Кто-то в Вашингтоне хочет войны с Россией

Что-то в высшей степени странное происходит в Вашингтоне. Недавно я принимал участие в конференции, темой которой был «реализм и сдержанность» как общая формула американской внешней политики. Большинство докладов отражали  в большей или меньшей степени эту доктрину. Однако, к моему удивлению, один из выступающих заявил, что Америке необходимо обозначить свое место в мире «с большой дубиной в руках», а другой участник дискуссии утверждал, что исконной миссией США является «помощь другим странам в их борьбе за свободу». Оба говорили о том, как Соединенным Штатам следует вести себя с Россией, и можно было подумать, что они забрели в эту аудиторию просто по ошибке, а собирались посетить расположенный поблизости Американский институт предпринимательства.

85C0400A70B465164D2AFDA36378D127

Впрочем, тот факт, что подобные взгляды должны были проявиться на конференции, посвященной «сдержанности», возможно и не следует считать особенно удивительными, стоит лишь прислушаться к речам, звучащим в ходе предвыборных дебатов, как республиканской, так и демократической партии. Национализм и американская «исключительность» весьма востребованы в любые времена, но в последнее время можно наблюдать такой накал воинственности, который вызывает едва ли не шок, особенно если учесть, что лишь один из кандидатов вообще проходил военную службу, да и то в качестве юриста. Все это можно было бы назвать «парадом ястребов, не служивших в армии».

Стоит принять во внимание заявления, сделанные кандидатами-республиканцами во вторник вечером. Карли Фиорина возглавила хор: «Одна из причин, по которой я сказала, что не стала бы говорить с Владимиром Путиным сейчас, заключается в том, что мы говорим с ним с позиции слабости, к которой привели действия этой администрации. Именно поэтому я воздержалась бы на некоторое время от разговоров с ним, а сделала бы кое-что другое иное. Я начала бы укреплять и переоснащать Шестой флот прямо у него под носом, восстановила бы программу ПРО в Польше. Я провела бы крайне агрессивные военные маневры в странах Балтии, чтобы он понял, что мы будем защищать наших союзников по НАТО… и я, пожалуй, направила бы еще несколько тысяч наших военнослужащих в Германию. Не для того, чтобы начать войну, но чтобы быть уверенными, что Путин понимает: Америка будет верна своему союзническому долгу… Мы должны создать бесполетную зону в Сирии, поскольку Россия не может указывать Соединенным Штатам Америки, когда и где должны летать наши самолеты. У нас также есть ряд союзников на арабском Ближнем Востоке, которые знают, что ИГИЛ им угрожает, но они должны видеть лидерскую поддержку со стороны Соединенных Штатов… мы обладаем самой большой военной силой на планете и все об этом знают».

Свои «два цента» добавил и Бен Карсон: «Мы должны осознать, что Путин пытается на самом деле распространить свое влияние на весь Ближний Восток. Этот регион станет его базой. И мы обязаны противостоять ему эффективно… То, что мы делали до сих пор было крайне неэффективным, но мы не можем просто сдаться. Мы должны взглянуть на эту проблему в более глобальном масштабе. Мы говорим о глобальном джихадизме. И их основное желание – уничтожить нас и разрушить наш образ жизни. Поэтому мы должны говорить о том, как мы можем заставить их выглядеть неудачниками, лузерами. Потому, что они могут приобрести очень большое влияние. Я считаю, чтобы выставить их неудачниками, мы должны разрушить их халифат. Следует подумать, где лучше всего это сделать. Возможно, в Ираке. Там огромное нефтяное месторождение. Нужно забрать его у них. Забрать всю эту территорию. Мы можем это сделать, я считаю, очень просто, я разговаривал по этому поводу с несколькими генералами, и начать свое продвижение оттуда.»

Сенатор Марко Рубио поделился собственными мыслями: «Я полагаю, что мир, в котором Соединенные Штаты являются сильнейшей военной державой, более надежен и привлекателен… Я никогда не встречался с Владимиром Путиным, но я знаю о нем достаточно, чтобы утверждать, что он гангстер. Он в сущности лидер организованной преступной группировки, возглавляющий страну, контролирующий экономику объемом в 2 триллиона долларов. Он проводит стремительное укрепление и перевооружение своей армии, несмотря на катастрофическое положение в экономике страны. Он понимает только язык геополитической силы. И каждый раз, когда он действует где-то в мире, будь то Украина или ранее Грузия, или сейчас Ближний Восток, он поступает так лишь потому, что убежден в слабости… наши союзники в регионе не доверяют нам. Ради всего святого, на ближнем востоке есть только одна проамериканская демократия со свободой предпринимательства, и это Израиль. А наш президент обращается с премьер-министром Израиля с меньшим уважением, чем он оказывает аятолле в Иране… У нас там имеется кровный интерес, и вот почему. Потому что все эти радикальные террористические группировки… они приедут сюда, к нам. Они вербуют американцев, используя социальные сети. И они ненавидят нас не потому, что мы поддерживаем Израиль. Они ненавидят нас из-за наших ценностей. Они ненавидят нас, потому что наши девочки ходят в школу. Они ненавидят нас потому, что женщины в Соединенных Штатах могут водить автомобиль».

Губернатор Джон Кейсич продемонстрировал, что ему лучше было бы оставаться у себя в Огайо, заявив: На Украине нужно вооружить народ, чтобы они могли сами за себя сражаться. В Восточной Европе, мы должны сделать так, чтобы Финляндия и балтийские страны знали, что если Россия начнет войну, мы тоже не останемся в стороне. В Сирии, да, нужна бесполетная зона на севере, у турецкой границы, и еще одна такая зона на юге, у границы с Иорданией. Если кто-то пролетел в первый раз, можно его выпустить. А во второй раз – уже нет. Израиль – наш ближайший союзник в мире, нельзя допускать в дальнейшем его публичной критики, мы должны поддержать их».

Губернатор Джеб Буш, который стремится как-то оживить свою вялую предвыборную кампанию, добавил: «Я бы сказал, что угрозой номер один, стоящей перед США, является исламский терроризм, и возвращаясь к проблеме, с которой мы имеем дело в Ираке, как только мы выводим свои силы, вакуум тут же заполняется экстремистами. Это урок истории, и к сожалению, наш нынешний президент не верит в мировое лидерство Америки. Он не верит в это и непосредственным результатом является халифат размером с штат Индиана, который день за днем наращивает свои силы, чтобы вербовать американцев на нашей же территории. Эта угроза нашей родине связана с фактом, что мы не можем совладать с проблемой террора на Ближнем Востоке. Мы должны обеспечить в Сирии бесполетную зону. Мы должны предоставить поддержку остаткам Сирийской свободной армии, и создать там свободные зоны. Без американского лидерства любая другая страна в этом регионе начинает менять свои приоритеты. Совсем недавно Россия вообще не имела никакого влияния в этом регионе. Таким образом, Соединенные Штаты должны осуществлять свое лидерство невзирая на границы.

Я могу вообразить этих мальчиков и девочек из различных неоконсервативных структур, включая «Инициативу Джона Хэя», Фонд защиты демократий и Американский институт предпринимательства, кратко излагающих взгляды Республиканской партии по внешнеполитическим проблемам. Что за наслаждение наблюдать за кучкой невежественных и нелюбопытных людей, выстроившихся в очередь, чтобы их пустые головы заполнили какой-то бессмыслицей. Карли заслужила приз за самую яростную ненависть и готовность начать войну. Она открыла бы огонь по русским, на земле и в небе. Зачем? Ну, чтобы мы могли летать где хотим.

Впрочем, имелась и некоторая оппозиция в лице сенатора Рэнда Пола, который утверждал, что оборонная политика должна быть обусловлена национальными интересами и соображениями экономической реалистичности, в то время как многие другие кандидаты стремятся обойти друг друга в клевете на Россию и Путина, соревнуясь в жестких выражениях о том, что они сделали бы с ним.

На самом деле, готовность воевать с русскими и персами одновременно всплывала далеко не единожды в ходе дебатов. Однако, представьте на минутку, что война с державой второго эшелона Ираном не будет простой прогулкой, даже если все пойдет точно по плану, а ведь всем известно, что на войне редко так случается. Иран обладает современными системами противовоздушной обороной и военно-морскими ресурсами, которые способны создать полный хаос в узком водном пространстве Ормузского пролива. Любой американский авианосец легко может быть уничтожен. Это было бы повтором худшего опыта Ирака в сочетании с худшим опытом Афганистана, учитывая рельеф и размер территории Ирана, его ресурсы, и готовность воевать.

Однако, оставим Тегеран, поскольку главный фокус, без сомнения сосредоточен на Москве. Загонять Россию и Путина в угол, чтобы он почувствовал, что должен нанести удар первым, со всем имеющимся военным арсеналом, включая тактические ядерные вооружения, было бы проблемой совсем иного уровня и при размышлении об этом в голову немедленно приходит мысль о мировой катастрофе. Даже если бы Россия ограничилась только военными целями, она способна, коротко говоря, пустить ко дну все повсеместно восхваляемые, но весьма уязвимые американские авианосцы, а также вывести из строя спутниковые коммуникационные системы, от которых так зависит современная американская армия. Один ведущий военный аналитик даже полагает, что российская армия лучше подготовлена к наземной войне, чем американская. Полковник Дуглас МакГрегор заявляет, что существует большая вероятность уничтожения американских вооруженных сил.

Многие из вашингтонских политиков, призывающих к конфронтации, утверждают, что Вашингтон и Москва сдерживались в течение долгого времени, доктриной «гарантированного взаимного уничтожения»,  которая означает, что ядерная война бессмысленна, поскольку она приведет к уничтожению обеих стран, а возможно, всего мира. Однако, в последнее время, возможно, у обоих правительств появились советчики, полагающие что ограниченный обмен ядерными ударами может каким-то образом контролироваться, хотя они и понимают, что если начнется эскалация ядерного поединка, удары могут легко переключиться с военных целей на города. Кандидаты-республиканцы явно играют и развлекаются с подобной перспективой, хотя вряд ли осознают возможные последствия.

На самом деле, опасный консенсус в Вашингтоне, согласно которому Россия может по какой-то причине стать объектом военной конфронтации и даже быть дестабилизирована, действительно волнует умы. Это стало догмой для обеих политических партий и даже многих критиков идеи глобальной войны с террором. Балансирование на грани войны с противником, обладающим ядерным потенциалом, как выразился ветеран-дипломат Уильям Полк, «продвигает нас ближе к опасной точке, за которой это оружие может быть на самом деле применено». Трудно понять, почему все обстоит именно так. Россия, как бы то ни было, делает в Сирии полезное дело, и может даже выступить в качестве посредника в каких-то переговорах об урегулировании. При этом ситуация вокруг Украины и Крыма далеко не столь катастрофическая, как пытаются представить американские СМИ. Россия не угрожает ни Соединенным Штатам, ни Восточной Европе, однако если долго и сильно на нее давить, кошмарный сценарий действительно может осуществиться под влиянием страха и бессмысленных слов потенциальных кандидатов в президенты Америки.

Автор: Филип Жиральди – бывший сотрудник ЦРУ, исполнительный директор американской неправительственной организации – «Совет по национальным интересам», сфокусированной на проблемах американской политики на Ближнем и среднем Востоке


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *