Стоит лезть в медвежью берлогу, только если веришь в загробную жизнь

yemenies-banderas-siria-sana-yemen_lncima20130901_0091_28

В прошлую пятницу Москва предприняла захватывающий дипломатический ход. Она направила Японии приглашение присоединиться к российской гуманитарной миссии в Сирии. Трудно вообразить более благородную инициативу. Выжившие в сирийском аду остро нуждаются в срочном, пусть и временном, облегчении.

Но в то же время, это геополитическая война, и ее участники не отличаются мягкосердечием. Есть кое-что любопытное в этой инициативе Москвы. Во-первых, предложение о сотрудничестве на уровне военных ведомств, адресованное Министерству обороны Японии, несмотря на то, что между двумя странами со времен второй мировой войны даже не существует мирного договора. Во-вторых, Токио настолько удивлен, что даже не может придумать подходящий ответ. И, в-третьих, почему оно направлено далекой Японии, а не соседним Германии или Швеции?

В этом последнем вопросе, возможно, и содержится ключ к ответу. Москва сделала свое предложение Японии всего около десяти дней спустя после того, как высокопоставленный китайский военный чиновник Гуань Юфэй посетил Дамаск с предложением гуманитарной помощи, и военного сотрудничества. Москва дала понять о своем недовольстве в связи с тем, что Пекин не обратился к Дамаску через «соответствующий канал». Официальное издание RBTH (международный проект «Российской Газеты») сразу же набросилось с критикой по поводу мотиваций Пекина. Вот некоторые выдержки из этого материала.

«Пекин, должно быть, сделал ставку на получение выгодных контрактов на строительство в Сирии и предоставление строительных материалов, а также сопутствующих услуг. Безусловно, это свидетельствует о том, что Китай не намерен упускать «дивиденды мира» после стабилизации обстановки в Сирии.

Впрочем, нынешнее напористое поведение Китая в мировых делах и готовность работать в том числе и в горячих точках не объясняется исключительно стремлением к освоению внешних рынков и наводнению их потребительскими товарами, а также к добыче и импорту их минеральных ресурсов. Речь в данном случае идет о чем-то большем.  А именно о том, что Си Цзиьпин назвал новой дипломатией сверхдержавы «с китайским акцентом»… Если так и будет продолжаться, вскоре Китай сможет примерить на себя роль глобального гаранта безопасности. Ближний Восток может оказаться вполне подходящим испытательным полигоном. Хватит ли у Пекина мощи, чтобы нести это нелегкое бремя? Вероятно, да. Во всяком случае, Китай больше не страдает комплексом неполноценности. Он претендует на новый «взрослый» статус».

Подобные замечания выглядят сомнительно в отношении страны, с которой президент Владимир Путин лишь недавно провозгласил «вечную дружбу». Однако, в  таком случае, это означает, что русские нередко ведут себя как собственники, когда речь заходит о странах-клиентах России. (Об этом можно спросить любую страну бывшего Варшавского пакта). Насколько же, должно быть, взбешена Москва, сообщениями о том, что Китай озвучил предложение Дамаску о развертывании в Сирии китайских истребителей для нанесения ударов с воздуха по экстремистским группировкам, связанным с уйгурскими боевиками. Нервозность Москвы вполне объяснима, поскольку зависимость Дамаска от поддержки российских военно-воздушных сил может уменьшиться, если китайская авиация появится в небе над Сирией в рамках сделки, заключенной непосредственно между Сирией и Китаем, в обход России.

Кстати, государственный министр Индии по международным делам Мобашар Джавад Акбар, который является новичком в международной дипломатии, возможно, совершил ту же ошибку, что и адмирал Гуань, осмелившись посетить на прошлой неделе Дамаск, и не поставив в известность Москву.

Полуофициальная российская газета «Правда» обрушилась с жесткой критикой, заявив, что Китай и Индия стремятся подорвать приоритетный статус России в Сирии. Что еще хуже, она высказала подозрения, что Индия действует в качестве агента США, учитывая традиционную дружбу Нью-Дели с семьей Асада.

Авторы статьи в «Правде» возмущены тем, что Россия делает «всю грязную и тяжелую работу» в сирийской войне, а теперь, когда она подходит к концу, Китай и Индия поднимают головы из окопов. Это следует понимать таким образом, что Китай и Индия хотят вытеснить Россию из Сирии, не так ли?

Почему русские столь параноидально подозрительны? Ответ найти совсем не трудно. Сирия действительно обладает большими запасами углеводородов и является потенциальным маршрутом для региональных трубопроводов. А Россия присутствует везде, где есть нефть и газ, так как ее экономика живет за счет экспорта энергоносителей.

Во-вторых, Россия истратила много денег на эту войну и нужно как-то окупать издержки за счет экспорта во время реконструкции сирийской экономики. Но она вряд ли способна конкурировать на этом поприще с китайскими или индийскими компаниями. Российские компании вынуждены обеспечивать прибыльность своего бизнеса за счет межправительственных переговоров.

В-третьих, Москва стремится к такому урегулированию в Сирии, которое не потребует освобождения ее военных баз. Москва стремится к сделке с Вашингтоном, между двумя супердержавами, как в безмятежные дни холодной войны, таким образом, чтобы российские интересы в других областях, таких как Украина, Черное море, Крым, западные санкции и так далее, были защищены.

Разумеется, слишком много поваров – Китай и Индия вдобавок к уже существующим «примадоннам» (Турция, Иран, Саудовская Аравия, Израиль, Катар и т.д) – могут, как говорится, испортить бульон.

На самом деле, некоторая «изжога» уже имеет место, поскольку турецкий президент Реджеп Эрдоган недавно опередил Россию на сирийской шахматной доске. Газета RBHT с иронией прокомментировала, что Кремль недоволен тем, что Турция вошла в Сирию без «координации»  с Москвой. Этот комментарий носит красноречивый заголовок – «Турция пошла дальше, чем обещала, говорит Москва».

Теперь Эрдоган, вероятно, сможет почувствовать, что Москва огорчена таким поведением. Он звонил Путину в пятницу. Однако, Путин тоже непредсказуем, и теперь маловероятно, что он будет смотреть футбольный матч вместе с Эрдоганом на его великолепной вилле на турецкой Ривьере, как предполагалось  ранее.

На самом деле, справедливо изречение: «влезай в медвежью берлогу, если только веришь в загробную жизнь». Это должны знать и Гуань и Акбар, и, возможно, Эрдоган.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (7 голосов, среднее: 3,71 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *