают, чтобы США всё это возглавили, однако не хотят следовать за Вашингтоном ни во что более-менее затратное, а ЕС предоставил Украине менее одного процента от того, что он дал Греции. Справедливости ради, экономика Украины несколько больше, чем экономика Греции, и не является членом ЕС. Однако население Украины в четыре раза больше населения Греции, и многие считают её судьбу почти экзистенциальной для Европы.

Немалая часть американских политических лидеров, включая высокопоставленных представителей администрации Обамы, готовы вооружить Украину, но мало кто (если вообще кто-то) готов послать американских солдат туда воевать; другими словами, они полностью готовы воевать с Путиным до последнего украинца. Или до последнего доллара, которые Конгресс готов выделить для этих целей — пределы чего они, вероятно, увидят весьма быстро, учитывая, что предложенные законопроекты призывают выделить около $60 миллионов на наступательные вооружения, что является частью $300 миллионов общей помощи.

Эти политические реалии во всех входящих в военный блок НАТО странах поднимают два фундаментальных вопроса о политике в отношении России и Украины.

Первый относится к озвученным обязательствам и имеет две составляющие. Считают ли американские ястребы и их европейские коллеги, что принуждение вашингтонской администрации потратить $60 миллионов будет достаточным, чтобы выполнить задачу? После расходов в сотни миллиардов долларов для борьбы с внегосударственными противниками в Ираке и Афганистане, при военных возможностях Украины, значительно уступающих российским, американо-европейская помощь Украине является или фиговым листочком или очень несущественным взносом.

В первом случае, если $60 миллионов это всё, что Америка как страна готова потратить на защиту Украины, то лучше признаться в этом самим себе раньше, чем позже. Политика половинчатых решений по противостоянию Москве, скорее всего, приведёт к результатам гораздо худшим, чем переговорное улаживание проблемы — лучше получить наилучшие из возможных условий путём торгов и переговоров, нежели самим для себя и своих союзников по НАТО подготовить все условия для громкого поражения.

И наоборот, если сторонники такого курса считают небольшие поставки оружия лишь первым шагом в рамках гораздо более широких инициатив, то они должны быть честны с американским народом относительно предложенных ими целей, а также потерь и выгод, которые эти цели предусматривают. Если Соединенные Штаты намерены сделать противостояние России организующим принципом своей внешней политики, то это потребует широкомасштабной вовлечённости возможностей страны, что невозможно без всеобщей общественной поддержки (чего весьма сложно добиться, учитывая практически отсутствующую общественную поддержку в Европе). И действительно, если сторонники такого подхода полагают, что ядерная (несмотря на другие свои слабости) сверхдержава уже предприняла аналогичную национальную готовность противостоять Соединённым Штатам, как утверждают многие из них, то трудно понять, почему они не сделали этого до сих пор. Если Москва действительно сделала этот выбор, что не кажется очень вероятным, то это была бы гораздо более опасная угроза, чем Иран или ИГИЛ.

Второй фундаментальный вопрос политики в отношении России и Украины является моральным. Если готовность США защищать Украину недостаточна для обеспечения успеха, то как мы можем поощрять украинцев воевать и погибать в конфликте с очень сильным соседом и без чётких рамок окончания конфликта? Позволить правительству в Киеве и украинцам сопротивляться Москве, думая, что Америка стоит за их спиной, когда это не так, или когда мы делаем вид, что это так, это эквивалентно поощрению восстания в Венгрии 1956 года или бунту шиитов против Хуссейна в 1991-1992-м, и затем созерцанию разрушительных последствий для отважных людей, которые нам верили. Принимая моральный выбор помогать Украине без ответа для себя на трудный вопрос о последствиях данного шага означает следование политике, как выразился Джордж Кеннан (амер. дипломат; прим. mixednews), «разыгрывания лицемерного фарса моральности в ущерб самой морали».

Администрация Джорджа Буша, не стеснявшаяся использовать аргументы морали в американской внешней политике, похоже, в 2008 году в случае с Грузией последовала этой логике. Почему администрация Обамы не может сделать то же самое в случае с Украиной?

Самое главное, что продолжая оставаться честными с самими собой, с нашими союзниками и с украинцами не означает попустительства действиям России и сдачи своих интересов. Наоборот, это первый шаг в выстраивании политики, которая работала бы в пользу защиты национальных интересов США и укреплению европейской безопасности. Безответственная риторика, или хуже — безответственные шаги не помогают никому кроме кремлёвских ястребов, ищущих предлог для эскалации боевых действий, а также желающих отвлечь внимание от собственных провалов. Кроме себя,  Вашингтон также должен препятствовать это делать и Киеву.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 4,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *