Объяснение диктатуры науки

Источник перевод для mixednews – Anastasia

26.07.2011

Когда осуждают военно-промышленный комплекс, часто цитируют прощальную речь президента Дуайта Эйзенхауэра, которая тесно связана с объектом нашего внимания. Тем не менее, в последней части его речи есть другая, менее обсуждаемая тема. «Перспективы господства федеральной службы, экономических ограничений проектов и власти денег над национальными учёными всегда присутствовали, и их надо серьёзно рассматривать», — предупреждал Эйзенхауэр. — «Кроме того, уделяя много внимания исследованиям и открытиям, как нам следует делать, мы должны быть настороже относительно такой же обратной опасности, которая может принести общественная политика, став заложником научно-технической элиты».

Кто же «они»?

Я твёрдо убеждён, что, без оглядки на историю и всесторонний контекст, невозможно понять проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня и столкнёмся в будущем. Эта статья – попытка разъяснить сущность термина «научная диктатура» через исторический контекст и истории отдельных людей, вовлечённых эту диктатуру в её современном проявлении.

Идеологические основы научной диктатуры можно просмотреть ещё в работах Платона, которым около двух тысяч лет. По правде говоря, человечество борется против этого вида тирании бо́льшую часть своей истории. С созданием конституции Соединённых Штатов появился барьер, который, как писал в 1901 году Герберт Уэллс, нужно «на определённой стадии изменить или убрать». Здесь я сконцентрируюсь на современных формах научной власти, которые появились в двадцатом веке и расцвели в двадцать первом. Сама научная диктатура состоит из невыборных людей, которые имеют доступ к браздам правления. Эти люди имеют доступ к неназванным технологиям будущего, секретной информации и имеют возможность управлять научными исследованиями, которые имеют значение для всего общества.

Работы Бертрана Рассела, Джулиана Хаксли, Олдоса Хаксли, Чарльза Дарвина, Герберта Уэллса и других создали систему взглядов, на которой и формируется эта современная тирания. Дальше Вы можете ознакомиться с людьми, которые помогали создать эту научную диктатуру двадцать первого века. Для тех, кто не встречался с подобной информацией, хочу сказать, что здесь представлена лишь малая часть полной картины, которую составляет доступная информация. Пусть это будет началом Вашего глубинного исследования, на которое должна сподвигнуть Вас данная статья.

Вэнивар Буш: первый советник президента по науке, основатель Рейтион компани

Вэнивар Буш родился в 1890 году. Во время президентства Франклина Рузвельта в период Второй мировой войны он стал первым советником президента Соединённых Штатов по науке. Буш играл жизненно важную роль в создании того, что нам сейчас известно как военно-промышленный комплекс. В частности, метод научного исследования этой гигантской организации, начиная с Бюро научных исследований и разработок, был разработан именно Вэниваром.

Идеи о создании интернета можно найти в идеях Вэнивара 1945 года. Также к его ранним разработкам можно отнести и предшественника компьютера. С помощью крупных фондов Вэнивар Буш впервые воспользовался многими из современных инструментов научной диктатуры. Самое выдающееся достижение Буша это то, что он стал организатором «Манхэттенского проекта», детищем которого стала атомная бомба.

Работа Буша с «Манхэттенским проектом» помогла прочно установить централизацию научных разработок в США под контролем военных. Это объединение исследований и разработок с тех пор превратилось в сеть, состоящую из подрядчиков и различных агентств. Одним из самых крупных в мире подрядчиков в сфере обороны ныне является компания Рейтион, основанная в 1922 году Вэниваром. Большинство технологий, первоначально разработанных военными, неизбежно попадает в общество.

Один из примеров этого — интернет. Идеи, первоначально принадлежащие Вэнивару Бушу, считаются идеологическими корнями Интернета. В работе 1945 года, названной «Как можно подумать», Буш писал о идее «мемекс»:

«Предположим, что владельцу мемекса интересно узнать о происхождении и свойствах лука и стрелы. У него есть десятки возможно подходящих книг и статей в его мемексе. Сначала он просматривает энциклопедию, находит интересную, но поверхностную статью, оставляет её на своём экране… Время от времени он вставляет свои собственные комментарии, соединяя их с главной статьёй или присоединяя его к определённому предмету… Таким образом он прокладывает тропинку своих собственных интересов в лабиринте доступных ему материалов».

DARPA (агентство передовых оборонных исследовательских проектов; прим. mixednews) в последствии разработало интернет и превратило его в реальность. Хотя сегодня интернет используется как беспрецедентное средство для слежения, в то же самое время он служит непревзойдённой средой для активных людей.

С 1935 по 1946 годы Фонд Рокфеллера спонсировал разработку Вэнивара Буша, дифференциальный анализатор, в Массачусетском технологическом институте, что в итоге обошлось в $230 500. Это устройство вместе с электрической табулирующей системой Холлерита считаются предшественниками настольных компьютеров, какими мы их знаем и пользуемся сегодня.

ПОДПИСЬ К ИЗОБРАЖЕНИЮ. Буш и его дифференциальный анализатор

Буш также был президентом Института Карнеги с 1939 по 1955 годы. Там он помог сменить деятельность организации с евгеники в старом стиле на ограничение рождаемости. В «Социальная история антропологии в Соединённых Штатах» Томас Карл Петерсон пишет, что как президент «Вэнивар положил конец поддержке проектов Давенпорта [Бюро по учёту результатов евгенических исследований]. Движение евгеника трансформировалось, не без помощи Рокфеллера, поскольку внимание движения переместилось с наследственности на ограничение рождаемости и экспериментов по контролю рождаемости в международном масштабе».

Как рассказывает в своей книге «Endless Frontier» Г. Паскаль Закари, Буш произносил много пустых слов по поводу важности индивидуума, но на самом деле он поддерживал такой вид технократии, в которой обществом управляют «обеспеченные и высокообразованные люди». Также он видел «популизм и увеличивающееся участие жителей в аппарате управления как путь, ведущий к упадку». Закари делится своим мнением, что «страх Буша перед «слепым стадом» был широко распространён в кругах учёных и инженеров, занимающих высокое положение». Также он отметил в своей книге:

«С течением времени, широко распространённая поддержка технократии со стороны воодушевлённых Бушем экспертов стала ещё более беззастенчивой. В середине 1950-х писали статьи о его призывах к «естественной аристократии», которая управляла бы «общественным мнением» в стране, на котором бы строилась политика и ценности».

Большинство из того, чему дал движение Вэнивар, напрямую привело к буму технологического развития, свидетелями который мы являемся сейчас. Хотя технологии сами по себе нейтральны, представители элиты, которые управляют их развитием, делают это со своими определёнными целями, а нас никто не приглашает обсудить это.

Герман Кан. Родоначальник сценарного планирования

«Герман Кан был главной фигурой в одной из наиболее увлекательных смен власти в истории Соединённых Штатов: от легкоузнаваемых общественных деятелей к «интеллигенции поступков», — писал Life Magazine 6 декабря 1968 года.

Герман Кан известен как один из отцов-основателей футурологии. После работы в корпорации RAND в 1961 году Кан основал Институт Хадсона. Сатирический фильм «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу» в значительной степени был основан на реальных документах и идеях корпорации RAND. Life Magazine от 6 декабря 1968 года рассказывает о карьере Кана и о серьёзных последствиях беспрецедентного переходу власти к неизбранной «интеллигенции поступков». Вот что пишет Life Magainze:

«Герман Кан был главной фигурой в одной из наиболее увлекательных смен власти в истории Соединённых Штатов: от легкоузнаваемых общественных деятелей к «интеллигенции поступков». В качестве советников тех, кто принимает решения, такие как Кан часто имеют доступ к технологиям будущего (то, что уже известно, но ещё не рассекречено) и официальной разведке (то, что известно, но ещё не раскрыто, речь идёт о возможностях и планах других государств).

Таким образом, принимаемые решения, основанные на личных знаниях, проанализированные личными советниками и обсуждённые при личных встречах, могут стать общественной политикой. Вот процесс осуществления незримой власти. В своём крайнем проявлении такое влияние может вовлечь страну в социальные программы и военные действия, которые не будут ни публично обсуждены, ни объяснены людям. И в один момент, когда эта сила пронижет всё и станет ещё более сложной и запутанной, она может настолько влиять на направления деятельности правительства, что любые политики, проводимые в стране, могут быть заблокированы, поскольку выбранный годами ранее человек победит на выборах и займёт свой пост, действуя бессознательно.

Процесс осуществления незримой власти дальше продолжается благодаря ежегодным секретным встречам Бильдербергского клуба, основанного в 1954 году и состоящего из международных банкиров, исполнительных директоров ведущих технических корпораций, редакторов главных новостных агентств и других влиятельных личностей.

Историческим примером этого процесса в действии может служить создание общего рынка Европейского Союза, который появился за закрытыми дверьми конференции Бильдербергского клуба в 1955 году в Германии.

Айви Ли и Эдвард Бернейс. Современные связи с общественностью и управление восприятием

Айви Ли считается первым человеком, который занялся связями с общественностью. Ли был взят на работу Джоном Рокфеллером-младшим, чтобы исправить имидж его семьи после печально известной бойни в Лудлоу. Более известной в обществе фигурой в сфере связей с общественностью является Эдвард Бернейс, племянник Зигмунда Фрейда, который помог значительно продвинуться в изучении пропаганды в двадцатом веке.

В своей книге «Пропаганда», написанной в 1928 году, Бернейс сообщает читателям об истинном правящем классе в нашем обществе.

«Осознанное и разумное управление привычками и мнениями населения это важный элемент демократического общества. Те, кто управляют этим невидимым механизмом общества, составляют невидимое правительство, которое и является истинной правящей силой в нашей стране.

Нами управляют, наши мнения созданы, наши вкусы сформированы, наши идеи нам внушены, и в большинстве случаев людьми, о которых мы никогда не слышали».

В 1953 году Бернейс помог Соединённым Штатам совершить переворот в Гватемале. Как пишет Марк Криспин Миллер в предисловии к «Пропаганде» «Бернейс был принят на работу в Юнайтед фрут компани, по воле которой администрация Эйзенхауэра использовала ЦРУ для того, чтобы свергнуть избранное демократическим путём правительство Хакобо Арбенса».

Бернейс также продал Америке идею о фторировании воды. Изучение сознания человека сделало возможным использование продвинутых форм незаметного влияния, «навязывание согласия». Высшее военное училище армии США отметило в 1998 году, что «у разума нет защиты от внешнего вторжения», и что «мы в одном шаге от эры, когда этими обработчиками информации человеческого тела можно будет управлять или ослабить их».

Большинство из программы действий научной диктатуры застопорится, если люди просто начнут понимать, что есть попытки манипулировать их разумом.

Как научная диктатура работает?

Предупреждение Эйзенхауэра оказалось пророческим особенно в этом моменте. «Перспективы господства над национальными учёными федеральной службы, экономических ограничений проектов и власти денег всегда присутствовали, и их надо серьёзно рассматривать», — предупреждал он. Освобождённые от неуплаты налогов фонды играют решающую роль в управлении общества и технологическом развитии. Например, занимав пост президента Института Карнеги, Вэнивар Буш «мог влиять на исследования в Соединённых Штатах, направляя их к военным целям, и мог неофициально давать рекомендации правительству в сфере науки».

Как отмечала в своей книге д-р Лили Кей, в течение всего двадцатого века крупные фонды фактически двигают всю научно-техническую программу. Под видом «изучения человека» изучалась физическая структура человека, были придуманы методы изменения различных биологических процессов. Это по инерции пронеслось по обществу и повлияло на умы интеллигенции, которая не имела никакого отношения к основной группе, что организовывала центральные проекты.

Научная диктатура часто делает свои дела под покровом ночи, прикрываясь национальной безопасностью, частными подрядчиками и высокими уровнями государственных тайн.

Одно из стратегических направлений деятельности этой группы являются занимающиеся биологическим оружием лаборатории по всему миру. Как сообщает The Age, в 1947 году австралийский микробиолог сэр Макфарлейн Бёрнет тайно убедил австралийское правительство разрабатывать биологическое оружие для того, чтобы использовать его против «перенаселённых стран Юго-Восточной Азии». В 1947 году на встрече с Комитетом разработок новых видов вооружения и снаряжения эти люди порекомендовали, что «способы атаки на продукты питания стран Юго-Восточной Азии и Индонезию с использованием Б.О. агентов (биологического оружия; прим. mixednews) должны рассматриваться небольшой исследовательской группой».

Попытки заражения сибирской язвой, которые были совершены вскоре после 11 сентября, также как и убийство д-ра Дэвида Келли в 2003 году, открыли сущность этой системы. Журналисты, занимающиеся расследованиями, и кинематографист Боб Коэн исследовали это дело о сибирской язве и пришли к выводу, что «международная мафия биологического оружия» действует при абсолютной секретности.

Как такой крупный проект может идти, по сути, незаметно? Почему я об этом не знаю?

Специалистов учат в большинстве своём так, что они ограничены в своём взгляде на общество в целом. И так происходит до тех пор, пока перед ними не приоткрывают завесу тайны. И это случается не неожиданно и не случайно. Бертран Рассел в своей книге 1954 года описывает прямо то, о чём так мечтал Вэнивар Буш, власть «обеспеченных и высоко образованных»:

«…учёные, обладающие властью, создадут одно образование для обычных мужчин и женщин, и другое для тех, кто впоследствии станет держателями этой власти. От обычных мужчин и женщин будет ожидаться покорность, трудолюбие, аккуратность, неспособность к обдумыванию и удовлетворённость жизнью».

В значительной степени мы наталкиваемся на этот открытый заговор, как Герберт Уэллс метко назвал одну из своих книг. Здесь затаился один из величайших вызовов человечеству. Мы столкнулись не с ясной опасностью, которая бы просто вызвала естественный человеческий инстинкт на сопротивление. Это тайно надвигающаяся смерть, которая искусно портит человеческий род.

Также читайте: Проект «TechnoLife»: социальные исследования для грядущего технофашистского мира


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Canis:

    «страх Буша перед «слепым стадом» был широко распространён в кругах учёных и инженеров, занимающих высокое положение»
    Правильно…
    Если один глупец бросит камень в болото, потом десяти мудрецам его не вынуть.
    Кому нужны негры, например ?
    Ведь для рытья земли уже есть техника, ескаваторы, бульдозеры…
    А ни на что другое они не годятся.
    Так зачем впустую на них и им подобным маргиналов ресурсы тратить ?
    Знаете, чем болше антиглобалистких статий я здесь читаю, тем больше етот глобализм мне нравиться.
    🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *