F-35 может оказаться не готов к использованию в бою вообще никогда

f-35-may-never-be-ready-960

Программа создания многоцелевого истребителя F-35 оказалась самой дорогостоящей в истории Пентагона. Она была отмечена многочисленными отклонениями от графика работ, масштабными превышениями сметы, и сопровождалась массой критических отзывов. В прошлом месяце ВВС США объявили о достижении своей версией истребителя «начальной боевой готовности», а большинство сообщений прессы комментировали это как сигнал, что программа близка к завершению. Однако, записка, опубликованная руководителем испытательной службы Пентагона, основанная главным образом на данных испытаний военного ведомства, свидетельствовала о том, что победный  рапорт ВВС был, мягко говоря, преждевременным.

Недавний доклад Майкла Гилмора оказался поистине убийственным. Программа F-35 «находится вовсе не на пути к успеху, скорее существует вероятность, что он вообще не достигнет требуемых летных характеристик, за которые Министерство платит почти 400 миллиардов долларов». Эта 16- страничная докладная записка DOT&E раскрывает детали плачевного состояния программы: отставание от графика работ на годы и неспособность достичь даже базовых установленных параметров истребителя.

Управление испытательных полетов Пентагона предупреждает, что F-35 абсолютно не готов к применению в боевых условиях, поскольку он «является неэффективным и неспособным выполнять поставленные задачи в условиях существующих в  настоящее время угроз». На сегодняшний день F-35 мог бы участвовать в боевых действиях только в сопровождении других самолетов, поскольку он «нуждается в поддержке для обнаружения и предотвращения современных угроз, наведения на цель и ведения боя с истребителями противника, в силу весьма существенных изъянов в области летных характеристик и ограниченности боезапаса». По некоторым позициям доклад назвал F-35 даже менее эффективным, чем старые самолеты, которыми уже  располагают вооруженные силы США.

Ограниченная боеспособность

Текущая конфигурация истребителя, предназначенная для ВВС, способна нести только две ракеты воздух-воздух дальнего радиуса действия (и при этом ни одной ракеты малой дальности с инфракрасной головкой самонаведения), а также две бомбы для нанесения ударов по наземным целям. Этот крайне ограниченный запас вооружений является результатом недоработок в программном обеспечении, и не связан с потенциальной (хотя и не подтвержденной в ходе испытаний) способностью самолета нести большее количество вооружений. Дело в том, что дополнительные вооружения вызвали бы необходимость внешнего крепления, что в свою очередь привело бы к снижению антирадарных характеристик и дальности полета.

Следующая версия программного обеспечения Block 3F, которая в настоящее время сталкивается с многочисленными и серьезными проблемами в разработке, должна в конечном итоге позволить F-35 применять более разнообразный арсенал вооружений, изначально намеченный еще в 2001 году. Но этим самолетам предстоят еще годы до начала тактических испытаний, не говоря уж о поступлении на вооружение. На данный момент, если бы F-35 пришлось участвовать в реальном бою, его недостаточный по количеству и разнообразию боезапас означал бы, что лучше бы этот бой оказался коротким.

Еще одним фундаментальным изъяном F-35 является отсутствие боеспособной пушки. Конфигурация самолета Block 3i не обладает возможностью применения пушки, а программное обеспечение, необходимое для этого, входит в конфигурацию Block 3F, разработка которой пока не завершена. Об этой проблеме неоднократно сообщалось ранее. А теперь, как выясняется, существуют сомнения, что самая последняя версия, с который связана единственная возможность использования пушки, будет достаточно точной для ведения эффективного огня по воздушным или наземным целям.

Непосредственная огневая поддержка F-35 угрожает наземным войскам

На фоне продолжающихся споров о непосредственной авиационной поддержке, об одном факте можно говорить с определенностью: F-35 просто не готов выполнять задачу поддержки наземных войск, и более того, имеются серьезные основания полагать, что он никогда не достигнет этой способности.

Доклад DOT&E противоречит фундаментальным аргументам в пользу F-35 в роли самолета непосредственной авиационной поддержки (НАП). Дело в том, что он должен выполнять эту задачу в условиях высокой концентрации сил противовоздушной обороны противника, а эта задача требует высоких антирадарных характеристик.

В настоящее время, способность F-35 выполнять подобные задачи крайне ограничена. Как сказано в докладе, «F-35A в конфигурации Block 3i обладает многочисленными ограничениями, которые делают его менее эффективными в области НАП, чем большинство имеющихся на вооружении истребителей, таких как F-15E, F-16, F-18 и A-10. Как уже упоминалось, F-35, недавно объявленный достигшим «начальной боеспособности», может нести на борту лишь две бомбы, обе слишком большие, чтобы не представлять угрозы для своих же наземных войск. И даже если бы эти бомбы могли быть применены при выполнении задачи НАП, самолету пришлось бы немедленно вернуться на базу для пополнения боезапаса, сделав всего лишь один пролет над подразделениями противника. Существует большая вероятность того, что для 35A такая база будет расположена очень далеко от места схватки, поскольку самолет нуждается в длинной (около 250 метров) бетонной взлетной полосе со сложной логистикой, а это серьезно увеличивает время реагирования НАП.

Поддержка с воздуха своих войск, ведущих бой с противником, является той самой задачей, где отсутствие боеспособной пушки наиболее чувствительно, а F-35 не получит проверенную пушку как минимум до 2019 года. Пушки являются более эффективным оружием в большинстве ситуаций НАП, по сравнению с ракетами (которыми в настоящее время F-35A не обладает) и парой управляемых бомб (которые у  него имеются).

Предполагается, что в конечном итоге F-35 будет применять 25-миллиметровую пушку. Фактор оценки риска для такого оружия – 100 метров. Разумеется, безопасная дистанция зависит от точности системы наведения. Как указано в докладе DOT&E, простое открывание пушечного люка приводит к отклонению самолета в версии ВВС в одну из сторон, что может привести к смещению зоны обстрела либо в направлении своих, либо в сторону от противника.

Впрочем, это предполагает, что F-35 вообще будет в состоянии оставаться над местом схватки достаточно долго, чтобы сбросить бомбы или вести огонь из пушки именно тогда, когда в этом будет необходимость. В то же время F-35 известен своей необычайной прожорливостью, и он сильно зависит от воздушных танкеров, чтобы оставаться в воздухе в течение достаточного времени для оказания поддержки наземным войскам. Согласно докладу, «F-35 обладает высоким расходом топлива и большим временем дозаправки, что увеличивает количество и время дозаправок и снижает общее время в полете.

Синтез данных приводит к «эффекту двоения» в глазах у пилотов

Каждый F-35, как и большинство современных истребителей, обладает радарами, видеокамерами, инфракрасными датчиками, и пассивным приемником РЭБ для обнаружения целей и угроз в воздухе и на земле. Одним из главных выигрышных моментов F-35 является то, что его компьютерная система сводит воедино все данные с внутренних и внешних датчиков, создавая простой комбинированный блок данных по каждой цели каждой угрозе для пилота. Этот единый дисплей данных мгновенно предоставляется всем остальным пилотам подразделения. Предполагается, что таким образом каждый из них будет получать более точную картину целей и угроз в пространстве, окружающем подразделение, и происходить это будет быстро, без необходимости длительного голосового обмена информацией по радио.

Однако, как оказывается, у F-35 возникли сложности с управлением и сведением своих собственных данных, не говоря уж об остальных пилотах подразделения или удаленных средствах разведки. Пилоты-испытатели сообщили, что F-35 создают ложные множественные проекции, когда все их датчики включены. Например, когда радар и инфракрасный сенсор определяют одну и ту же вражескую цель, оба сенсора отображают на экране, вмонтированном в шлем, данные о двух вражеских самолетах. То же происходит в случаях, когда два или более датчиков обнаруживают одну и ту же наземную цель.

Пилоты-испытатели справились с этой проблемой, отключив все датчики кроме одного, чтобы избежать множественной проекции. В докладе DOT&E говорится, что это «неприемлемо в условиях боя и  нарушает базовый принцип сведения данных с различных датчиков для получения точной проекции, способствующей ситуационной ориентации, выявлению и поражению целей».

Итак, характеристика, которую называли одним из главных преимуществ F-35, пока не оправдала ожиданий, и, напротив, стала дополнительной нагрузкой на пилота.

Логистическое программное обеспечение отстает от графика поставок

Еще одним крупным и дорогостоящим компонентом программы F-35 является автоматическая система логистической информации (ALIS), массивная компьютерная система, предназначенная для автоматизации управления полетных операций, диагностики состояния самолета, графика обслуживания и заказа запасных частей. Однако, громоздкая система ALIS продолжает доставлять головную боль сотрудникам программы. Усовершенствованная версия ALIS 2.0.2 должна была поступить к моменту объявления о начальной боевой готовности версии ВВС. Однако, это объявление было сделано без новой версии, которая серьезно отстает от графика, поскольку компания Lockheed оказалась не в состоянии интегрировать данные раздельной системы компьютерной информации двигателя «Pratt and Whitney» в ALIS.

ALIS – массивная сложная система с 24 миллионами линий компьютерного кодирования. Она также требует большого количества оборудования в любой версии применения F-35. Последняя версия оборудования меньше, чем изначальные громоздкие блоки ALIS, однако она по-прежнему требует нескольких дней для установки. Это препятствует возможности быстрого развертывания F-35 и порождает вопросы об общей пригодности самолета к боевому использованию.

Например, когда программа работает, загрузка данных из каждого самолета в  новый наземный компьютер ALIS требует 24 часов. Так что когда F-35 передислоцируется на новую базу, целый день теряется на то, чтобы передать данные в новую систему ALIS. Кроме того, данные с каждого самолета загружаются отдельно. Поэтому если, например,  12 F-35-х с авиабазы «Hill» необходимо подготовить к боевым действиям в новом месте, внесение данных о всем подразделении в систему ALIS займет почти две недели.

Дальнейшая разработка под вопросом

Программой предусмотрено доведение F-35 до полной боеготовности в конфигурации Block 3F к концу 2018 года. Доклад доктора Гилмора сообщает, что хотя в процессе испытаний летных характеристик достигнут определенный прогресс, темпы сильно отстают от намеченного графика. По его оценке полетные испытания нужно будет продолжать по крайней мере в течение года, чтобы «завершить плановые испытания новых характеристик и доработок по сотням уже выявленных недостатков». Таким образом, завершить тактические испытания к концу 2018 года будет просто  невозможно.

Еще более осложняет ситуацию тот факт, что программа теряет испытательный персонал именно в нынешнем критическом положении. Испытательные центры имеют текучесть кадров на нормальном уровне около 20 процентов. Доклад DOT&E сообщает, что недавние увольнения не сопровождались заменой персонала. Доктор Гилмор также информирует, что программа начала увольнять  людей, включая обслуживающий персонал, инженеров и аналитиков. Увольнения приобрели эффект каскада, когда многие пока остающиеся сотрудники ищут новую работу не дожидаясь, пока сами будут уволены.

В настоящее время во всем мире существует 175 действующих F-35-х. В 2017 году Пентагон получит 80 новых самолетов, а в 2018-м – еще сто. Таким образом, 335 истребителей, которые не могут быть использованы в боевых действиях, должны будут вернуться обратно в цеха для серьезных переделок. Тактические испытания и оценки, вероятно, не будут завершены ранее, чем осенью 2021  года, а это означает, что упомянутые 335 самолетов будут непригодны к боевому применению как минимум до 2023 года, а скорее до 2024 или 2025. Другими словами, эти 335 F-35-х (плюс те, что будут выпущены после 2018 года) не смогут участвовать в боевых действиях, по крайней мере еще в течение 7-9 лет.

Перспектива будущих испытаний неопределенная

Наиболее тревожные новости, приведенные в докладе, связаны с тем, что чиновники ВВС и программы F-35, похоже, стремятся к ускорению производства и одновременному замедлению будущих испытаний. Гилмор сообщает, что «планы и финансирование подготовки адекватных испытаний явно тормозятся».

Администрация программы не только не сумела создать адекватный план испытаний, но и профинансировать и испытать оборудование, необходимое собственно для проведения тестов. В докладе указывается, что моделирующее оборудование, необходимое для большинства сложных и реалистичных сценариев тактических испытаний, по-прежнему не готово к своевременным поставкам, несмотря на 15 лет обещаний администрации программы.

Речь идет о верификационном симуляторе, который должен обеспечить совместную работу нескольких ультра-реалистичных испытательных моделей кабины пилота, чтобы можно было проводить тесты тактических сценариев, в которых звено истребителей взаимодействует с большим числом угроз. Это единственный способ проверить многие из характеристик F-35, поскольку раздельные испытания не дают представления о полном спектре и количестве целей и угроз, с которыми может столкнуться подразделение F-35х. Согласно докладу DOT&E, этот симулятор не будет готов к запланированной дате в 2018 году, а возможно, еще в течение двух или более лет.

Последняя честная оценка программы F-35

Этот доклад недвусмысленно разоблачает объявление ВВС США о начальной боевой готовности истребителя как не более чем пропагандистский трюк.

К сожалению, доклад доктора Гилмора может оказаться одной из последних честных оценок программы F-35, которую получат Конгресс, Белый Дом, Министерство обороны и американский народ. Его пост как директора испытательной службы Пентагона Operational Test & Evaluation, был создан президентом США. Гилмор зарекомендовал себя как независимый и принципиальный специалист. Он сопротивлялся соблазну, перед которым большинство, хотя и не все, его предшественники не смогли устоять: действовать в интересах своих будущих нанимателей в оборонной индустрии, подписывая фальшивые планы тактических испытаний или смягчая сообщения о выявленных в ходе испытаний недостатках, чтобы создавать впечатление, что все идет хорошо и тем самым обеспечивать дальнейшее бесперебойное финансирование программы.

Возможно, все так и будет через несколько месяцев. С приходом новой администрации, вполне может быть назначен новый руководитель испытаний. Если этот пост не будет занимать компетентный и достаточно решительный испытатель, не связанный с оборонной промышленностью, мужчины и женщины, которым доведется применять эти вооружения в боевой обстановке, окажутся в опасности, получив негодные инструменты, которые могут стоить им победы и жизни.

На фоне очевидных проволочек, имевших место до сих пор, скептическому наблюдателю вполне можно простить предположение, что ответственные за программу F-35 могут попытаться сократить срок пребывания Гилмора на своем посту.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *