Россия и Иран: непростой альянс

Состоявшийся на этой неделе визит Владимира Путина в Тегеран был встречен с огромным энтузиазмом в официальных кругах. Его решение прямо из аэропорта направиться на встречу с Верховным лидером Ирана аятоллой Хаменеи было воспринято с большим одобрением. И судя по всему, совещание прошло весьма успешно, раз такой ветеран, как бывший министр иностранных дел Ирана Али Акбар Велаяти, назвал его «лучшим и самым важным за всю историю Исламской Республики».

_86863878_030275401-1

Президент Путин на пресс-конференции со своим иранским коллегой Рухани

Хотя многие детали остаются неизвестными, в иранских СМИ широко разошлась приписываемая Путину реплика о том, что «в отличие от некоторых, Россия никогда не бьёт союзникам в спину».

Вполне очевидно, что для Тегерана было огромной внешнеполитической удачей получить в сирийской кампании такого сторонника, как Москва. Вступление России принесло огромное облегчение после непростого лета, в течение которого становилось всё яснее, что Иран с его союзниками в лице «Хезболлы» и сирийской армии сражается в поддержку Башара Асада.

Учитывая, что количество погибших в рядах Корпуса стражей исламской революции еженедельно нарастает, решение президента Путина о вступлении России в конфликт стало явно хорошей новостью для Ирана и на сегодняшний день способствовало стабилизации положения сирийского правительства.

Критика в социальных сетях

Однако не все иранцы убеждены в правильности союза с Россией, и визит Путина подтолкнул многих пользователей социальных сетей напомнить соотечественникам о некоторых наименее успешных моментах из недавней истории ирано-российских отношений. Так, один пользователь поднял щекотливый вопрос о серьёзной волоките с бушерской АЭС. Другой написал, что Москва никогда не голосовала против принятия Совбезом ООН резолюций, «превративших жизнь иранцев в ад».

_86872351_008164178-1
Строительство бушерской АЭС сильно затянулось

За подобным скептицизмом стоят непростые отношения между Ираном и Россией, уходящие вглубь веков. Для большинства иранцев русские представляются опасным и непредсказуемым врагом на севере, который в своё время нанёс сокрушительное поражение после жарких битв.

Туркманчайский трактат 1828 года, установивший границы между Персидской и Российской империями, согласно которому России была уступлена большая территория, в персидском языке до сих пор является синонимом несправедливого договора.

Брак по расчёту

Многие сомневаются в том, может ли долго продлиться подобный «брак по расчёту» между двумя государствами со столь непростой историей взаимоотношений. Однако сейчас довольно очевидно, что лидеры России и Ирана рассматривают свой новый союз в качестве наилучшей возможности сохранить влияние в Сирии и в регионе в целом.

_86866253_khamenei
Сообщается, что президент Путин провёл конструктивную встречу с аятоллой Али Хаменеи

Надо отметить, происходит это на фоне того, что напряжённость между Ираном и Саудовской Аравией и не думает спадать. Хотя президент Рухани пообещал обратиться к Саудовской Аравии и улучшить отношения, на этом направлении до сих пор не удалось ни добиться результатов, ни заручиться серьёзной общественной поддержкой. Всё большее число иранцев теперь видит в Саудовской Аравии «врага», который поддерживает ДАИШ и следовательно, представляет непосредственную угрозу для Ирана.

Сила этой враждебности уже такова, что многие рядовые иранцы, которые раньше называли Стражей исламской революции угнетателями, теперь считают их героями, рискующими жизнью ради защиты Ирана и Ближнего Востока от экстремизма ДАИШ.

Если смотреть с этой точки зрения, русские подоспели как раз вовремя, чтобы помочь Ирану в его одинокой борьбе против экстремистов, всё ближе продвигающихся к границам страны. Вмешательство Москвы уже привело к некоторым военным успехам в Сирии, так что новый союз себя оправдывает.

Возможные «линии разлома»

Однако в ближайшие месяцы в отношениях России с Ираном могут возникнуть многочисленные «линии разлома».

Одним из таких вопросов может стать будущее президента Асада. Иран ясно дал понять, что Башар Асад должен остаться, и это не является предметом переговоров. На этой неделе в Тегеране и Владимир Путин, и аятолла Хаменеи вновь заявили о поддержке Асада. Однако ранее Москва намекала, что в какой-то момент может потребоваться больше пространства для манёвра.

Президент Путин прибыл в Иран с большими планами по сотрудничеству и инвестициям в широком диапазоне, от нефтегазовой области до строительства, энергетики и железных дорог. Всё это вызывает большие надежды, но оба государства сейчас переживают экономический спад, так что возможность реализации подобных проектов вызывает вопросы.

Кроме того, некоторые аналитики в России уже предупреждают, что сближаясь с Ираном, а заодно с «Хезболлой» и сирийским правительством, Москве следует проявлять осторожность, чтобы не оттолкнуть суннитские страны и не потерять влияние на всём Ближнем Востоке.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 3,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *