Апокалипсис наших дней: очередной гигантский финансовый крах уже начался?

Вот и минуло 1 октября, а финансовый армагеддон так и не наступил. Напомним, опытнейший аналитик Мартин Армстронг, который точно предсказал крах 1987 года, с помощью аналогичной модели спрогнозировал, что 1 октября станет поворотным моментом для мировых рынков. Некоторые инвесторы даже сделали соответствующие ставки. Однако на том, что предсказываемый глобальный крах пока миновал нас, хорошие новости заканчиваются. Многие мировые финансовые показатели падают, и некоторые даже думают, что обвал всё же начался.

Подпись к изображению: Самый большой риск заключается не в том, что «сдуется» очередной пузырь, а в том, что геополитика переплетается с экономикой
Surviving-The-Financial-Crisis-4_0

Давайте оценим приводимые доводы. Во-первых, это непосильный долг. С 2007 года глыба мирового долга выросла на 57 триллионов долларов, причём ежегодный темп прироста составил 5,3 процента, что значительно превышает аналогичный показатель для ВВП. Удвоилась задолженность так называемых развивающихся экономик, в то время как в развитых странах рост составил чуть более трети.

В своё время Джон Мейнард Кейнс писал, что деньги являются «связующим звеном с будущим». Он имел в виду, что сегодняшние действия с деньгами позволяют оценить представления о будущей ситуации. То, что со времён мирового кризиса 2008 года объём кредитов рос быстрее, чем экономика, можно признать разумным только в случае, если мы ожидаем значительного роста благосостояния в будущем.

Этим летом Банк международных расчетов (БМР) отмечал, что в некоторых крупных странах произошёл резкий рост отношения долга к ВВП, серьёзно превышающий исторические нормы. В Бразилии, а также в Китае и других азиатских странах задолженность частного сектора увеличивалась так быстро, что разработанная БМР система оповещения о риске подала сигнал тревоги. В двух третях случаев в течение трёх лет после подобных предупреждений следовал крупный банковский кризис.

Основной причиной столь неумеренного долга послужили 12 триллионов долларов «лёгких» денег, созданные центральными банками с 2009 года, в сочетании с почти нулевыми процентными ставками. Когда реальная цена денег близка к нулю, людям свойственно занимать, а о последствиях начинать беспокоиться позже.

Далее, давайте посмотрим на цены материальных активов. Первой в середине 2014 года рухнула нефть, спустившись со 110 долларов за баррель до 49 в настоящее время, несмотря на некоторое оживление в промежуточный период. За ней последовали и другие сырьевые товары. В 2011 году медь стоила 4,50 доллара за фунт, но в минувшем сентябре от этой величины оставалась только половина. Инфляция в странах «большой семёрки» близка к нулевому уровню, и угроза дефляции преследует юг еврозоны. Кроме того, по оценкам голландских экспертов, с декабря прошлого года значительно сократились объёмы мировой торговли.

В подобных обстоятельствах единственным сценарием, при котором нарастающий вал кредитов может оправдать себя, является бум производительности. Однако Китай – двигатель восстановления мировой экономики после 2009 года – заметно замедляется. Япония пересматривает свои прогнозы роста в сторону понижения, несмотря на массивную программу печатания денег. Еврозона стагнирует. В США рост, неплохо восстановившийся под действием валютного стимулирования, забуксовал после прекращения этих мер.

Вкратце, говоря словами экономистов БМР, сложилась ситуация, когда «уровень задолженности непомерно высок, рост производительности слишком слаб, а финансовые риски приобрели угрожающий характер». Из этих данных невозможно спрогнозировать дату обвала или форму, которую он примет. Ни для кого не секрет, насколько неблагоприятным является сочетание скачка кредитования со снижением темпов роста, объёма торговли и уровня цен. Добавьте к этому лихорадку финансовых рынков, положение на которых в настоящее время напоминает езду на американских горках. Деньги перемещаются между разными секторами экономики и географическими регионами.

Если представить, к каким образам драматург мог бы прибегнуть для описания общества накануне грядущего бедствия, вполне логично впишется персонаж, одержимый собственностью. Сегодняшний Лондон кишит молодыми специалистами, пытающимися заключать сделки с недвижимостью. Берега рек Темзы усеяны подъёмными кранами, демонстрационными квартирами и наполовину занятыми спекулятивными постройками, которые после краха станут большим социальным жильём.

Неплохо подойдёт и незадачливый глава центробанка, который, стремясь оправдать своё бездействие, оптимистично «не замечает» показатели низкого роста, стагнацию цен и обваливающуюся торговлю.

Но главный герой нашей пьесы всё же должен быть политиком. Как отмечает экономист Кингстонского университета Стив Кин, в преддверии кризиса 2008 года ущербная идеология неолиберальной экономики ещё сильнее ухудшила и без того сложную ситуацию. Экономисты авторитетно одобрили идею того, что рискованные инвестиции безопасны. На сегодняшний день путь стабильности для экономики прочно закрыт – даже аналитики ведущих банков призывают принять радикальные меры, чтобы возродить рост. Так, главный специалист по макроэкономике крупнейшего голландского банка ABN Amro Ник Коунис призвал центробанки поднять целевые показатели инфляции до 4 процентов и затопить мир деньгами в рамках согласованной стратегии выживания.

Особенно ярко в нынешнем мире геополитики проступает опасность шаблонного мышления элит. Экономическая опасность становится очевидной при осознании того, что печать 12 триллионов долларов подталкивает каждую страну свалить конечную тяжесть антикризисных мер на кого-то другого. Не менее отчётливо видны геополитические риски.

Цена на нефть рухнула из-за стремления саудовцев загнать в угол американскую фрекинговую промышленность. Пока российские и американские дипломаты заседают в Вене, пилоты этих стран не общаются, нанося удары по различно выбранным врагам на сирийской земле. Европа, ослабленная греческим кризисом и наплывом беженцев, по-видимому, вообще не в состоянии что-либо предпринять.

Таким образом, самым большим риском для мира является вовсе не «сдувание» пузырей, хотя и эта проблема приобретает всё большую серьёзность. Но риск того, что экономика переплетается с геополитикой, всё же перевешивает. Любой политик, который игнорирует или недооценивает эту опасность, повторяет ошибки близоруких экономистов, совершённые в преддверии кризиса 2008 года.

Об авторе. Пол Мейсон – экономический редактор 4-го телеканала BBC


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *