Пепе Эскобар: Если в Сирии наступит мир, виноват будет Путин

Важное обстоятельство, которое свидетельствует о сомнительном интеллектуальном уровне администрации Обамы, заключается в том, что они до сих пор не могут решить, следует ли по-прежнему «игнорировать» российского президента Владимира Путина, или все же вступить с ним в реальное сотрудничество для урегулирования сирийской геополитической и гуманитарной проблемы. Помимо прочего, когда возникают сомнения при выборе между дипломатией и хаосом, вашингтонские политики всегда склоняются к упрощенному клановому мышлению, объединяющему неоконсерваторов и неолибералов. В результате выбор осуществляется в пользу «смены режима».

Russia Syrian Game

Ну, разумеется, есть еще нон-стоп истерия «Русские идут!», которая теперь переключилась со вторжения и оккупации Украины на военную интервенцию в Сирии. Белый Дом, который, как и Пентагон, без всякой иронии призвал Кремль к более конструктивному поведению и сотрудничеству с коалицией сомнительных и нечистоплотных политиков (уже продемонстрировавших всему миру образец вопиющей неэффективности), которая якобы ведет борьбу против группировки «ИГИЛ».

Пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест пояснил, что когда Обама решит, что «сизифов труд», каковым он считает телефонные переговоры с Кремлем, отвечает на самом деле интересам Америки, он позвонит Путину. Эти шекспировские терзания вполне могут продлиться несколько дней, несмотря на то, что Путин недавно вновь подтвердил через кремлевского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, что он всегда открыт для диалога.

Хорошо, что Белый Дом хотя бы обдумывает предложение Москвы начать реальное обсуждение расширения российского военного присутствия в Сирии путем прямых переговоров между военными ведомствами двух стран. Пентагон будет вести эти переговоры, но для этого ему необходима хоть какая-то ясность, а именно ее так недостает администрации Обамы.

Тем временем, дипломатические игры вокруг этой проблемы в полном разгаре. Турецкий министр иностранных дел Феридун Синирлиоглу предпринял визит в Сочи для обсуждении сирийской и украинской проблем с русскими. Позиция Анкары остается крайне скованной и нерешительной, поскольку любая поддержка Башара аль-Асада равносильна дополнительным жертвам среди гражданского населения.

Кроме того, темой обсуждения был и «Турецкий поток». Несмотря на всю апокалиптическую истерию американских корпоративных медиа, проект вовсе не был похоронен Анкарой. Проблема состоит в том, что там до сих пор не могут сформировать работоспособное правительство после июньских выборов.

Глава иранского Корпуса стражей исламской революции генерал Касем Сулеймани также приезжал в Москву на прошедшей неделе для продвижения сотрудничества между Дамаском и Москвой. Впрочем, минуточку, он не приехал, поскольку Москва попросту отменила его визит. Сулеймани на самом деле был в России три месяца назад. Следующая важная встреча для обсуждения сирийской проблемы состоится в понедельник между заместителем министра иностранных дел Ирана Хуссейном Амиром Абдоллахианом и его российским коллегой Михаилом Богдановым.

Здесь необходимо краткое пояснение. Сирийская глава «арабской весны» организовывалась, финансировалась и обеспечивалась оружием, главным образом, Анкарой, полностью отказавшейся от своей прежней геополитической доктрины «ноль проблем с нашими соседями», при поддержке Катара, существенном участии королевского Дома Саудитов и общим руководством Белого Дома.

После более чем четырех с половиной лет неизмеримых страданий сирийского населения, истинная сущность этой операции по смене режима под лозунгом «Асад должен уйти» вырвалась наружу в беспрецедентном миграционном кризисе. Из четырех миллионов сирийцев, покинувших свою страну, более половины бежали именно в Турцию. Анкара недавно выпустила их всех из специальных лагерей для приема беженцев, и они тронулись в свой путь через Балканы на «Тевтонскую землю обетованную».

Таким образом, Анкара оказалась в самом центре крупнейшего миграционного кризиса в Европе за последние семьдесят лет. То же можно сказать и о поддерживающем ее Вашингтоне. Боевики ИГИЛ/Даеш захватили все оружие, доставленное с помощью ЦРУ для помощи так называемой «свободной сирийской армии», а также танки и вездеходы, оставшиеся от распавшейся иракской армии, которую обучали американские специалисты. Любое возможное решение для ослабления кризиса беженцев, помимо вооруженной борьбы против ИГИЛ/Даеш, должно включать немедленное прекращение колоссального количества разнообразных прямых и косвенных мер Анкары по поддержке этого фальшивого «Халифата».

Проблема состоит еще и в том, что Анкара входит в супер-неэффективную коалицию во главе с США. Этот явный, бросающийся в глаза парадокс был, наконец, замечен частью мыслящих взрослых людей в Вашингтоне. Однако, администрация Обамы все еще одурманена игрой Анкары в «хвост, виляющий собакой». Команда Обамы по-прежнему верит в то, что «Асад, который должен уйти» на самом деле виноват не только в создании фальшивого «халифата», то есть в абсурд, радостно и бездумно повторяемый Дэвидом Кэмероном Аравийским и Генералом Олландом, но также и в бесславном провале попыток «коалиции» уничтожить его. На самом деле именно Анкара управляет всем происходящим в бесполетной зоне вдоль турецко-сирийской границы. Ее истинной целью является разгром сирийских курдов, а вовсе не бандитов «халифа» аль-Багдади.

Между тем, военная машина Пентагона, если бы она на самом деле сосредоточилась на исполнении своей «миссии», могла бы обратить так называемый «халифат» в «шок и трепет», не отрываясь от воскресной попойки. Однако, судя по тому, насколько плохо они знают Ирак, крайне маловероятно, что у них имеются хоть сколько-нибудь приличные разведданные с мест.

Речь идет о более чем 400-километровой полосе пустыни вдоль установленной соглашением Сайкса-Пико сирийско-иракской границы между плотиной аль-Баас на севере Ирака и городом Эр-Рутба вблизи границы с Иорданией. Некоторые называют эту зону иракской «пещерой Тора-Бора». Она несколько напоминает Афганистан, однако, еще более пустынна.

ИГИЛ/Даеш контролирует провинции Ниневия, Дияла, Ифрит и Аль-Джазира в Ираке, Абу-Камаль и Дейр-эз-Зор в Сирии, а также большую часть иракского Фурхата вокруг аль-Баас, где расположен центр командования и управления ИГИЛ/Даеш. Если бы пентагоновские аналитики взяли на себя труд связаться с иракским аналитиком Хишамом аль-Хашеми, он рассказал бы им, что сам аль-Багдади отсиживается в аль-Баас, вместе с двумя своими женами. Впрочем, на самом деле командование в настоящий момент осуществляет эмир Сирии и Ирака Абу Алаа аль-Афари.

Соединенным Штатам никогда не удавалось установить контроль над этими пустынными землями, не говоря уж о Саддаме Хуссейне (в свое время). Местные племена – опытные и закоренелые контрабандисты. Бандиты из «халифата» женаты на местных женщинах и полностью интегрированы в их среду. Все шииты считаются здесь безбожными еретиками, даже более опасными, чем христиане. Нетрудно догадаться, кто внушает им эти убеждения. Разумеется, имамы из Саудовской Аравии.

Иными словами, коалиция могла бы легко разбомбить вдребезги пять специальных батальонов ИГИЛ/Даеш, по 500 джихадистов в каждом, разделенные по национальному признаку и специализации, которые располагаются в этой местности. Так, например, представители народов Магриба отвечают за безопасность командиров, в то время как восточные европейцы и азиаты собирают налоги и обеспечивают перевозку оружия. Ключевая бригада, «освобождавшая» Мосул, на 80 процентов состоит из иракцев. Сейчас они воюют в районе сирийского города Эль-Хасака.

Общее количество действующих боевиков «халифата» составляет до 125 тысяч человек, включая почти 15 тысяч иностранцев. Однако все многочисленные «головы змеи» находятся в аль-Баасе. Стоит их срубить – и мир будет восхищаться Персеем-Обамой, победившим джихадистскую медузу.

Однако, вместо этого мы наблюдаем за грустным спектаклем, разыгрываемым четырьмя (четырьмя!) обученными США «умеренными повстанцами», продолжающими воевать против ИГИЛ/Даеш в Сирии, что подтвердил американский генерал Ллойд Остин на слушаниях в Комитете по делам вооружённых сил Конгресса США в прошлую среду. Все помнят, что эти «повстанцы» – все, что осталось от «мощной» группы из 54 человек после атаки Джабхат аль-Нусра в июле. Именно так, сирийский филиал аль-Каеды, который неоконсерваторы и американские корпоративные медиа представляли как «умеренную оппозицию», понизил численность «химеры», порожденной администрацией Обамы (Пятнадцать тысяч! Отлично обученных и вооруженных бойцов!) до, ну, в общем, до химеры.

Администрация Обамы, за которой уныло следует европейская свита, просто не способна слушать оппонента. Еще в 2014 году специальный представитель ООН  и Лиги арабских государств по Сирии Лахдар Брахими говорил, что российские аналитики верно разгадали весь этот сирийский пазл с самого начала.

Лауреат Нобелевской премии мира и бывший участник переговоров Мартти Ахтисаари напоминает, что еще в начале 2012 году Россия выдвигала предложение, предусматривавшее поэтапное отстранение Асада от власти после мирных переговоров с участием заслуживающих доверия, не-джихадистских представителей сирийской оппозиции.

Итак, что же Москва сделала сейчас? Она обострила и активизировала дипломатическую игру, предпринимая попытки наведения мостов между правительством Дамаска и вменяемой оппозицией (не слишком, мягко говоря, многочисленной), параллельно с усилиями по формированию на скорую руку реальной коалиции для борьбы против ИГИЛ/Даеш. Дело в том, что у Москвы имеются основания для беспокойства, поскольку джихадисты просачиваются в направлении Сирии и Ирака из российских регионов, от Волги до Северного Кавказа, а это представляет реальную угрозу национальной безопасности России.

Здесь мы обнаруживаем важное обстоятельство: национальные интересы России вовсе не обязательно совпадают с интересами Ирана (так, например, в Сирии речь идет о помощи ливанской «Хизбалле» и расширении иранского влияния в средиземноморском регионе в целом). Тем не менее, лишь Москва продолжает здесь свою дипломатическую игру, поскольку вашингтонский «План А» по-прежнему предусматривает смену режима, а кроме того у Запада нет никакой внятной и последовательной «дорожной карты», которая гарантировала бы одновременно уничтожение ИГИЛ/Даеш и предотвращение катастрофического опустошения Сирии.

Позиции Асада и Путина более или менее ясны. У любого информированного и непредвзятого наблюдателя имеются все возможности, чтобы сделать необходимые выводы. Тем временем, колоссальный миграционный кризис разворачивается непосредственно у ворот штаб-квартиры Европейского Союза, причем ни один из еврократов, любителей саммитов, не отправился туда и не поговорил с людьми, ищущими убежища.

По мере активизации усилий на дипломатическом фронте, Москва, разумеется, обращает пристальное внимание на развитие ситуации на местах, и в частности, вокруг расширения инфраструктуры военно-воздушной базы в Латакии, где размещены российские военные советники. Так, развернутая американскими политиками и СМИ слаженная кампания истерии вокруг расширения ее военного присутствия в Сирии, которое якобы «создает серьезные осложнения» для возглавляемой США коалиции, воспринимается снисходительно, как детская шалость.

Никакого «прямого столкновения» между американскими истребителями F-16 и российскими боевыми самолетами не будет, и Пентагону об этом хорошо известно. Пентагон, вероятно, не может смириться с тем, что Россия неизбежно помешает осуществлению ее затеи с Турцией, то есть бомбежек военных объектов Асада вместо ИГИЛ/Даеш. И, кстати, влияние Анкары на Вашингтон продолжает снижаться: об этом говорит отказ Америки от широко раскрученной идеи создания бесполетной зоны над северной частью Алеппо.

Турция и страны-участницы коалиции GCC (сотрудничества  в Персидском заливе) получили косвенное предостережение: следует забыть об атаках против российских военных специалистов, противостоящих «умеренным повстанческим группировкам», использующим вооружения, поставляемые Турцией, странами Залива и США. «Осложнение» миссии коалиции, ставшее новым перлом бюрократического языка вашингтонских стратегов, означает, что нельзя и дальше безнаказанно бомбить силы Асада. Безобразие, в такой обстановке просто невозможно продолжать операцию по смене режима!

Тем временем, Европейский Союз платит полную цену своей приверженности идее «смены режима», раздираемый бесконечными распрями, вызванными миграционным кризисом вкупе с новой волной активизации джихада на улицах и в поездах, связывающих крупнейшие европейские столицы. Поскольку Евросоюзу действительно отчаянно необходимо какое-то разрешение трагической сирийской головоломки, мы  наблюдаем, как Дэвид Камерон и Франсуа Олланд проявляют готовность нанести какие-то жалкие удары с воздуха, которые вряд ли заставят содрогнуться боевиков «халифата».

Нет ничего удивительного в том, что панъевропейское общественное мнение все более отчетливо осознает, что на самом деле именно администрация Обамы является причиной продолжения сирийской трагедии. Вашингтон по-прежнему остается верным бессмысленной доктрине «смены режима», химерам «свободной сирийской Армии» и «умеренных повстанческих группировок» (типа аль-Каеды), не говоря уж о яростном осуждении любой поддержки Дамаска со стороны России или Ирана.

Путин выразился как нельзя более ясно, и серьезные люди в Вашингтоне и Брюсселе поняли его послание: «Без активного участия сирийских властей и вооруженных сил невозможно будет уничтожить терроризм в стране и на Ближнем Востоке в целом. Без поддержки, которую Россия оказывает Сирии, ситуация в стране будет еще более тяжелой, чем в свое время в Ливии, а поток беженцев станет еще большим».

Итак, если действительно появился хоть какой-то шанс на достижение мирного договора в Сирии, виноват в этом будет Путин.

Однако, есть и еще один широко обсуждаемый сценарий развития событий в ближайшем будущем. Речь идет о возникновении на Ближнем Востоке множества микрогосударств, в качестве ответного удара против междоусобных распрей. В этом случае нас ожидает учреждение, помимо прочих, таких стран как Алавистан, Курдистан, Друзистан, Язидистан, Хутистан и т.п.  – с границами, которые уже вполне реально существуют на местности.

Поговорим о возрождении в Европе в 21-м столетии государств-княжеств до-Бисмарковской эпохи. Прецедент был уже создан Евросоюзом на Балканах: расчленение Югославии по религиозному принципу, несмотря на то, что большинство ее населения составляли славяне.

Подобный ремикс на Ближнем Востоке может сработать только в том случае, если Турция и Иран согласятся на возникновение независимого Курдистана. Однако, этого не произойдет. Большинство иракцев и сирийцев, со своей стороны, также сформировали устойчивую национальную идентичность. Семьдесят процентов сирийцев, согласно последним опросам, не согласны с расчленением страны (в то время как 82 процента населения считают ИГИЛ с его «халифатом» иностранной выдумкой, в основном исходящей от США и их союзников).

Впрочем, Сирия, возможно, все же будет разделена на три части, в зависимости от результатов дипломатического противостояния между США и Россией. Тем не менее, создание единого, мирного светского сирийского государства – единственная ставка в геополитической игре, которая продолжается в этом регионе.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (6 голосов, среднее: 4,67 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *