Каким образом разворот Иордании к России себя оправдает?

После начавшегося 30 сентября военного вмешательства Москвы в сирийскую ситуацию Иордания несколько недель воздерживалась от открытых заявлений. И вот 23 октября Москва и Амман выступили с неожиданным заявлением о достигнутой договорённости по поводу военного сотрудничества в Сирии.

Подпись к изображению: Президент России Владимир Путин и король Иордании Абдалла пожимают друг другу руки во время встречи в Кремле, 25 августа 2015 года

trtworld-nid-6721-fid-30992

Это сообщение прозвучало в Вене в ходе пресс-конференции с участием министра иностранных дел России Сергея Лаврова и его иорданского коллеги Нассера Джоуде. Последний выразил надежду на «эффективность координации действий иорданской и российской армий против террористов всех мастей», отметив, что «существуют глубокие каналы для сотрудничества Иордании и России относительно Сирии».

Лавров заявил, что в соответствии с соглашением, «военные обеих стран договорились координировать свои действия, в том числе воздушные миссии над сирийской территорией».

В тот же день в Аммане представитель правительства Мохаммед аль-Монами сообщил новостному агентству Ammon, что сотрудничество с Россией «направлено на обеспечение безопасности северных границ королевства и стабильности в южной Сирии». При этом он также подчеркнул, что Иордания остаётся частью международной антитеррористической коалиции.

Комментируя достигнутое соглашение, посол Иордании в России Зияд аль-Маджали сообщил, что выработка «специального рабочего механизма», предполагающего обмен информацией об операциях в Сирии, расширяет военное сотрудничество между странами до беспрецедентного уровня.

В последние несколько месяцев Иордания, близкий союзник США, поддерживала тесные контакты с Кремлём, направленные, главным образом, на поиск политического решения сирийского конфликта. В конце августа король Абдалла посетил Москву и, по сообщениям, в разговоре с президентом Владимиром Путиным отметил крайне важную роль России в объединении противоборствующих сторон в Сирии для разрешения кризиса, в ходе которого уже погибла четверть миллиона человек.

Отношения между Амманом и Москвой стремительно развиваются. Так, 24 марта было подписано соглашение стоимостью 10 миллиардов долларов на строительство в королевстве первой атомной электростанции с двумя реакторами мощностью по тысяче мегаватт каждый. Эта сделка, имеющая стратегическое значение для нуждающейся в электроэнергии страны, была заключена после нескольких месяцев переговоров.

Теперь аналитики подчёркивают политическую и военную значимость недавнего соглашения по Сирии. На юге Сирии у Иордании есть определённые связи (в том числе касающиеся обучения и поставок оружия) с Сирийской свободной армией (ССА), пресс-секретарь которой проживает в Аммане. ССА выполняет роль своеобразного буфера между северной границей Иордании и экстремистскими группировками, в числе которых ИГИЛ и «Фронт ан-Нусра».

На протяжении месяцев на южном фронте стояло относительное затишье, и Иордания предпочла бы сохранить подобное положение дел. Именно стремлением Аммана избежать обострения ситуации вблизи своих границ некоторые политические комментаторы, например, Ореиб аль-Ринтави и Фахд аль-Хитан, по крайней мере, частично объясняют сотрудничество с Москвой.

В конце октября, после изучения вопроса о масштабах присутствия ССА на территории Сирии, Лавров заявил о готовности его страны обеспечить группировке прикрытие с воздуха в борьбе против ИГ, однако ССА отклонила предложение России.

Как полагает Ринтави, первоначальное отсутствие реакции Иордании на военное вмешательство России в сирийский кризис «является признаком молчаливого одобрения действий Москвы и отражает осторожный подход Аммана к сирийскому конфликту». По его словам, Иордания держалась насколько возможно дальше от «оси войны» в Сирии, будучи уверена в существовании решения, позволяющего сохранить территориальную целостность Сирии и предотвратить её распад «с Башаром аль-Асадом или без него». Россия и Иордания, уверен Ринтави, разработали общий подход по Сирии, который ставит во главу угла победу над джихадистами, а также соответствует интересам Аммана, удерживая северные границы королевства вне конфликта насколько возможно дольше.

Высоко оценил соглашение и Хитан, отметив в статье от 25 октября на страницах издания Al-Ghad, что Иордания получила «значительную возможность внешнеполитического манёвра без ущерба для своих международных связей и альянсов». «На региональном уровне договорённость не вызвала никакого недовольства, поскольку все остальные стороны также ведут диалог с Россией, причём США первыми начали координировать свои действия с российской армией в Сирии», – пишет Хитан. В заключение он отмечает, что соглашение сулит Иордании ряд выгод, в том числе участие в политическом урегулировании и защиту своих северных границ от проникновения террористов.

Ринтави уверен, что русские вскоре сильнее осознают значение Иордании, «так как Амман может стать посредником в переговорах с умеренными бойцами на юге Сирии с целью поиска условий национального примирения, что умиротворит юг страны и создаст образец для других областей».

И действительно, как только договорённость была обнародована, Иордания стала участницей консультаций и встреч по поводу Сирии. Путин проинформировал Абдаллу по поводу результатов неожиданного визита Асада в Москву 22 октября, и Амман был приглашён на расширенное совещание по Сирии, которое состоялось в Вене 30 октября. Похоже, в настоящее время недавний поворот Иордании в сторону России оправдывает себя.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *