Когда миром управляют алгоритмы

Источник перевод для mixednews – josser

23.08.2011

Если вы ожидали каких-то предупреждений о том, что произойдёт, когда компьютеры окончательно станут умнее нас, ещё раз подумайте.

Не будет никакого успокаивающего голоса в стиле ХЭЛа 9000 (вымышленный компьютер из цикла произведений «Космическая Одиссея» Артура Кларка; прим. mixednews), уведомляющего нас, что в наших человеческих услугах уже нет необходимости.

В действительности, наши электронные владыки уже берут контроль, и делают они это намного более неуловимым способом, чем, бывало, внушала нам научная фантастика.

Предпочитаемое ими оружие – алгоритмы.

За каждой умной интернет-службой стоит в чём-то даже ещё более умный программный код – от интернет-магазинов, высчитывающих, какие книги и фильмы нас могут заинтересовать, до сервисов Facebook по поиску друзей и распознаванию лиц, а также поисковых движков, которые выступают нашими поводырями в сети.

Подпись к изображению: Алгоритмы ширят своё влияние по всему земному шару

Это те невидимые вычисления, которые всё больше и больше контролируют то, как мы взаимодействуем с нашим электронным миром.

На прошедшей в прошлом месяце конференции TEDGlobal эксперт по алгоритмам Кевин Слэйвин сделал один из самых завораживающих докладов, прозвучавших на технологической выставке, в котором предупредил, что «математика, которая используется компьютерами, чтобы решать разные вопросы», проникает в каждый аспект нашей жизни.

Среди примеров, которые он привёл, был робот-пылесос, планирующий самый оптимальный способ выполнения работы по дому, а также алгоритмы онлайн-трейдинга, которые во всё возрастающей степени управляют миром и Уолл-Стрит.

«Мы пишем вещи, которые уже не в состоянии прочесть», – предупредил Слэйвин.

«Мы произвели что-то нечитаемое. И от нас ускользнул смысл того, что на самом деле происходит в этом сотворённом нами мире».

Книга за миллион

Алгоритмы могут быть умнее людей, но это не означает, что у них есть наше чувство перспективы, – недостаток, который всплыл после того, как в этом году робот, устанавливающий цены на Amazon, начал воевать с самим собой.

«Формирование мухи» – книга по молекулярной биологии о пути мухи от яйца до взрослого насекомого – книжка, может, и захватывающая, но практически вне всякого сомнения не заслуживающая ценника в 23,6 миллиона долларов.

Такая цифра держалась на сайте в течение непродолжительного времени после того, как алгоритмы, применяемые на Amazon для установления и обновления цен, начали соревноваться между собой, предлагая наперебой наивысшую цену.

Это лишь лёгкое прикосновение хаоса, который может наступить в случае, когда код становится достаточно сообразительным, чтобы действовать без вмешательства человека, считает м-р Слэйвин.

«Это столкновение беспризорных алгоритмов», – пояснил он.

Подпись к изображению: Книга ненадолго стала одной из самых дорогих в мире

«По мере того, как код всё более усложняется, он протягивает свои щупальца во все аспекты нашего существования, включая и наши культурные предпочтения».

Алгоритмы, используемые кинопрокатным сайтом Netflix, теперь ответственны за 60 процентов дохода сайта, так как мы всё меньше и меньше полагаемся на свои собственные критические способности и устные способы передачи информации, и больше на то, что Слейвин называет «физикой культуры».

Главная роль

Британская фирма Epagogix доводит эту концепцию до её логического завершения, используя алгоритмы определения слагаемых успеха фильма.

Она берёт ряд показателей – сценарий, сюжет, актёров, место съёмок – и всех их обрабатывает вместе с кассовыми сборами схожих фильмов для того, чтобы выяснить, сколько будет выручено денег.

По словам руководителя фирмы Ника Мини, система «помогала студиям принимать решения о том, стоит ли снимать фильм или нет».

Подпись к изображению: У кода своя главная роль в Голливуде

В случае одного проекта – стоимость производства которого определялась в сумме 180 миллионов фунтов стерлингов – алгоритм подсчитал, что фильм принесёт всего 30 миллионов в прокате, означая попросту, что овчинка не стоит выделки.

В отношении другого фильма было установлено, что дорогостоящая актриса, которую студия видела в качестве исполнительницы главной роли, не обеспечит бо́льших поступлений, чем при привлечении менее затратной звезды.

Этот своего рода отстранённый подход к созданию фильмов вызвал раздражение у тех, кто считает, что это противоречит более творческому, естественному способу, при помощи которого, по их предположению, были сняты их любимые фильмы.

М-р Мини категорически преуменьшает роль алгоритмов в Голливуде.

«Кино является результатом действия множества факторов, и говорить, что мы диктуем, какие фильмы снимать, значит приписывать нам больше влияния, чем у нас есть».

«Мы им не говорим, каким должен быть сюжет. Студия использует это как ценную деловую информацию. Мы помогаем людям принимать трудные решения, а почему бы нет?» – оправдывается он.

Несмотря на это, студии, с которыми проработала Epagogix на протяжении последних пяти лет, пожелали остаться неизвестными. Как говорит Мини, это «довольно чувствительная тема».

Секретная приправа

Если бы у алгоритмов была своя аллея славы а-ля Голливуд, первая звезда должна была отойти к Google.

Знаменитый секретный код привёл поисковой гигант к его нынешнему положению одной из самых мощных компаний в мире.

Никто не подвергнет сомнению, что его система намного облегчила поиск в сети, но критики уже давно задаются вопросом, а какой ценой?

В своей книге «Фильтрационный пузырь» Эли Паризер задаётся вопросом, как далеко заходит перелопачивающий информацию алгоритм Google, собирая наши личные данные и, соответственно, придавая всемирной паутине ту форму, которую видим мы.

Между тем, в ходе недавнего исследования психологов в Колумбийском университете было обнаружено, что опора на поисковики фактически меняет образ мышления человека.

«С момента появления поисковых машин мы реорганизуем способ, которым мы храним что-либо в памяти. В деле запоминания наш разум полагается на интернет во многом так же, как мы полагаемся на память друга, члена семьи или сослуживца», – сообщает автор доклада Бетси Спарроу.

Как она утверждает, мы всё больше начинаем помнить не информацию саму по себе, а скорее, где её можно найти.

Чёрный вторник

На финансовых рынках программы во всё возрастающей степени становятся королями, поскольку то, что покупать, а что продавать, решают сложные перемалывающие числа алгоритмы.

На сегодняшний день до 70 процентов торгов на Уолл-Стрит осуществляется при помощи так называемых чёрных ящиков или алготрейдинга.

Это означает, что наряду с услугами заумных трейдеров, банки и брокеры теперь пользуются услугами тысяч заумных физиков и математиков.

Подпись к изображению: Подвиньтесь, трейдеры – к нам приходит Новый Код!

Но подкреплённая человеческим гением программирования машинная точность не гарантирует, что всё пойдёт гладко.

В так называемый Чёрный вторник 6 мая 2010 года в 14 часов 45 минут пятиминутный обвал на рынках породил моментный хаос.

Ответственность за 10-процентное падение индекса Доу Джонса была возложена на недобросовестного трейдера, чьё имя не раскрывается, однако на самом деле винить стоило компьютерную программу, которую он использовал.

Алгоритм за какие-то 20 минут распродал 75 тысяч акций на 2,6 миллиарда фунтов стерлингов, заставляя остальные сверхбыстрые торгующие алгоритмы последовать его примеру.

Совсем как бионические конечности могут повысить силу и выносливость человека, электронный рынок показал свою способность преувеличивать и ускорять незначительные и случайные ценовые колебания.

Никому не удалось точно установить, что же произошло, и рынок восстановился через несколько минут.

Случившийся хаос вынудил регуляторов ввести «выключатели» для приостановки торгов в случае, если машины начнут себя плохо вести.

Алгоритмы Уолл-Стрита могут быть кибер-эквивалентом яппи восьмидесятых, но в отличие от своих человеческих аналогов им не требуется красных подтяжек, сигар и шампанского. Всё, что им нужно – это быстрые каналы связи.

Компания Spread Networks вела строительство одного такого оптоволоконного соединения, уменьшающего время задержки на прохождение сигналом 825-мильного (1327 км) торгового маршрута между Чикаго и Нью-Йорком на три микросекунды (в ряде других источников приводится величина в три миллисекунды; прим. mixednews).

Тем временем трансатлантическая волоконно-оптическая линия между канадской провинцией Новая Шотландия и графством Сомерсет в Великобритании, которую строят прежде всего для удовлетворения потребностей алгоритмических трейдеров, будет пересылать акции из Лондона в Нью-Йорк и обратно за 60 миллисекунд.

«Мы пронзаем Соединённые Штаты при помощи динамита и пил по камню для того, чтобы алгоритм смог заключить сделку на три микросекунды быстрее, и всё для систем связи, которых не увидит ни одна живая душа», – говорит Слэйвин.

Так что пока алгоритмы распространяют своё влияние за границы машин, формируя вокруг них новый ландшафт, возможно, именно сейчас нужно выяснить, каковы их возможности, и есть ли у нас ещё время, чтобы их укоротить.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *