Ближневосточный успех России – геополитический вызов для США

После долгих лет вынужденного пребывания в роли стороннего наблюдателя, Россия снова оказалась в центре ближневосточной геостратегической игры. На фоне нерешительной и невнятной политики Соединенных Штатов, продуманное вмешательство России в сирийскую гражданскую войну стало одним из тех редких случаев, когда ограниченное использование жесткой силы в регионе привело к крупномасштабным дипломатическим изменениям.

n00492791-r-b-003

В своем недавнем интервью журналисту «Atlantic» Джеффри Голдбергу американский президент Барак Обама поделился своими взглядами на ряд ключевых внешнеполитических проблем, в том числе касающихся Ближнего Востока. Не скрывая своего пренебрежительного отношения как к европейским союзникам, так и к советникам по национальной безопасности, включая бывшего госсекретаря США Хилари Клинтон, которая поддерживала военную интервенцию в Сирии, Обама был предельно откровенен в своей крайне пессимистической оценке ситуации в этом неспокойном регионе.

По словам Обамы, едва ли Америка способна сделать что-то существенное для стабилизации обстановки на Ближнем Востоке. Он даже заявил, что гордится своим отказом от ультиматума, выдвинутого в 2012 году сирийскому президенту Башару аль-Асаду в связи с применением химического оружия, поскольку его реализация являлась нарушением международного права и не была бы санкционирована Конгрессом США. Это решение, подчеркнул Обама, позволило ликвидировать в сотрудничестве с Россией большую часть сирийского арсенала химических вооружений.

Однако, как подчеркивает Голдберг, решение об отказе от нанесения ударов с воздуха привело также к тому, что Ближний Восток «выскользнул из-под влияния Америки». Действительно, важные стратегические объекты на Ближнем Востоке были потеряны и достались недружественным силам, начиная от России и заканчивая группировкой ДАИШ (ИГИЛ). Если добавить к этому отчуждение близких союзников, многие из которых сомневаются в способности и готовности Соединенных Штатов, сосредоточивших свое основное внимание на Азии, защитить их, утверждение Обамы, что Америка не должна фокусировать свою внешнюю политику на ближневосточном регионе, выглядит просто шокирующим.

Разумеется, ключевой мотив, стоящий за отказом Обамы всерьез вмешаться в ближневосточный конфликт – это страх повторить те же ошибки, которые привели в свое время к увязанию Америки в Афганистане и Ираке. По мнению Обамы, нежелание правительства США «ввязываться в войну с мусульманскими странами» стало результатом усвоенных уроков недавнего прошлого. Однако, Путин только что убедительно доказал, что военное вмешательство на Ближнем Востоке вовсе не обязательно ведет в «болото». В сущности, вопреки всем пессимистическим предсказаниям Обамы, успешная российская операция в Сирии может способствовать продвижению к политическому урегулированию этого затянувшегося конфликта.

Не позволив втянуть себя в долгую и дорогостоящую войну, которая позволила бы Асаду восстановить свой контроль над большей частью сирийской территории, Путин фактически создал тупиковое положение, которое вынуждает как силы режима, так и оппозицию, идти на серьезное взаимодействие в рамках мирных переговоров в Женеве. В этом смысле, по словам представителя сирийской оппозиции Монзера Махуса, решение России о выходе из конфликта «меняет всю ситуацию».

Каким может быть политическое урегулирование? Один из сценариев, который продвигает Россия, связан с созданием федеративного государственного устройства. Следует отметить, что территориальная раздробленность страны, оставленная русскими, на самом деле может стать основой для такого варианта. Алавиты Асада могли бы контролировать территорию на западе Сирии, от Латакии на севере до Дамаска на юге, на северо-востоке образовался бы автономный регион сирийских курдов, в то время как остальная часть страны осталась бы под контролем суннитских оппозиционных сил.

Впрочем, достижение мира – не столь уж близкая перспектива. Иран и Саудовская Аравия, с  подконтрольными им силами в Сирии, по-прежнему придерживаются принципиально различных взглядов на урегулирование конфликта. При этом Турция втянута в собственную войну против курдов, а суннитская оппозиция упорно не желает идти на компромисс. Если бы Асад решился на попытку вернуть Алеппо, суннитские повстанцы наверняка нарушили бы перемирие и взорвали бы весь политический мирный процесс.

Впрочем, даже без достижения политического урегулирования, стратегические достижения Путина заслуживают серьезного внимания. Военная операция России помогла спасти попавшего в беду союзника, Башара аль-Асада, от неминуемого поражения и сохранить российскую авиабазу в Латакии, а также военно-морское присутствие в этой провинции и в порту Тартуса. Эти плацдармы позволят Путину противодействовать контролю США и НАТО в восточном Средиземноморье.

Однако, главным итогом стало то, что Россия закрепила за собой позицию державы, с интересами которой следует считаться на Ближнем Востоке. Учитывая тот факт, что США в основном вынуждены были следовать в фарватере России в сирийском конфликте, начиная с кризиса вокруг химических вооружений Асада, ближневосточные лидеры сегодня ориентируются не на Вашингтон, а на Москву, защищая собственные интересы. Король Саудовской Аравии Салман в этом месяце совершит визит в Кремль для обсуждения экономического сотрудничества на миллиарды долларов. Что же касается заклятого врага Саудовской Аравии, Ирана, старший советник духовного лидера аятоллы Али Хаменеи Али Акбар Велаяти приезжал в Москву в феврале.

Израиль, в свою очередь, в прошлом месяце рисковал спровоцировать дипломатический кризис с Австралией из-за внезапной отмены официального визита президента Реувена Ривлина, который вместо Австралии отправился в Москву для срочной встречи с Путиным. Стоит добавить, что это произошло практически сразу после отмены запланированной встречи премьер-министра Биньямина Нетаниягу с Бараком Обамой в Вашингтоне, причем израильский премьер даже не озаботился официально поставить об этом в известность Белый Дом.

Для Израиля российская военная кампания была благом, поскольку она предотвратила возможность оси Иран-Хезболла-Асад диктовать результаты сирийского конфликта. Полностью координируя свои действия с русскими на сирийском фронте, израильтяне сегодня надеются, что Путин не позволит иранским силам концентрироваться в непосредственной близости от их границы на Голанских высотах, а также поможет вернуть в этот регион наблюдателей ООН.

Можно с уверенностью утверждать, что Путин весьма далек сегодня от восстановления былого ближневосточного влияния Советского Союза, не в последнюю очередь в связи с тем, что возможности России обеспечивать постоянное военное присутствие и вести военные действия за пределами собственных границ существенно ограничены.

Однако, его умелое и эффективное использование военной силы для достижения конкретных и реальных целей в Сирии сделало Россию центральной фигурой для всех крупных игроков на Ближнем Востоке, что, разумеется, создает серьезную геополитическую угрозу для Соединенных Штатов. Следующий американский президент неизбежно будет вынужден пересмотреть региональную политику Соединенных Штатов.

Автор, Шломо Бен-Ами – историк, бывший министр иностранных дел Израиля, в настоящее время президент Международного центра за мир в испанском городе Толедо (TICpax)


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *