Монголия возвращается в орбиту российской дипломатии

В конце января 2016 года было подписано межправительственное соглашение, предусматривающее списание долга Монголии перед Российской Федерацией на сумму 172 миллиона долларов, что составляло 97 процентов общего объема монгольской внешней задолженности.

mongolia-map2

Прощение долга указывает на сближение Москвы с Улан-Батором на фоне постепенной утраты контроля над другими бывшими советскими республиками в экономической сфере. Кроме того, Монголия представляет растущие возможности для российской деловой активности и сбыта энергетических ресурсов. Использование финансовых инструментов и долговой политики в целях упрочения двусторонних связей и достижения политических целей традиционно является основой российского дипломатического арсенала.

Обвал нефтяного рынка оказал мощное негативное воздействие на российскую экономику. Ее ВВП сократился и многие бывшие советские республики склонны пересмотреть свою экономическую политику и структуру внешнеторговых связей. Страны, тесно связанные с Россией в политическом и экономическом отношениях, серьезно пострадали из-за краха сырьевых рынков и западных санкций в отношении России. Объем денежных переводов трудящихся мигрантов из России в центрально-азиатские страны резко упал, что привело к снижению их ВВП. Замедление российской экономики вынудило Казахстан и Кыргызстан, ближайших союзников России, искать другие возможности для экономического развития.

Казахская национальная валюта тенге обесценилась за последние пять месяцев почти вдвое и обменный курс на 18 февраля 2016 года составлял 352,08 тенге за доллар. Согласно сообщению агентства «Reuters» от 23 февраля экономика Казахстана в текущем году вырастет лишь на 0,5 процента, хотя изначальный прогноз предусматривал рост на 2,1 процента. Казахстан также сократит объем производства нефти до 74 миллионов тонн. Астана обратила свои взгляды к ближневосточным источникам инвестиций, таким как Объединенные Арабские Эмираты. Диверсификация экономических связей Казахстана отражает его стремление стать мостом между Европой и Евразией и расширить круг партнеров.

Сложное финансовое положение породило дискуссию о повышении арендной платы для России, использующей четыре военных и космических объекта на территории Казахстана, включая ракетные испытательные полигоны Сары-Шаган и Эмба. Россия платит за все четыре объекта 24 миллиона долларов в год, что является недостаточным по мнению депутатов казахстанского парламента. В настоящее время Россия также арендует космодром Байканур за 115 миллионов долларов в год согласно договору сроком до 2050 года.

Кыргызстан также аннулировал планы по строительству гидроэлектростанции, поскольку две компании, «Интер РАО» и «РусГидро», ответственные за проект, оказались не в состоянии финансировать завершение работ на ГЭС Камбар-Ата 1. Владимир Путин подписал соглашение о строительстве этой ГЭС в 2012 году и проект предусматривал издержки в объеме 3 миллиарда долларов. Компания «РусГидро» должна была построить четыре малых гидроэлектростанции, общей стоимостью 727 миллионов долларов. Согласно сообщениям агентства «EurasiaNet», власти Кыргызстана пытаются изыскать способ не платить России 40-миллионный долг за ГЭС в регионе Верхний Нарын.

Результаты вступления в Евразийский экономический союз для Кыргызстана выглядят противоречиво. Страна присоединилась к ЕАЭС в основном из-за огромного количества своих мигрантов, работающих в России, с целью укрепления двусторонних отношений и облегчения доступа на традиционные и региональные рынки. Это повлекло за собой рост количества трудящихся мигрантов, которое, по словам министра экономики Кыргызстана Кылычбека Джакыпова достигло 544 тысяч. В 2015 году объем переводов денежных средств трудящимися мигрантами упал на 28,3 процента, причем аналогичный показатель для Таджикистана и Узбекистана сократился вдвое.

С точки зрения внутренней политики, списание долга отвечает интересам правительства Монголии. Ее премьер-министр в январе 2016 года с трудом избежал вотума недоверия, вызванного низкими показателями эффективности монгольской экономики. В 2015 году она выросла лишь на 2,3 процента, что стало самым низким темпом роста после глобального экономического кризиса 2009 года. Падение сырьевых цен, сокращение потока иностранных инвестиций и замедление китайской экономики стали основными факторами экономического спада в Монголии. Среди немногих позитивных сигналов можно назвать завершение переговоров вокруг разрешения на производство работ на месторождении золота «Гатсуурт», а также окончание спора вокруг угольного месторождения Таван-Толгой.

«Совершенно очевидно, что постсоветская Россия избегает стратегического глобального соперничества с Соединенными Штатами Америки… Возможно ли вновь завоевать всемирное уважение без какой-то идеологической основы?» – этот знаменитый вопрос задавал когда-то австрийский профессор Анис Байрактаревич. Что ж, возможно, ответ заключается в возрожденной нефтегазовой дипломатии России.

Прощение долга может оказаться хорошим средством подтолкнуть Монголию к увеличению импорта энергоресурсов из России. В 2014 году Монголия импортировала 91 процент своих нефтепродуктов из России, в том числе бензин, авиационное и дизельное топливо. По состоянию на май 2015 года объем двусторонней торговли между Россией и Монголией сократился на 2,8 процента.

Энергетическая зависимость Монголии делает ее уязвимой перед шоками в области поставок и переменами в российской политике. Так, например, Россия прекратила поставки природного газа Украине из-за напряженности в отношениях и роста антироссийских настроений. В апреле 2011 года Россия сократила объемы поставок дизельного топлива в Монголию из-за внутреннего дефицита, что привело к росту издержек на добычу ископаемых и их транспортировку.

Энергетическая зависимость оказывает влияние на добычу полезных ископаемых и инфраструктуру, которая в Монголии недостаточно развита. Усовершенствованная инфраструктура страны использовалась бы главным образом для экспорта добываемых ресурсов. Монгольская внешнеполитическая доктрина, известная как «политика третьего соседа», продиктована соображениями независимости и контроля над ситуацией внутри страны. Многие опасаются, что китайские и российские строительные проекты сделают добывающую промышленность Монголии более зависимой от этих двух стран. Еще одним аргументом является страх, что «железнодорожное сообщение может сделать Монголию сырьевым придатком Китая и даже облегчить китайское демографическое проникновение в Монголию.

Чтобы избежать энергетической зависимости, Монголии следует расширять свою «политику третьего соседа». Страна должна использовать свой статус демократического государства для укрепления сотрудничества и роста инвестиций из Европейского союза и таких азиатских стран как Япония и Южная Корея. Все остальные «третьи соседи» Монголии являются демократиями. Монголии также необходимо диверсифицировать свою экономику, ослабив доминирование добывающей промышленности и экспорта минеральных ресурсов. Россия, по всей вероятности, воспользуется открывающимися возможностями для укрепления двусторонних связей и усиления своих общих позиций в регионе.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *