Низкие доходы как запускающий элемент революции часть 2

Источник перевод для mixednews – Света Гоголь

1 часть

Ловушка низкой заработной платы, в которой оказался Китай

Сегодняшний Китай – яркий пример того, как можно добиться экономического роста при помощи недооценённой рабочей силы в своей стране по сравнению с теми странами, куда товар экспортируется.

Теоретически,  социалистическая рыночная экономика Китая стремится к сбалансированной регуляции частного/государственного рынка с участием прямых государственных инвестиций.

Такая политика преследует три основные цели.  Первая — заполнить инвестиционную брешь, образовавшуюся после того, как частный капитал инвестировал в краткосрочные проекты, способные дать требуемую и быструю доходность капитала. Вторая – регулирование рынка для предотвращения самопроизвольного краха. И третья цель – направить экономику на выполнение национальных задач долгосрочного экономического развития нации.

Проекты с прицелом на долгосрочный экономический рост не предполагают получение быстрого дохода, что делает их малопривлекательными для частных инвесторов. Поэтому финансирование проектов долгосрочного роста и развития должно производиться при помощи  государственного кредитования и государственных инвестиций.

Однако, несмотря на кажущийся успех, китайскую экономику нельзя назвать бесперебойным механизмом долгосрочного роста и развития — система регулирования недостаточно развита, рынок далёк от эффективности.

Достичь оптимального соотношения между частным и государственным рынками до сих пор так и не удалось.

В сегодняшнем Китае существуют две обособленные экономики. Одна принадлежит государству, другая управляется частными предпринимателями. Обе эти экономики скорее стараются выжить во враждебном окружении, чем дополняют друг друга.

Экономика, включающая государственные предприятия, несмотря на значительные усовершенствования, всё ещё поражена чумой структурной неэффективности, а экономика частных предприятий в крайней степени неконтролируема.

Что необходимо сделать, так это продолжить повышать производительность принадлежащих государству предприятий.

Путём приватизации этого добиться нельзя. Значительные результаты можно  получить, повышая квалификацию менеджеров и совершенствуя сферу планирования  государственных предприятий. Использование моделей, заимствованных у успешных частных предприятий, тут не годится.

Оценка деятельности государственных предприятий должна базироваться не столько на краткосрочной прибыли, сколько на реальном вкладе предприятия в долгосрочный экономический рост, развитие национальной экономики, восстановление социального благосостояния и экологического баланса.

В то же время, частные предприятия должны обладать высокой гражданской ответственностью и руководствоваться деловой этикой, которая служение нуждам общества и населения ставит выше стремления к максимизации прибыли.

Но самым важным недостатком политики экономического развития Китая трёх последних десятилетий стало его пассивное принятие низкого уровня заработной платы как ключевого конкурентного преимущества для своего экспортного сектора в мировой торговле.

Китайским политикам стоит обратиться к опыту Германии – успешной экспортной экономики с высокими доходами, эффективно работающей на внутреннюю экономику.

Более того, Китай не сможет развивать внутренний рынок, если заработная плата в стране не достигнет уровня, при котором китайские рабочие смогут позволить себе  покупать продукцию, произведённую их собственным трудом.

Экспорт продуктов избыточного производства, оставшихся после удовлетворения внутренних потребностей – это  позитивная экономическая стратегия. И наоборот, экспорт товаров, которые местные рабочие не могут себе позволить на те деньги, которые они заработали, производя эти товары  – стратегия экономически порочная.

Проблема усугубляется ещё и тем, что экспорт выражен в долларах, которые экспортная экономика не может потратить в своей стране без того, чтобы автоматически не вызвать инфляцию.

Эпоха новых монархов

Начиная с середины 15-го века, ряд новых европейских королей, вошедших в историю как «новые монархи», положили основание мирового порядка независимых суверенных государств.

Предполагалось, что введение монархии станет защитой от произвола аристократии для крестьян и нарождающейся буржуазии, которые предпочитали платить налоги королю в обмен на мир и покровительство, и позволили королю занять господствующее положение по отношению к парламенту, который был оплотом аристократии.

Новые монархи ввели централизованное управление своими государствами с постоянными правительствами, благодаря чему в 16-м веке во всём мире наступила эра колонизаций и завоеваний и была подготовлена почва для стремительного экономического роста в Европе.

Но они не сумели понять, что неподвижные доходы населения в этих странах, в конце концов, станут причиной их собственной политической кончины.

Новые монархии сломали законодательную систему «общего права», унаследованную от феодализма, восстановили римское право, которое в то время было заново открыто и активно изучалось в новых университетах Европы. Новые монархи объявляли себя правителями, имеющими права помазанника божьего, и требовали от своих подданных обращаться к ним не иначе как «Ваше величество».

Согласно lex regia (закону о правлении), монарх сам по себе являлся воплощением воли и благополучия народа, чем и обеспечивалось соблюдение принципа salus populi suprema lex (да будет высшим законом благосостояние народа). Монарх мог издавать законы и вводить их своей собственной властью независимо от исторически сложившихся традиций или свобод по принципу quo principi placuit legis habet vigorem (что угодно повелителю, то имеет силу закона); подразумевалось, что закон монарха отстаивает народное благополучие.

Поскольку роль монархов преподносилась как роль защитников народа от притеснения и насилия со стороны аристократии, абсолютизм новых монархов обрёл законную силу. От имени всех своих субъектов новые монархи объявили себя законными верховными правителями, наделёнными свыше божественным правом. В отличие от феодала – аристократа, первого среди равных, абсолютный монарх находился над аристократией.

Однако в тот период, когда устаревшая феодальная социально-экономическая структура разрушалась, когда формировались новые экономические отношения между разными слоями феодального общества, повышение доходов простых людей в новой, нарождающейся рыночной экономике вызывало недовольство аристократии. Поэтому  они приветствовали волну революций, которая, в конце концов, и низвергла эти новые монархии.

Идеи, связанные с новой монархией, распространились от Франции до Испании и Англии. Они были популярны и в Священной Римской Империи, и на германских землях с той разницей, что в отличие от трёх сословий новых монархий запада, на германских землях новый монархизм принял форму княжеств, герцогств, владений маркграфов, епархий и аббатств.

Во главе Священной Римской империи стоял император, который избирался семью выборщиками. В 1356 году императором был избран австрийский эрцгерцог из династии Габсбургов. После этого Габсбурги оставались самой могущественной монаршей династией в Европе до окончания Тридцатилетней войны,  которая началась в 1618-м и закончилась в 1648-м году.

Реформация и появление национальных государств

Протестантство, такое, каким его видел Мартин Лютер (1483-1546) было революционным, потому что его учение предусматривало не только переустройство всего, что касалось злоупотреблений церкви – утверждалось, что неправда кроется в Римско-католической церкви самой по себе, окажись она даже чиста настолько, насколько чисты её идеалы.

Протестанты намеревались не просто очистить средневековую церковь от поруганий, каким она подвергалась в эпоху Возрождения. Их целью было  ниспровержение католицизма и замена его новой церковью, основанной на истинных библейских принципах – принципах, которые устанавливаются не церковными священнослужителями, но исключительно совестью каждого конкретного верующего.

Этот дух децентрализации власти в теологии был воспринят нарождающимися германскими правителями  как политическая музыка. Властители княжеств Священной Римской Империи благосклонно принимали идеи Лютера и использовали их  для контроля над религиозной жизнью в своих границах.

Протестантские реформы в Священной Римской Империи переплелись с социальной и политической революцией.  Император Карл V был вынужден защищать веру, так как только внутри христианского католического мира Священная Римская империя обретала законность и даже смысл.

Стремление императора подавить Лютера воспринималось княжествами внутри Священной Римской как угроза для своей собственной политической свободы.

Свободные имперские государства и династические государства северной Германии настаивали на ius reformandi (право на реформы), то есть на праве устанавливать свою собственную религию. Они стали лютеранами и секуляризовали (то есть конфисковали) собственность церкви.

Восход и падение германских государств

Священная Римская Империя под властью династии Габсбургов расширилась от Испании на западе до Польши и Венгрии на востоке, включая чехов Богемии, франкоговорящее население современной Бельгии, Лотарингии, восточной Бургундии и западной Швейцарии.

На востоке основное население составляли германцы и германоязычные народы. Но для Священной Римской Империи язык был менее важен, чем религия. Кроме того, к 17-му веку протестантизм уже прочно утвердился в империи.

В 1500-х годах германские земли были наиболее развитыми частями Европы. И всё же, до 1600 года свидетельства отсталости и провинциальности ещё просматривались.

Развитие германского языка замедлилось. Германская литература, по сравнению с итальянской, французской, или даже английской, также находилась в застое. В то время, как и католики и кальвинисты поддерживали межнациональные связи и с интересом читали книги зарубежных авторов, написанные на других языках и содержавшие свежие идеи, лютеране страдали от собственной ксенофобии и добровольной изоляции.

Количество учащихся в германских университетах, как католических, так и протестантских, неуклонно снижалось, поскольку интеллектуальные силы общества пожирались воинственной догмой.

Коммерция в южной Германии и Рейнской области находилась в запустении. Это было связано с перенесением торговых путей из континентальной центральной Европы к берегам Атлантики.

Устье Рейна контролировала Республика Соединённых провинций. Балтийская торговля росла, но старые германские ганзейские города от этого не выиграли, потому что Балтийский залив находился под контролем короля  Дании, в то время как король Швеции контролировал побережье Балтийского моря.

Эти монархи пользовались преимуществами торговли с Данией и англичанами, чего германские города были лишены. Германские банкиры, такие как Фуггеры,  потеряли своё превосходство, так как рынки капитала переместились в Западную Европу.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Латвия:

    … на счёт того , что китайцам нужно брать пример с немцев… мол обеспечивать себя качественным товаром, производить этот товар максимально эффективно( то есть один китаец контролирует работу …ну скажем десяти роботов ), а излишек экспортировать… так вот — если в этот процесс втянется всё работоспособное население, то этот качественный излишек покроет землю таким толстым слоем, что для человека места не останется, и к тому же все остальное население планеты может смело курить бамбук… только вот вопрос: кто этому остальному населению будет платить и за что? На этот вопрос нынешняя финансовая система ответа не даёт… или есть вариант — 6 миллиардов уничтожить, оставить 1 миллион китайцев, которые будут эффективно работать… а остальной золотой запас человечества курить бамбук…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *