Насколько стратегическим в действительности является российско-китайский стратегический альянс?

Российско-китайский стратегический альянс и некоторое охлаждение отношений между Китаем и Соединенными Штатами – наиболее горячо обсуждаемые темы в рамках геополитического дискурса, связанного с изменениями глобального баланса сил в 21 столетии.

RUSSIA-CHINA-JOINT SEA DRILLS

Это так или иначе связано с непредсказуемостью поведения Китая, чьи амбициозные планы превращения в новую мировую сверхдержаву существенно ущемляют стратегические интересы России и Америки. Однако, по иронии судьбы, обе эти страны  демонстрируют свою благосклонность и даже содействуют росту китайского влияния, который никак нельзя назвать исключительно мирным.

Впрочем, Китай не связывает себя нерушимой верностью, ни в отношении России, ни в отношении США. В течение последних двух десятилетий он не раз менял вектор своих стратегических отношений между российским и американским направлениями. Это уже стало частью документированной истории. В сущности Китай никогда не был до конца верным союзником даже для своего идеологического учителя и стратегического покровителя, которым являлся бывший Советский Союз на первоначальных стадиях консолидации современной китайской государственности.

Российско-китайский стратегический альянс – это конъюнктурная политическая схема, возникшая внезапно сразу после окончания холодной войны в начале 1990-х годов. Его едва ли можно определить как «стратегическое партнерство», поскольку сегодня можно наблюдать все меньше процессов стратегического сближения и все больше потенциальных стратегических разногласий, связанных с их зонами влияния за рубежом. Формирование российско-китайского стратегического союза было вполне предсказуемой реакцией на неудержимое распространение американского глобального доминирования в течение последних двадцати лет.

Россия и Китай имеют различные точки зрения на Японию, и эти расхождения во взглядах весьма существенны. Китай рассматривает Японию как своего заклятого врага исходя из исторического опыта и опасений, что Япония, меняющая свою философию безопасности и переориентирующая свои военные приоритеты, может однажды снова стать угрозой для национальных интересов Китая в сфере безопасности.

Россия, несмотря на имеющиеся территориальные споры с Японией по поводу южных островов Курильской гряды, заинтересована в укреплении двусторонних политических и экономических связей. Москва сегодня не считает Японию угрозой для своих стратегических интересов. Скорее, она видит в этих отношениях новые возможности. Япония могла бы играть весьма существенную роль в провозглашенном недавно Россией «стратегическом развороте к азиатско-тихоокеанскому региону».

Еще одним источником возможных стратегических разногласий между Китаем и Россией является Вьетнам. Россия имеет тесные идеологические связи с этой страной и традиционно оказывает ей стратегическое покровительство. В последнее время Москва заключила контракт с Вьетнамом на поставку шести военных подводных лодок, а также боевых самолетов и противокорабельных ракет. Россия стремится не допустить попадания Вьетнама в зону влияния Соединенных Штатов Америки, и, согласно договоренностям, вскоре начнет поставки Вьетнаму нелетальных вооружений.

Китай же, напротив, балансирует на грани войны с Вьетнамом из-за взаимных территориальных претензий, связанных с островами в Южно-китайском море, и, несмотря на идеологическую близость, относится к Вьетнаму как к враждебной стране. Китай продолжает эскалацию конфликта с Вьетнамом, игнорируя все международные нормы и соглашения. Эти недружественные действия Пекина в отношении Вьетнама породили сильные антикитайские настроения во вьетнамском обществе.

Россия воспринимает Китай как долгосрочную стратегическую угрозу, особенно в связи с проблемой безопасности и территориальной целостности некоторых регионов Дальнего Востока, расположенных на тихоокеанском побережье. Китай давно претендует на эти территории и на сегодняшний день уже внедрил туда тысячи нелегальных иммигрантов.

Южная Азия – единственный регион, где в этом году наблюдалось стратегическое сближение, и это произошло между Россией и Пакистаном. Россия, по всей видимости, в отличие от Китая и в отместку Индии за ее сближение с Соединенными Штатами, формирует стратегическое партнерство с Пакистаном. Впрочем, это, похоже, не более чем российская внешнеполитическая авантюра, и долговечность новообретенной дружбы между Россией и Пакистаном, представляется весьма сомнительной.

Ближний Восток имеет первостепенное значение для российских национальных интересов в сфере безопасности, и здесь Китай, за исключением некоторых риторических заявлений в поддержку позиций России по проблеме Сирии, не сделал ничего сколько-нибудь существенного. Единственным реальным событием, которое в сущности не имело никакого значения, были совместные российско-китайские военно-морские учения в Средиземном море, проведенные в этом году.

Что касается взаимоотношений с Европой, здесь у России и Китая также нет никаких перспектив стратегического сближения позиций. Европа заинтересована в России как в источнике энергетических поставок, в то время как с Китаем ее главным образом связывают интересы торговли.

Автор статьи уже не впервые задается вопросом: как повели бы себя Россия и Китай, если бы одна из этих стран в будущем вступила в прямой конфликт с Соединенными Штатами. По его мнению, ни в прошлом, ни сейчас, Москва и Пекин не вышли бы за пределы поддержки друг друга на словах.

Внутри России также имеются признаки серьезного недовольства сближением с Китаем. Противники этого стратегического альянса утверждают, что колоссальные объемы поставок углеводородов в Китай, а также продажа Пекину современных вооружений, будут лишь способствовать укреплению его военного потенциала, что приведет к двум негативным эффектам. Во-первых, рост военной мощи Китая может создать определенные сложности для России в ее отношениях с друзьями, такими как Вьетнам, не говоря уж о том, что однажды Китай может повернуть оружие и против самой России. Второй аргумент состоит в том, что постепенно это может привести к ослаблению стратегических позиций России и ухудшению ее международного имиджа.

В заключение автор решил позволить себе предположение, что единственным способом для Соединенных Штатов разрушить российско-китайский стратегический альянс является подлинная «перезагрузка» ее политики в отношении России, с учетом того, что именно Китай представляет собой настоящую угрозу национальной безопасности Америки. Осуществление Вашингтоном политики умиротворения в отношении Китая не помогло убедить Пекин в необходимости интеграции в глобальное сообщество и систему мирового порядка, основанную на международном праве.

Автор, доктор Субхаш Капила – индийский аналитик, выпускник британской Королевской Военной Академии в Кэмберли, обладающий обширным опытом службы в индийской армии, канцелярии Кабинета министров, а также на дипломатических должностях в Бутане, Японии, Южной Корее и Соединенных Штатах Америки.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 1,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Бывают Хуже:

    «Автор, доктор Субхаш Капила – индийский аналитик…»
    ну конечно индийский аналитик выступает против Китая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *